авторефераты диссертаций www.z-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

ШУМИЛОВ

Евгений Григорьевич

УЧАСТИЕ ОРЕКСИНОВ СТРУКТУР РАСШИРЕННОЙ МИНДАЛИНЫ

В ПОДКРЕПЛЯЮЩЕМ ДЕЙСТВИИ НАРКОГЕНОВ

14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология

03.03.01 – физиология

Автореферат на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Санкт-Петербург

2015

2

Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном

научном учреждении «Институт экспериментальной медицины»

Федерального агентства научных организаций

Научные руководители:

доктор медицинских наук профессор Петр Дмитриевич Шабанов

доктор биологических наук профессор Андрей Андреевич Лебедев

Официальные оппоненты:

Саватеева-Любимова Татьяна Николаевна, доктор медицинских наук,

профессор, Федеральное государственное бюджетное учреждение «Научно-

исследовательский

институт

гриппа»

Министерства

здравоохранения

Российской Федерации, лаборатория безопасности лекарственных средств,

ведущий научный сотрудник

Якимовский Андрей Федорович, доктор медицинских наук, профессор,

Государственное

бюджетное

образовательное

учреждение

высшего

профессионального

образования

«Первый

Санкт-Петербургский

государственный

медицинский

университет

им.

И.П. Павлова»

Министерства здравоохранения Российской Федерации, кафедра нормальной

физиологии, заведующий

Ведущая организация:

Государственное

бюджетное

образовательное

учреждение

высшего

профессионального

образования

«Северо-Западный

государственный

медицинский

университет

им.

И.И.

Мечникова»

Министерства

Здравоохранения Российской Федерации

Защита диссертации состоится «02» февраля 2016 года в 13.00 ч на заседании

совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д215.002.07 на

базе ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия им. С.М. Кирова» МО

РФ по адресу: 194044, г. Санкт-Петербург, ул. Академика Лебедева, 6.

С

диссертацией

можно

ознакомиться

в

фундаментальной

научной

библиотеке

ФГБВОУ

ВПО

«Военно-медицинская

академия

им.

С.М. Кирова» МО РФ и на веб-сайте по ссылке htthp//www.vmeda.mil.ru

Автореферат разослан «____» ________ 2015 года

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук профессор

Борис Николаевич Богомолов

3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования

Посылкой для выполнения настоящей работы послужили данные о

возможном

вовлечении

рецепторов

орексина

1-го

типа

(OX1R),

локализованных в структурах расширенной миндалины головного мозга, в

механизмы подкрепления и зависимости от аддиктивных средств. Системе

расширенной миндалины (центральное ядро миндалины, прилежащее ядро,

ядра

шва

конечной

полоски,

безымянная

субстанция)

принадлежит

координирующая роль в формировании эмоциональных, обусловленных

стрессом реакций, основными медиаторами в ней рассматриваются дофамин,

глутамат, а также ряд нейроактивных пептидов (CRF, орексины, грелин,

нейрокинины и др.) (Кооb G.F., 2009; Любимов А.В., 2012; Шабанов П.Д.,

Лебедев А.А., 2012; Шабанов П.Д. и др., 2014). Структурно система

расширенной миндалины состоит из стриатоподобных ГАМК-ергических

клеток и содержит большое количество кортиколиберина (кортикотропин-

рилизинг гормона, или CRF) и чувствительных к нему рецепторов. Она

рассматривается как основа экстрагипоталамической системы CRF, влияя на

стресс-зависимое

поведение,

инициируя

эмоционально-мотивированные

ответы и опосредуя анксиогенные эффекты CRF (Кооb G.F., 2009; Шабанов

П.Д. и др., 2014). Исследованиями последних лет доказана высокая

плотность OX1R в структурах расширенной миндалины (Gotter A.L. et. al.,

2012).

Нейропептиды

гипоталамуса

орексины

(наряду

с

другими

нейропептидами) участвуют в механизмах подкрепления и пищевого

поведения. Показано также участие орексинов в механизмах пробуждения

(arousal) и поддержания уровня бодрствования (Boutrel B., De Lecea L., 2008).

Нейропептиды головного мозга орексин А и орексин В (или гипокретин-1 и

гипокретин-2, соответственно) образуются исключительно в гипоталамусе и

действуют по типу нейромедиаторов на два связанных с G-белком рецептора,

получивших название рецепторов орексина 1-го и 2-го типов (OX1R и OX2R)

(Mahler S.V. еt al., 2012). При этом найдено, что механизмы пробуждения и

регуляции уровня бодрствования в большей степени связаны с активацией

OX2R, в то время как регуляция системы положительного подкрепления – с

активацией OX1R (Akanmu M.A., Honda K., 2005; Aston-Jones G. еt al., 2010;

Smith R.J., Aston-Jones G., 2012). Это предполагает возможность разработки

фармакологических средств, избирательно вовлекающих OX1R или OX2R

подтипы рецепторов орексинов, для лечения аддикции и расстройств сна,

соответственно (Gotter A.L. еt al., 2012).

Степень разработанности темы

Показана

тормозная

роль

антагонистов

OX1R

в

эффектах

поведенческой сенситизации, условной реакции предпочтения места и

реакции самовведения психостимуляторов (Morgan H.J. et al., 2012). Однако

механизмах подкрепления и поведенческих компонентов зависимости

ряда психоактивных средств (фенамин, МК-801, тримеперидин).

Цель и задачи исследования

от

Целью исследования было изучение значения рецепторов орексина

OX1R структур расширенной миндалины (центральное ядро миндалины,

ядро ложа конечной полоски, медиальный отдел прилежащего ядра) для

реализации

механизмов

подкрепления

и

зависимости

от

некоторых

4

исследование эффектов антагонистов OX1R затруднительно из-за их

пептидной

структуры

и

проблем

проникновения

через

гематоэнцефалический барьер (ГЭБ). В то же время не определено значение

орексинов в механизмах подкрепления и зависимости, тем более, в

механизмах

функционирования

системы

расширенной

миндалины,

запускающей

позитивную

эмоциогенную

реакцию,

в

том

числе

и

опосредованных наркогенами. В настоящей работе мы исследовали действие

антагониста

рецепторов

орексина

OX1R

SB-408124

на

вызванную

психоактивными

средствами

активацию

реакции

самостимуляции

латерального гипоталамуса при введении препаратов в желудочки мозга и

при их локальном введении в структуры расширенной миндалины (ядро ложа

конечной полоски, центральное ядро миндалины и медиальный отдел

прилежащего ядра). Это позволяло уточнить роль рецепторов орексина в

у крыс.

наркогенов

Задачи исследования

1) Исследовать структурно-функциональную организацию структур

системы расширенной миндалины (центральное ядро миндалины, ядро ложа

конечной полоски, медиальный отдел прилежащего ядра) для реализации

механизмов

подкрепления

в

тесте

самостимуляции

латерального

гипоталамуса у крыс.

2) Исследовать реакцию самостимуляции латерального гипоталамуса

при активации (орексин А) и блокаде рецепторов орексина OX1R (SB-

408124)

в

структурах

расширенной

миндалины

(центральное

ядро

миндалины, ядро ложа конечной полоски, медиальный отдел прилежащего

ядра) головного мозга крыс.

3) Исследовать участие рецепторов орексина OX1R ядер ложа

конечной полоски, центрального ядра миндалины и прилежащего ядра в

спонтанной и активированной реакции самостимуляции латерального

гипоталамуса после внутриструктурного и внутрижелудочкового введения

агонистов и антагонистов рецепторов орексина OX1R у крыс.

4) Оценить значение структур расширенной миндалины (центральное

ядро миндалины, ядро ложа конечной полоски, медиальный отдел

прилежащего ядра) головного мозга для реализации подкрепляющих свойств

ряда наркогенов (фенамин, МК-801, тримеперидин) у крыс.

5) Провести фармакологический анализ взаимодействия рецепторов

орексина и дофамина на уровне структур расширенной миндалины

5

(центральное ядро миндалины, ядро ложа конечной полоски и медиальный

отдел прилежащего ядра) в реализации подкрепляющих эффектов наркогенов

(фенамин, МК-801, тримеперидин) у крыс.

Научная новизна

В результате проведенных исследований получены новые данные о

некоторых общих механизмах формирования зависимости от психоактивных

средств в эксперименте на основе изучения роли орексинов в наркогенных

эффектах психостимуляторов (фенамин, МК-801) и гипноседативных средств

(тримеперидин). Показано, что орексин А модулирует подкрепляющие

(наркогенные) свойства данных психоактивных веществ через структуры

расширенной миндалины (центральное ядро миндалины, ядра ложа конечной

полоски и медиальный отдел прилежащего ядра). В механизмы этой

модуляции вовлекаются рецепторы орексина OX1R и дофамина, которые

опосредуют

прямую

активацию

латерального

гипоталамуса

через

специфические

проводящие

пути

(передний

вентральный

мозговой

дофаминергический пучок). Блокируя OX1R в структурах расширенной

миндалины, можно устранить подкрепляющие эффекты антагониста NMDA

МК-801, а также значительно снизить эффекты фенамина и тримеперидина.

В то же время системная блокада OX1R при введении их антагониста SB-

408124 в желудочки мозга оказывает менее выраженный эффект в сравнении

с внутриструктурным введением. Антагонист OX1R SB-408124 потенцирует

тормозящие эффекты антагониста D2-рецепторов дофамина сульпирида (5

мг/кг, в/бр), который сам в этой дозе не влияет на реакцию самостимуляции.

Совместное введение антагониста OX1R SB-408124 и сульпирида подавляет

психоактивирующее действие фенамина, МК-801 и тримеперидина на

реакцию самостимуляции. Предполагаемым молекулярным механизмом

данного

феномена

можно

рассматривать

образование

димерной

(гетеромерной) структуры между орексиновым OX1R и дофаминовым D2-

рецептором на мембранах нейронов головного мозга, выявленного в отделе

нейрофармакологии им. С.В.Аничкова ФГБНУ «ИЭМ». Данный феномен

усиления (потенцирования) антинаркотического действия антагонистов

орексина и дофамина важен для разработки методов биологической

профилактики зависимости от разных наркогенов, суть которой состоит в

поиске

и

изучении

средств,

устраняющих

или

уменьшающих

подкрепляющие свойства наркогенов.

Теоретическая и практическая значимость

Полученные

результаты

позволяют

методически

обосновать

и

адекватно оценить подкрепляющие свойства орексинов и их антагонистов в

экспериментальных

условиях

с

помощью

относительно

простых

поведенческих тестов, основанных на изучении безусловного подкрепления

(самостимуляция

латерального

гипоталамуса)

у

крыс.

Наибольшей

эффективностью действия обладал антагонист OX1R рецепторов SB-408124

при локальном введении в ядро ложа конечной полоски и центральное ядро

6

миндалины. После введения в боковой желудочек SB-408124 обладал

меньшей

эффективностью

действия

на

подкрепляющие

свойства

аддиктивных средств. На фоне блокады рецепторов орексина антагонистом

OX1R SB-408124, введенным в боковой желудочек, ядро ложа конечной

полоски, центральное ядро миндалины и прилежащее ядро, исследуемые

психоактивные средства (фенамин, МК-801 и тримеперидин) снижали свое

активирующее

действие

на

реакцию

самостимуляции

латерального

гипоталамуса. Антагонист OX1R SB-408124 наиболее выраженно блокирует

подкрепляющие свойства антагониста NMDA рецепторов МК-801, и в

меньшей степени – эффекты непрямого адреномиметика фенамина и

агониста опиоидных рецепторов тримеперидина. Локальное введение

антагониста

OX1R

SB-408124

в

структуры

системы

расширенной

миндалины

может

направленно

подавлять

механизмы

центрального

действия психостимуляторов и гипноседативных средств. В связи с этим

антагонисты

орексина

типа

SB-408124

могут

рассматриваться

как

возможные перспективные средства профилактики и лечения зависимости

от соответствующих аддиктивных средств.

Методология и методы исследования

Методология

исследования

состояла

в

изучении

у

крыс

подкрепляющих свойств психоактивных веществ, оцененных с помощью

метода электрической самостимуляции латерального гипоталамуса в камере

Скиннера. Животным (крысам) стереотаксически вживляли электроды для

электрического

раздражения

зон

положительного

подкрепления

латерального гипоталамуса и направляющие микроканюли для введения

веществ в структуры расширенной миндалины. По окончании всех опытов

производили морфологический контроль локализации кончиков электродов.

На основании изменений параметров электрической самостимуляции (числа

нажатий

педали,

включающей

стимуляцию,

и

порогов

силы

тока,

необходимой

для

реализации

реакции

самораздражения),

выявляли

особенности подкрепляющего действия психоактивных веществ. Проводили

фармакологический

анализ

самостимуляции

с

использованием

ряда

вводимых системно наркогенов (фенамин, МК-801, тримепиридин) и

агонистов и антагонистов рецепторов орексина и дофамина, вводимых

локально в структуры мозга. Исследования выполнены с соблюдением всех

правил доказательной медицины.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Структурно-функциональной

основой

подкрепления

в

тесте

самостимуляции латерального гипоталамуса у крыс является система

структур расширенной миндалины (центральное ядро миндалины, ядро ложа

конечной полоски, медиальный отдел прилежащего ядра). Орексиновые

пептиды структур расширенной миндалины прямо не участвуют в

обеспечении эмоционального реагирования при исследовании феноменов

7

самостимуляции головного мозга, но опосредует дофаминергические и

глутаматные механизмы подкрепления.

2. На фоне блокады рецепторов орексина OX1R антагонистом SB-

408124 в структурах расширенной миндалины психоактивные средства

(фенамин, МК-801 и тримеперидин) снижают свое активирующее действие

на реакцию самостимуляции латерального гипоталамуса. В связи с этим

антагонисты орексина могут рассматриваться как возможные перспективные

средства профилактики и лечения приема аддиктивных средств.

3.

Наибольшей

антагонистической

активностью

в

отношении

психоактивирующего действия фенамина, МК-801 и тримеперидина SB-

408124 обладает при локальном введении в ядро ложа конечной полоски и

центральное ядро миндалины. После введения в желудочки мозга и

медиальный отдел прилежащего ядра антагонист OX1R SB-408124 выявляет

меньший эффект в отношении подкрепляющих свойств исследованных

наркогенов.

4. Антагонист рецепторов орексина OX1R SB-408124 потенцирует

тормозящее действие антагониста D2-рецепторов дофамина сульпирида (5

мг/кг, в/бр), который сам в этой дозе не влияет на реакцию самостимуляции.

Совместное

введение

SB-408124

и

сульпирида

устраняет

психоактивирующее

действие

фенамина,

МК-801

и

фенциклидина,

трансформируя его в депрессантный тип реагирования.

Степень достоверности и апробация материалов исследования

Степень

достоверности

определяется

большим

количеством

экспериментальных животных (145 крыс, которым вживляли электроды в

мозг), рандомизацией и формированием групп сравнения и активного

контроля,

адекватными

поведенческими,

фармакологическими

и

морфологическими

методами

исследования,

длительными

сроками

наблюдения и корректными методами статистической обработки.

Реализация результатов. Материалы исследования используются в

лекционном

курсе

кафедры

фармакологии

и

кафедры

нормальной

физиологии Военно-медицинской академии имени С.М. Кирова МО РФ,

кафедры фармакологии Северо-Западного государственного медицинского

университета им. И.И. Мечникова МЗ РФ, кафедры фармакологии Санкт-

Петербургского

государственного

медицинского

педиатрического

университета МЗ РФ, кафедры нервных болезней и психиатрии и кафедры

специализированной

терапии

Института

медицинского

образования

Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого

МОН РФ. Работа выполнена в соответствии с плановыми научно-

исследовательскими разработками ФГБНУ «Институт экспериментальной

медицины».

Материал

диссертации

вошел

в

грантовые

разработки

Российского фонда фундаментальных исследований РАН (РФФИ №13-04-

00186).

8

Апробация результатов. Материалы, вошедшие в диссертацию,

доложены на Всероссийской научной конференции «Экспериментальная и

клиническая фармакология: научные чтения», посвященной 90-летию со дня

рождения профессора А.А. Никулина (Рязань, 2013), Всероссийской научной

конференции

с

международным

участием

«Фармакологическая

нейропротекция», посвященная 90-летию Отдела нейрофармакологии им.

С.В. Аничкова Института экспериментальной медицины СЗО РАМН (Санкт-

Петербург, 2013), 26-м международном конгрессе Европейского общества

нейропсихофармакологии (ECNP, Барселона, 2013), научных заседаниях

отдела нейрофармакологии им. С.В. Аничкова

ФГБНУ «Институт

экспериментальной медицины» (2014-2015). Работа рассмотрена и одобрена

комитетом по этике ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины».

Апробация диссертации прошла на совместном заседании отдела

нейрофармакологии им. С.В. Аничкова и физиологического отдела им.

И.П. Павлова ФГБНУ «Институт экспериментальной медицины».

Публикации. По теме диссертации опубликованы 3 статьи в журналах,

рекомендованных ВАК, и 10 тезисов.

Личный вклад автора. Личный вклад автора осуществлялся на всех

этапах

работы

и

состоял

в

планировании

экспериментов,

их

непосредственном

выполнении,

обработке

полученных

результатов,

обсуждении

результатов,

написании

статей

и

тезисов,

написании

диссертации и автореферета. Участие автора в выполнении, сборе и анализе –

95%, статистической обработке – 100%, в написании статей и тезисов – 90%,

написании диссертации и автореферата – 95%.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения,

обзора литературы, описания материалов и методов исследования, главы

результатов

собственных

исследований,

включающей

4

подраздела,

обсуждения полученных результатов, выводов, практических рекомендаций,

списка литературы. Работа изложена на 103 страницах машинописного

текста, иллюстрирована 5 рисунками и 16 таблицами. Библиографический

указатель содержит 154 наименования, в том числе 30 отечественных и 124

иностранных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Глава 1 представляет собой обзор литературы и описывает физиологию и

фармакологию орексинов и их участие в механизмах подкрепления (С.14-39).

Глава 2 включает описание основных методических приемов, которые были

использованы при выполнении диссертации (С.40-48).

Глава 3 объединяет результаты собственных исследований автора (С.49-71).

Глава 4 представляет собой обсуждение полученных результатов (С.72-83).

В заключении приведены выводы (С.84-85), практические рекомендации

(С.86) и список использованных литературных источников (С.87-103).

9

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Выбор животных. Опыты выполнены на 145 крысах самцах Вистар

массой

200-220

г,

полученных

из

питомника

«Рапполово»

РАМН

(Ленинградская область). Температура воздуха поддерживалась в пределах

20-22°C, относительная влажность – 50–70%. Животных содержали при

свободном доступе к воде и пище в условиях инвертированного света 8.00-

20.00. Все опыты проведены в осенне-зимний период.

Вживление электродов и канюль в мозг крысам проводили под

нембуталовым наркозом (50 мг/кг) с использованием стереотаксического

прибора

фирмы

«Medicor»,

Венгрия.

Билатерально

в

латеральное

гипоталамическое ядро вживляли нихромовые монополярные электроды в

стеклянной изоляции (диаметр электрода 0,25 мм, длина оголенного кончика

0,25-0,30 мм, его толщина 0,12 мм) по следующим координатам: АР = 2,5 мм

назад от брегмы, SD = 2,0 мм латерально от сагиттального шва, Н = 8,4 мм от

поверхности черепа (König K.P., Klippel A.A., 1963; Дробленков А.В., 2006).

Индифферентный электрод из нихромовой проволоки закрепляли на черепе

животного. Все электроды коммутировались на микроразъеме, который

фиксировался на черепе самотвердеющей пластмассой.

Металлические

направляющие

канюли

из

нержавеющей

стали

диаметром 0,2 мм вживляли униполярно в правое центральное ядро

миндалины одновременно с гипоталамическими электродами по следующим

координатам: АР = 2,8 мм назад от брегмы, SD = 3,9 мм латерально от

сагитального шва, Н = 8,2 мм от поверхности черепа, либо в правое ядро

ложа конечной полоски по координатам: АР =0,5 мм назад от брегмы, SD =

1,5 мм латерально от сагитального шва, Н = 6,7 мм от поверхности черепа,

либо в правое прилежащее ядро по координатам: АР = 2,2 мм вперед от

брегмы, SD = 1,2 мм латерально от сагиттального шва, Н = 6,5 мм от

поверхности черепа, согласно атласу K.P. König и A.A. Klippel (1963).

Канюли фиксировали на черепе животного самотвердеющей пластмассой и

после операции закрывали специальным колпачком, который временно

снимали для введения веществ в структуру мозга. При внутриструктурном

введении веществ в направляющие вставляли металлические микроканюли

диаметром 100 мкм, кончик которых был на 0,2 мм длиннее направляющей.

Поведенческие эксперименты начинали не ранее 10 дней после

операции. По окончании всех опытов производили морфологический

контроль локализации кончиков электродов на серии фронтальных срезов

мозга, которые окрашивали по методу Ниссля, предварительно производили

коагуляцию через вживленные электроды током силой 1 мА в течение 30 с.

Методы самораздражения. Для воспроизведения самораздражения

мозга у крыс использовали классический вариант изучения самостимуляции

мозга в виде педальной самостимуляции в камере Скиннера. Через 10 дней

после вживления электродов в мозг крыс обучали нажимать на педаль в

камере Скиннера для получения электрического раздражения мозга

(прямоугольные импульсы отрицательной полярности, длительностью 1 мс, с

10

частотой 100 Гц, в течение 0,4 с, пороговыми значениями тока в режиме

«фиксированных пачек» – FR1). Для повторного раздражения животное было

вынуждено вновь нажимать на педаль. Анализировали частоту и пороги

реакции самостимуляции. Фармакологические препараты вводили на 3-й

день эксперимента после стабилизации реакции.

Регистрировали число нажатий на педаль в течение 10 мин

эксперимента, затем производили внутриструктурную микроинъекцию

препарата и через 15-20 мин повторно регистрировали число нажатий на

педаль за 10-минутный интервал времени. В дополнительных сериях

экспериментов исследовали порог возникновения реакций нажатия на

педаль. После определения значений силы тока, когда наблюдаются первые

изменения в поведении животного, производили ступенчатое повышение

тока с шагом в 5 мкА. В камере Скиннера подавали ток в навязанном режиме

(серии прямоугольных импульсов отрицательной полярности, длительностью

1 мс, с частотой 100 Гц, в течение 0,4 с, интервалы между сериями импульсов

0,5 с) нарастающими порциями (priming stimulation) с интервалом 30 с

длительностью по 5 с до появления стойких нажатий педали. Процедуру

поиска пороговых значений силы тока повторяли 2 раза. Затем повышали

силу тока на 10% от пороговых значений, когда наблюдали выраженную

реакцию

самостимуляции,

и

снижали

ток

порциями

(шаг

5

мкА

длительностью 30 с) до появления отказа от нажатий педали. Процедуру

поиска пороговых значений силы тока также повторяли 2 раза. При

совпадении

значений

силы

тока,

полученных

с

использованием

нарастающего и снижающего режимов, его считали порогом реакции

самостимуляции. Затем производили внутриструктурную микроинъекцию

препарата и через 15-20 мин повторно производили поиск порога реакции

самостимуляции.

Для

нейрофармакологического

анализа

использовали

психомоторный

стимулятор

фенамин

(1

мг/кг),

антагонист

NMDA-

рецепторов МК-801 (3 мг/кг), агонист опиоидных рецепторов тримеперидин

(3 мг/кг) и антагонист D2-рецепторов дофамина сульпирид (5мг/кг), которые

вводили

внутрибрюшинно

за

30

мин

до

тестирования

реакции

самостимуляции (после определения фоновых ее значений). Орексин А,

разведенный в дистиллированной воде, и антагонист рецепторов орексина

OX1R SB-408124 (Sigma, США), разведенный в диметилсульфоксиде

(ДМСО), вводили внутриструктурно в ядро ложа конечной полоски,

центральное ядро миндалины, медиальный отдел прилежащего ядра и в

правый боковой желудочек через вживленную в эти мозговые структуры

канюли. Орексин А и SB-408124 (1 мкг) вводили в объеме 1 мкл с помощью

микроинъектора СМА-100 (Швеция) в течение 30 с за 15-20 мин до

тестирования после определения исходных значений самораздражения

латерального гипоталамуса. Учитывая хронический характер эксперимента

(продолжительность опыта в среднем 30-40 дней для каждой крысы),

фармакологические агенты вводили через канюли каждому животному

повторно с интервалом не менее 5 дней между введениями таким образом,

11

что одна прооперированная крыса получала одно и то же фармакологическое

вещество 3-4 раза. Каждый раз перед введением вещества определяли

фоновые значения реакции самостимуляции, которые квалифицировали как

контрольные значения для данного опыта. Учитывали общее число опытов

(их было 10-12 для каждого вещества), а не только число исследованных

животных.

Статистическая обработка результатов. Выборка для каждого

вещества составила не менее 10-12 опытов. Для статистической обработки

полученных количественных данных и построения графиков применяли

пакеты программ GraphPadPrizm v.5, SPSS SigmaStat 3.0 и Minitab 14. Для

оценки

соответствия

распределений

случайных

величин

гауссовым

применяли критерий нормальности Колмогорова–Смирнова. Для сравнения

контрольной и экспериментальных групп использовали непараметрический

критерий Вилкоксона для парных сравнений.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Исследование действия орексина и антагониста орексина при введении

в желудочки мозга на подкрепляющие свойства психоактивных веществ

Крысам

самцам

Вистар

вживляли

биполярные

электроды

в

латеральный гипоталамус для изучения реакции самостимуляции в камере

Скиннера и микроканюли в правый боковой желудочек для изучения

центральных эффектов действия орексина (5 мкл на инъекцию) на

подкрепляющие свойства фармакологических веществ.

Исследования показали, что при системном введении фенамин (1 мг/кг,

в/бр) на 49,5%, МК-801 (3 мг/кг) на 64,2%, тримеперидин (3 мг/кг) на 51,8%,

сульпирид (5 мг/кг) на 12,3% повышали частоту нажатий педали в камере

Скиннера (т.е. число нажатий педали за 10 мин) при регистрации реакции

самостимуляции латерального гипоталамуса. В то же время сульпирид (20

мг/кг) на 49,3% снижал частоту реакции самостимуляции и на 38% повышал

пороги реакции самостимуляции (табл. 1).

В дальнейших исследованиях мы использовали только низкую дозу

сульпирида, не вызывающего снижения реакции самостимуляции и блокады

психоактивирующего действия фенамина. Параллельно изменялись и пороги

реакции самостимуляции. Например, в случае введения фенамина 1 мг/кг

пороги снижались с 143,2±14,4 мкА в контроле до 115,0±19,4 мкА после

инъекции препарата (р0,05), в случае введения МК-801 (3 мг/кг) – c 82,9±9,1

мкА в контроле до 61,6±8,3 мкА после инъекции препарата (р 0,05), а при

применении тримеперидина (3 мг/кг) – с 60±4,9 мкА в контроле до 50±3,1

мкА после применения препаратов (р0,05).

Напротив, орексин (1 мкг, в/ж) достоверно не менял основных

показателей при регистрации реакции самостимуляции в камере Скиннера

(как числа нажатий на педаль, так и порогов реакции самостимуляции). При

этом антагонист OX1R SB-408124 (1 мкг, в/ж) и его комбинация с орексином

Сульпирид 20 мг/кг,

в/бр

Фенамин 1 мг/кг, в/бр +

Сульпирид 20 мг/кг в/бр

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

Фенамин 1 мг/кг, в/бр +

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

SB-408124 5 мкг, в/ж +

Фенамин 1 мг/кг, в/бр

SB-408124 1 мкг, в/ж +

Фенамин 1 мг/кг, в/бр +

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

165,3±8,8

97,1±13,3*

100%

58,7%

135,4±7,3

140,6±21,3

100%

103,8%

175,9±7,8

197,6±21,3

100%

112,3%

220,4±11,9

326,5±21,3*

100%

148,1%

139,9±9,5

157,0±19,1*

100%

112,2%

89,4±8,1

123,4±8,5*

100%

138%

122,5±9,1

128,6±8,3

100%

105%

92,4±9,1

103,6±8,3

100%

112,1%

63,9±9,1

57,6±8,3

100%

90,1%

118,8±21,5

102,6±10,5

100%

86,4%

12

(1 мкг, в/ж) при внутрижелудочковом введении также достоверно не меняли

основных показателей реакции самостимуляции в камере Скиннера (как

числа нажатий на педаль, так и порогов самостимуляции).

Таблица 1

Действие фенамина, сульпирида и антагониста OX1R SB-408124, введенного

в желудочки мозга, а также их комбинаций на реакцию самостимуляции

латерального гипоталамуса у крыс

Вещество, доза

Число нажатий на педаль

Пороги самостимуляции

за 10мин

(мкА)

до

после

до

после

введения

введения

введения

введения

Фенамин 1 мг/кг, в/бр

144,6±22,4

216,2±20,4*

143,2±14,4

115,0±19,4*

100%

149,5%

100%

80,3%

111,0±10,3

115,0±20,5

60,0±6,2

58,0±9,7

100%

103,6%

100%

96,7%

Примечание. Введение в/бр – внутрибрюшинно, в/ж – в боковой желудочек

мозга. *р0,05 в сравнении с соответствующим контролем.

На фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг, в/ж) фенамин

снижал свое психоактивирующее действие с +49,5% до +12,2% по частоте

самостимуляции, не влияя на пороги самостимуляции. Сульпирид (5 мг/кг,

в/бр) на фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (5 мкг, в/ж)

блокировал психоактивирующее действие фенамина с +49,5% до +3,6% (см.

табл. 1). На фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг, в/ж) МК-

801 (3 мг/кг в/бр) не проявлял своего активирующего действия на

самостимуляцию

как

по

частоте

самостимуляции,

так

по

порогам

самостимуляции. Сульпирид (5 мг/кг, в/бр) на фоне блокады OX1R

антагонистом SB-408124 (1 мкг, в/ж) также блокировал активирующее

действие МК-801. На фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг,

в/ж) тримеперидин (3 мг/кг, в/бр) снижал свое активирующее действие на

самостимуляцию с +51,8% до +31,8% по частоте самостимуляции,

13

достоверно не влияя на пороги самостимуляции. Сульпирид в низкой дозе (5

мг/кг в/бр) на фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг, в/ж)

также снижал активирующее действие тримеперидина (3 мг/кг, в/бр) с

+51,8% до +6,2%, проявляя тенденцию к потенцированию тормозного

эффекта SB-408124 на самостимуляцию.

Таким образом, при системном введении фенамин, МК-801 и

тримеперидин неизменно повышали подкрепляющие свойства реакции

самостимуляции латерального гипоталамуса. Применение низкой дозы

сульпирида (5, но не 20 мг/кг) не вызывало снижения фоновых значений

реакции самостимуляции и не блокировало психоактивируюшие свойства

непрямого адреномиметика фенамина. Орексин также не менял основных

показателей реакции самостимуляции. При этом антагонист OX1R SB-

408124 и его комбинация с орексином при внутрижелудочковом введении

также достоверно не меняли основных показателей самостимуляции. На

фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг, в/ж) фенамин, МК-801

и тримеперидин снижали свое активирующее действие на реакцию

самостимуляции. Сульпирид в низкой (5 мг/кг, в/бр) дозе, которая не

вызывает подавления реакции самостимуляции, на фоне блокады OX1R

антагонистом SB-408124 (1 мкг, в/ж) устранял активирующее действие

фенамина, МК-801 и тримеперидина.

Исследование действия орексина и антагониста орексина при введении

в ядро ложа конечной полоски на подкрепляющие свойства

психоактивных веществ

Крысам

самцам

Вистар

вживляли

биполярные

электроды

в

латеральный гипоталамус для изучения реакции самостимуляции в камере

Скиннера и микроканюли в правое ядро ложа конечной полоски для

изучения центральных эффектов действия орексина (1 мкл на инъекцию) и

его антагониста на подкрепляющие свойства фармакологических веществ.

Исследования подтвердили, что при системном введении фенамин,

МК-801 и тримеперидин неизменно повышают подкрепляющие свойства

электрической стимуляции зоны «награды» латерального гипоталамуса (р

0,05). Параллельно снижались пороги реакции самостимуляции (р0,05), что

также указывает на повышение подкрепляюших свойств электрической

стимуляции. Сульпирид в малой дозе (5 мг/кг) не вызывал существенных

изменений параметров реакции самостимуляции в камере Скиннера (т.е.

числа нажатий педали за 10 мин и изменения пороговых значений силы тока

для

возникновения

продолжительных

реакций

нажатия

педали

при

самостимуляции). В данном разделе мы не использовали высокую дозу

сульпирида (20 мг/кг), вызывающую существенное снижение реакции

самостимуляции и блокаду психоактивирующего действия фенамина.

После введения орексина (1 мкг) в ядро ложа конечной полоски число

нажатий педали проявляло лишь тенденцию к снижению (-17,2%) без

изменения порога самостимуляции, то есть орексин достоверно не менял

Вещество, доза

МК-801 3 мг/кг, в/бр

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

МК-801 3 мг/кг, в/бр +

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

SB-408124 1 мкг, BNST +

МК-801 3 мг/кг, в/бр

SB-408124 1 мкг, BNST +

МК-801 3 мг/кг, в/бр +

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

Число нажатий на педаль

за 10 мин

Пороги

самостимуляции

(мкА)

до

после

до

после

введения

введения

введения

введения

82,5±11,9

100%

175,9±7,8

100%

80,0±12,1

100%

54,8±12,2

100%

135,5±21,3**

82,9±9,1

61,6±8,3*

164,2%

100%

74,3%

197,6±21,3

92,4±9,1

103,6±8,3

112,3%

100%

112,1%

14

основных показателей реакции самостимуляции в камере Скиннера (как

числа нажатий на педаль, так и порогов реакции самостимуляции). При этом

антагонист OX1R SB-408124 (1 мкг) и его комбинация с орексином (1 мкг)

при введении в ядро ложа конечной полоски также достоверно не меняли

основных показателей реакции самостимуляции в камере Скиннера (табл. 2).

Таблица 2

Действие МК-801, сульпирида и антагониста OX1R SB-408124, введенного в

ядро ложа конечной полоски, а также их комбинаций на реакцию

самостимуляции латерального гипоталамуса у крыс

139,0±25,2** 80,0±10,2

173,8%

100%

60,0±7,2

75,0%

48,0±4,9

133,3%

57,5±4,2

108,1%

38,0±18,2**

69,3%

36,0±5,8

100%

53,2±6,8

100%

320,6±24,2 131,7±11,5**

100%

41,1%

Примечание. Введение в/бр – внутрибрюшинно, BNST – в ядро ложа

конечной полоски. *р0,05; **р0,01 в сравнении с соответствующим

контролем.

На фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в

ядро ложа конечной полоски, фенамин полностью блокировал свое

психоактивирующее действие с +49,5% до -21,7% (т.е. общего снижения на

71,2%) по частоте самостимуляции, при этом пороги самостимуляции

проявляли тенденцию к возрастанию (на 18,5%). Сульпирид (5 мг/кг, в/бр) на

фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в ядро

ложа

конечной

полоски,

полностью

блокировал

психоактивирующее

действие фенамина с +49,5% до -44,6% (т.е. общего снижения на 94,1%) по

частоте самостимуляции, при этом пороги самостимуляции повышались с

50,8±6,2 до 65,5±5,9 мкА (р0,05). МК-801 (3 мг/кг, в/бр) на фоне сульпирида

(5 мг/кг в/бр), подобно фенамину, активировал реакцию самостимуляции, как

по частоте самостимуляции, так и по порогам самостимуляции. На фоне

на

реакцию

самостимуляции

в

депрессантный

тип

тримеперидина

реагирования.

15

блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в ядро ложа

конечной полоски, МК-801 (3 мг/кг, в/бр) достоверно не проявлял своего

активирующего действия на самостимуляцию по частоте самостимуляции,

снижая ее на 30,7% (р0,01). При этом пороги возрастали с 36±5,8 до 48±4,9.

Сульпирид (5 мг/кг, в/бр) на фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг),

введенного в ядро ложа конечной полоски, также блокировал активирующее

действие МК-801, снижая число нажатий на педаль на 58,9%, при этом

пороги самостимуляции достоверно не возрастали (см. табл. 2).

Тримеперидин (3 мг/кг, в/бр) на фоне сульпирида (5 мг/кг, в/бр),

подобно фенамину и МК-801, активировал самостимуляцию мозга, как по

частоте самостимуляции, так и по порогам самостимуляции. На фоне

блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в ядро ложа

конечной полоски, тримеперидин (3 мг/кг, в/бр) не проявлял своего

активирующего действия на самостимуляцию по частоте самостимуляции,

даже снижая ее на 26,3%, без существенных изменений порогов реакции

самостимуляции. Сульпирид (5 мг/кг, в/бр) на фоне блокады OX1R

антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в ядро ложа конечной полоски,

также блокировал активирующее действие тримеперидина, снижая его на

55,5%, при этом пороги возникновения нажатий педали при самостимуляции

достоверно возрастали с 50±2,8 до 58,3±1,67 мкА (р0,05).

Таким образом, низкая доза сульпирида (5 мг/кг) не вызывала

снижения фоновых значений реакции самостимуляции и активирующего

действия на систему положительного подкрепления как фенамина, так МК-

801 и тримеперидина. Орексин не менял основных показателей реакции

самостимуляции. При этом антагонист OX1R SB-408124 и его комбинация с

орексином при введении в ядро ложа конечной полоски также достоверно не

меняли основных показателей самостимуляции. На фоне блокады OX1R

антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в ядро ложа конечной полоски,

фенамин, МК-801 и тримеперидин не проявляли своего активирующего

действия на реакцию самостимуляции. Сульпирид в низкой дозе (5 мг/кг,

в/бр), которая не вызывает подавления реакции самостимуляции, на фоне

блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в ядро ложа

конечной полоски, существенно угнетал активирующее действие фенамина,

МК-801 и тримеперидина. Более того, совместное введение антагониста

OX1R SB-408124, введенного в ядро ложа конечной полоски, и антагониста

D2-рецепторов дофамина сульпирида в низкой дозе (5 мг/кг, в/бр)

трансформирует

активирующее

действие

фенамина,

МК-801

и

16

Исследование действия орексина и антагониста орексина при введении

в центральное ядро миндалины на подкрепляющие свойства

психоактивных веществ

Крысам

самцам

Вистар

вживляли

биполярные

электроды

в

латеральный гипоталамус для изучения реакции самостимуляции в камере

Скиннера и микроканюли в правое центральное ядро миндалины для

изучения центральных эффектов действия орексина (1 мкл на инъекцию) и

его антагониста на подкрепляющие свойства фармакологических веществ.

Как уже отмечалось выше, при системном введении фенамин, МК-801

и

тримеперидин

неизменно

повышают

подкрепляющие

свойства

электрической

стимуляции

латерального

гипоталамуса

(р0,05)

со

снижением порогов реакции самостимуляции (р0,05), что также указывает

на

повышение

подкрепляюших

свойств

электрической

стимуляции

латерального гипоталамуса. Сульпирид в малой дозе (5 мг/кг) не вызывал

существенных изменений параметров реакции самостимуляции в камере

Скиннера (т.е. числа нажатий педали за 10 мин и изменения пороговых

значений силы тока для возникновения продолжительных реакций при

самостимуляции). Исследуемые психоактивные средства (фенамин, МК-801

и тримеперидин) на фоне сульпирида в малой дозе (5 мг/кг) не вызывали

существенных изменений их стимулирующего действия на реакцию

самостимуляции латерального гипоталамуса.

Орексин (1 мкг), введенный в центральное ядро миндалины,

достоверно не менял основных показателей при регистрации реакции

самостимуляции в камере Скиннера (как числа нажатий на педаль, так и

порогов реакции самостимуляции). При этом антагонист OX1R SB-408124 (1

мкг) и его комбинация с орексином (1 мкг), введенных в центральное ядро

миндалины,

также

не

меняли

основных

показателей

реакции

самостимуляции.

На фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в

центральное

ядро

миндалины,

фенамин

не

проявлял

своего

психоактивирующего действия, снижая число нажатий педали на 23,5%

(р0,05). При этом пороги самостимуляции проявляли тенденцию к

возрастанию. Сульпирид (5 мг/кг, в/бр) на фоне блокады OX1R SB-408124 (1

мкг),

введенным

в

центральное

ядро

миндалины,

блокировал

психоактивирующее действие фенамина, снижая число нажатий педали на

40,1% (р0,05), тем самым трансформируя активирующее действие фенамина

на реакцию самостимуляции в депрессантный тип реагирования (табл. 3).

На фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг), введенного в центральное

ядро миндалины, МК-801 (3 мг/кг, в/бр) не проявлял своего активирующего

действия на самостимуляцию по частоте самостимуляции, снижая при этом

число нажатий педали на 34,7%, тем самым трансформируя активирующее

действие MK-801 на реакцию самостимуляции в депрессантный тип

реагирования. Сульпирид (5 мг/кг, в/бр) на фоне OX1R SB-408124 (1 мкг)

также блокировал активирующее действие MK-801, снижая число нажатий

Вещество, доза

Число нажатий на

педаль за 10мин

Пороги

самостимуляции

(мкА)

до

после

до

после

введения

введения

введения

введения

Тримеперидин 3 мг/кг, в/бр

251,0±11,9

100%

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

175,9±7,8

100%

Тримеперидин 3 мг/кг, в/бр + 241,0±13,2

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

100%

381,0±31,1*

151,8%

197,6±21,3*

112,3%

348,0±35,4*

144,4%

60,0±4,9

50,0±3,1*

100%

83,3%

92,4±9,1

103,6±8,3

100%

112,1%

60,0±4,8

50,0±5,1*

100%

83,3%

56,3±6,5

65,0±9,5

100%

115,5%

56,3±5,9

63,8±9,3

100%

113,3%*

17

педали в 2 раза (р 0,01) и также трансформируя активирующее действие

MK-801 на реакцию самостимуляции в депрессантный тип реагирования.

При этом пороговые значения силы тока, необходимые для реализации

реакции самостимуляции латерального гипоталамуса, повышались с 51,0±3,2

до 60±3,65.

Таблица 3

Действие тримеперидина, сульпирида, антагониста OX1R SB-408124,

введенного в центральное ядро миндалины, а также их комбинаций на

реакцию самостимуляции латерального гипоталамуса у крыс

SB-408124 1 мкг, в/ам +

Тримеперидин 3 мг/кг, в/бр

SB-408124 1 мкг, в/ам +

Тримеперидин 3 мг/кг, в/бр

+ Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

111,0±9,4

83,1±7,8*

100%

74,9%

115,0±9,3

67,1±5,4*

100%

58,3%

Примечание. Введение в/бр – внутрибрюшинно, в/ам – в центральное ядро

миндалины. *р0,05 в сравнении с соответствующим контролем.

На фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг), введенного в центральное

ядро миндалины, психоактивирующие эффекты тримеперидина (3 мг/кг,

в/бр) на частоту реакции самостимуляции снижались на 25,1% (р0,05). При

этом пороги самостимуляции возрастали с 56,3±6,45 до 65,0±9,45. Сульпирид

в низкой дозе (5 мг/кг, в/бр) на фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг)

устранял подкрепляющие свойства тримеперидина (3 мг/кг в/бр), снижая

частоту реакции самостимуляции на 41,7%, тем самым потенциируя

тормозный эффект антагониста OX1R SB-408124 на самостимуляцию. При

этом пороги самостимуляции достоверно возрастали (р0,05).

Таким образом, орексин, введенный в центральное ядро миндалины, не

менял основных показателей реакции самостимуляции. При этом антагонист

OX1R SB-408124 и его комбинация с орексином при введении в центральное

ядро миндалины также достоверно не меняли основных показателей

18

самостимуляции. На фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг), введенным в

центральное ядро миндалины, фенамин, МК-801 и тримеперидин не

проявляли своего активирующего действия на реакцию самостимуляции.

Сульпирид в низкой дозе (5 мг/кг, в/бр), которая не вызывает подавления

реакции самостимуляции, на фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг),

введенного

в

центральное

ядро

миндалины,

полностью

устранял

активирующее действие фенамина, МК-801 и тримеперидина. Более того,

совместное

введение

антагониста

OX1R

SB-408124,

введенного

в

центральное ядро миндалины, и антагониста D2-рецепторов дофамина

сульпирида в низкой дозе (5 мг/кг, в/бр) трансформирует активирующее

действие фенамина, МК-801 и тримеперидина на реакцию самостимуляции в

депрессантный тип реагирования. Интересно, что для трансформации

активирующего действия фенамина, МК-801 и тримеперидина на реакцию

самостимуляции в депрессантный тип реагирования достаточно было

применения только блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг),

введенным

в

центральное

ядро

миндалины,

даже

без

применения

сульпирида.

Исследование действия орексина и антагониста орексина при его

введении в прилежащее ядро на подкрепляющие свойства

психоактивных веществ

Крысам

самцам

Вистар

вживляли

биполярные

электроды

в

латеральный гипоталамус для изучения реакции самостимуляции в камере

Скиннера и микроканюли в правое прилежащее ядро для изучения

центральных эффектов действия орексина (1 мкл на инъекцию) и его

антагониста на подкрепляющие свойства фармакологических веществ.

Еще раз подчеркнем, что исследуемые психоактивные вешества

(фенамин, МК-801 и тримеперидин) неизменно повышают подкрепляющие

свойства

электрической

стимуляции

зоны

«награды»

латерального

гипоталамуса (р0,05) с параллельным снижением порогов реакции

самостимуляции (р0,05). Сульпирид в малой дозе (5 мг/кг) не вызывал

достоверных изменений параметров реакции самостимуляции в камере

Скиннера. Исследуемые психоактивные средства (фенамин, МК-801 и

тримеперидин) на фоне сульпирида в малой дозе (5 мг/кг) не вызывали

достоверных

изменений

их

стимулирующего

действия

на

реакцию

самостимуляции латерального гипоталамуса (табл. 4).

Орексин (1 мкг), введенный в медиальный отдел прилежащего ядра,

достоверно не менял основных показателей реакции самостимуляции в

камере Скиннера (как числа нажатий на педаль, так и порогов реакции

самостимуляции). При этом антагонист OX1R SB-408124 (1 мкг) и его

комбинация с орексином (1 мкг), введенные в медиальный отдел

прилежащего ядра, также достоверно не меняли основных показателей

реакции самостимуляции в камере Скиннера (как числа нажатий на педаль,

так и порогов самостимуляции).

введения

введения

введения

введения

Фенамин 1 мг/кг, в/бр

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

Фенамин 1 мг/кг, в/бр +

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

SB-408124 1 кг, в/акум +

Фенамин 1 мг/кг, в/бр

SB-408124 1 мкг, в/акум +

Фенамин 1 мг/кг, в/бр+

Сульпирид 5 мг/кг, в/бр

144,6±22,4

100%

175,9±7,8

100%

220,4±11,9

100%

113,0±7,6

100%

112,0±6,4

100%

216,2±20,4*

149,5%

197,6±21,3*

112,3%

326,5±21,3*

148,1%

143,2±24,4

115,0±29,4*

100%

80,3%

19

На фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг), введенным в медиальный

отдел

прилежашего

ядра,

фенамин

умеренно

снижал

свое

психоактивирующее

действие

с

+49,5%

до

+35,4%

по

частоте

самостимуляции, не влияя на пороги самостимуляции. Сульпирид (5 мг/кг,

в/бр) на фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг), введенного в медиальный

отдел

прилежашего

ядра,

блокировал

психоактивирующее

действие

фенамина с +49,5% до +14,3%.

На фоне блокады OX1R SB-408124 (1 мкг), введенного в медиальный

отдел прилежашего ядра, МК-801 (3 мг/кг, в/бр) снижал свое активирующее

действие на самостимуляцию по частоте самостимуляции с +64,2% до

+21,5%, при этом пороги реакции самостимуляции проявляли тенденцию к

снижению (-8,3%). Сульпирид (5 мг/кг, в/бр) на фоне блокады OX1R SB-

408124 (1 мкг), введенного в медиальный отдел прилежашего ядра,

блокировал активирующее действие МК-801 с +64,2% до +9,8%.

Таблица 4

Действие фенамина, сульпирида и антагониста OX1R SB-408124, введенного

в прилежащее ядро, а также их комбинаций на реакцию самостимуляции

латерального гипоталамуса у крыс

Вещество, доза

Число нажатий на педаль

Пороги самостимуляции

за 10мин

(мКа)

до

после

до

после

92,4±9,1

100%

63,9±9,1

100%

103,6±8,3

112,1%

57,6±8,3

90,1%

50,0±7,1*

88,8%

55,0±6,27

91,7%

153,0±7,65**

56,3±4,35

135,4%

100%

128,0±5,52

60,0±4,1

114,3%

100%

Примечание. Введение в/бр – внутрибрюшинно, в/акум – в прилежащее ядро.

*р0,05; **р0,01 в сравнении с соответствующим контролем.

На фоне блокады OX1R антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в

медиальный отдел прилежашего ядра, тримеперидин (3 мг/кг, в/бр) снижал

свое активирующее действие на самостимуляцию с +51,8% до +29,3% по

частоте самостимуляции, достоверно не влияя на пороги самостимуляции.

Сульпирид в низкой дозе (5 мг/кг, в/бр) на фоне блокады OX1R SB-408124 (1

мкг), введенного в медиальный отдел прилежашего ядра, также снижал

20

активирующее действие тримеперидина (3 мг/кг в/бр) с +51,8% до +9,7%,

проявляя тенденцию к потенцированию тормозного эффекта антагониста

OX1R SB-408124 на самостимуляцию.

Таким образом, фенамин, МК-801 и тримеперидин неизменно

повышали подкрепляющие свойства реакции самостимуляции латерального

гипоталамуса. Низкая доза сульпирида (5, но не 20 мг/кг) не вызывала

снижения фоновых значений реакции самостимуляции и не блокировала

психоактивируюшие

свойства

непрямого

адреномиметика

фенамина.

Орексин также не менял основных показателей реакции самостимуляции при

введении в прилежащее ядро. Антагонист OX1R SB-408124 и его

комбинация с орексином при введении в прилежащее ядро также достоверно

не меняли основных показателей самостимуляции. На фоне блокады OX1R

антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в прилежащее ядро, фенамин,

МК-801 и тримеперидин снижали свое активирующее действие на реакцию

самостимуляции. Сульпирид в низкой дозе (5 мг/кг, в/бр), которая не

вызывает подавления реакции самостимуляции, на фоне блокады OX1R

антагонистом SB-408124 (1 мкг), введенным в прилежащее ядро, также

достоверно

снижал

активирующее

действие

фенамина,

МК-801

и

тримеперидина

Следовательно, орексин может модулировать оценку стресса и

вероятность достижения положительного подкрепления. В настоящей работе

описаны структурно-функциональные мишени действия орексина, которыми

являются исследуемые структуры системы расширенной миндалины, и

нейрохимические звенья действия нейропептида на ЦНС. Введение орексина

и его антагониста в систему расширенной миндалины может направленно

влиять

на

механизмы

центрального

действия

психостимуляторов

и

гипноседативных средств. В связи с этим антагонисты орексина могут

рассматриваться как возможные перспективные средства профилактики и

лечения вызванного стрессом (зло)употребления аддиктивных средств.

Совместное введение антагониста OX1R SB-408124 и антагониста D2-

рецепторов

дофамина

сульпирида

в

низких

дозах

трансформирует

активирующее действие фенамина, МК-801 и тримеперидина на реакцию

самостимуляции в депрессантный тип реагирования. Таким образом, для

реорганизации

центральных

механизмов

направленной

коррекции

аддиктивных расстройств рекомендуется использовать комбинированное

применение низких концентраций антагонистов рецепторов орексина OX1R

типа SB-408124 и селективных антагонистов D2-рецепторов дофамина типа

сульпирида.

21

ВЫВОДЫ

1. Структурно-функциональной

основой

подкрепления

в

тесте

самостимуляции латерального гипоталамуса у крыс является система

структур расширенной миндалины, в которую входят центральное ядро

миндалины, ядро ложа конечной полоски, медиальный отдел прилежащего

ядра.

2. Система орексиновых пептидов структур расширенной миндалины

прямо не участвуют в обеспечении эмоционального реагирования при

исследовании феноменов самостимуляции головного мозга, но опосредует

дофаминергические и глутаматные механизмы подкрепления.

3. Введение антагонистов рецепторов орексина OX1R в структуры

системы расширенной миндалины может направленно влиять на механизмы

центрального действия психостимуляторов и гипноседативных средств с

наркогенным потенциалом. Это дает основание рассматривать антагонисты

орексина как возможные перспективные средства профилактики и лечения

аддиктивных расстройств.

4. Наибольшей

антагонистической

активностью

в

отношении

психоактивирующего

действия

фенамина,

МК-801

и

тримепиридина

обладает антагонист рецепторов орексина OX1R SB-408124 при локальном

введении в ядро ложа конечной полоски и центральное ядро миндалины.

После введения в боковой желудочек и медиальный отдел прилежащего ядра

антагонистическая эффективность SB-408124 на подкрепляющие свойства

аддиктивных средств снижается.

5. На фоне блокады рецепторов орексина OX1R антагонистом SB-

408124, введенным в желудочки мозга или структуры расширенной

миндалины (ядро ложа конечной полоски, центральное ядро миндалины и

медиальный отдел прилежащего ядра), психоактивирующие свойства

психостимуляторов

(фенамин,

МК-801)

и

гипноседативных

средств

(тримеперидин) на реакцию самостимуляции латерального гипоталамуса

снижаются или инвертируются в депрессантный тип реагирования.

6. Антагонистические

эффекты

SB-408124

на

подкрепляющие

свойства

самостимуляции

латерального

гипоталамуса

проявляются

следующей закономерностью (вещества расположены в порядке убывающей

активности): МК-801 (антагонист NMDA-рецепторов) фенамин (непрямой

адреномиметик) тримеперидин (агонист опиоидных рецепторов).

7. Орексин

при

локальном

и

внутрижелудочковом

введении

достоверно

не

меняет

основных

показателей

спонтанной

реакции

самостимуляции латерального гипоталамуса, так же, как и его комбинация с

антагонистом OX1R рецепторов орексина SB-408124, что указывает

исключительно на модулирующий тип действия обоих пептидов на

самостимуляцию мозга.

8. Антагонист рецепторов орексина OX1R SB-408124, введенный

внутриструктурно в систему расширенной миндалины или в желудочки

22

мозга,

потенцирует

тормозящее

действие

антагониста

D2-рецепторов

дофамина сульпирида (5 мг/кг, в/бр) на реакцию самостимуляции, при этом

сульпирид в данной дозе не влияет на самостимуляцию мозга. Совместное

введение обоих веществ трансформирует активирующее действие фенамина,

МК-801 и тримеперидина на реакцию самостимуляции в депрессантный тип

реагирования.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Поскольку

введение

антагониста

OX1R

SB-408124

в

систему

расширенной

миндалины

может

направленно

влиять

на

механизмы

центрального действия психостимуляторов и гипноседативных средств,

антагонисты орексина могут рассматриваться как возможные перспективные

средства профилактики и лечения аддиктивных расстройств. Рекомендуется

более обстоятельное и широкое исследование антагонистов орексина как

потенциальных антиаддиктивных средств.

Выявленный

феномен

усиления

тормозящего

действия

(потенцирования) антагониста рецепторов орексина OX1R SB-408124 и

антагонистов

D2-рецепторов

дофамина

сульпирида

рекомендуется

использовать при лечении зависимости от психоактивных веществ (алкоголь,

психостимуляторы, опиаты).

Рекомендуется дополнительное изучение механизмов взаимодействия

орексинового OX1R рецептора и дофаминового D2-рецептора на мембранах

нейронов головного мозга в связи с открытием механизма потенцирования

их эффектов. Возможным молекулярным механизмом такого взаимодействия

следует рассматривать формирование димерной (гетеромерной) структуры

обоих рецепторов.

СПИСОК РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Лебедев, А.А. Влияние блокады рецепторов прилежащего ядра на

выработку условной реакции предпочтения места наркогенов опиоидной и

неопиоидной природы / А.А. Лебедев, Р.О. Роик, М.В. Шевелева, Е.Г. Шумилов

и др. // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. – 2013.

– Т.11, спецвыпуск. – С.89–90.

2. Лебедев, А.А. Участие прилежащего ядра в нейромедиаторных и

гормональных

механизмах

реализации

подкрепляющих

эффектов

самостимуляции латерального гипоталамуса / А.А. Лебедев, Р.О. Роик, М.В.

Шевелева, Е.Г. Шумилов и др. // Обзоры по клинической фармакологии и

лекарственной терапии. – 2013. – Т.11, спецвыпуск. – С.90–92.

3. Лебедев, А.А. Значение системы кортиколиберина, дофамина и ГАМК

в

структурах

расширенной

миндалины

для

подкрепляющих

эффектов

наркогенов /А.А. Лебедев, Р.О. Роик, М.В. Шевелева, Е.Г. Шумилов и др. //

Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. – 2013. – Т.11,

спецвыпуск. – С.92–94.

4. Роик,

Р.О.

Нейромедиаторные

и

гормональные

механизмы

прилежащего ядра в реализации реакции самостимуляции / Р.О. Роик, А.А.

Лебедев, М.В. Шевелева, Е.Г. Шумилов и др. // Экспериментальная и

23

клиническая фармакология: научные чтения: Сб. тез. – Рязань, 2013. – С.124–

130.

5. Роик, Р.О. Изучение роли центрального ядра миндалины и ядра ложа

конечной полоски для реализации механизмов подкрепления у крыс / Р.О. Роик,

А.А. Лебедев, М.В. Шевелева, Е.Г. Шумилов и др. // Экспериментальная и

клиническая фармакология: научные чтения: Сб. тез., Рязань, – 2013. – С.130–

135.

6. Роик,

Р.О.

Условное

предпочтение

места

определяется

положительными подкрепляющими ГАМК-, дофамин- и опиоидергическими

механизмами прилежащего ядра / Р.О. Роик, А.А. Лебедев, Е.Г. Шумилов и др.

// Вестник Смоленской государственной медицинской академии. – 2014. – Т. 13,

№ 2 – С.5–14.

7. Шабанов, П.Д. Антагонист рецепторов орексина А OX (1) SB-408124

блокирует эффекты фенамина на самостимуляцию латерального гипоталамуса у

крыс / П.Д. Шабанов, А.А. Лебедев, Е.Р. Бычков, П.П. Хохлов, Е.Г. Шумилов и

др. // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. – 2013. –

Т.11. – С.151–152.

8. Шабанов,

П.Д.

Участие

прилежащего

ядра

в

механизмах

условного подкрепления у крыс /П.Д. Шабанов, А.А. Лебедев, М.В.

Шевелева, Е.Г. Шумилов и др. // Наркология. – 2014. – №7 (151). – С.5259.

9. Шевелева, М.В. Участие прилежащего ядра в выработке условной

реакции предпочтения места наркогенов / М.В. Шевелева, А.А. Лебедев, О.Р.

Роик, Е.Г. Шумилов и др. // Экспериментальная и клиническая фармакология:

научные чтения: Сб. тез. – Рязань, 2013. – С.141–144.

10. Шумилов, Е.Г. Действие антагониста рецепторов орексина А OX(1)

SB-408124 на самостимуляцию латерального гипоталамуса у крыс / Е.Г.

Шумилов, А.А. Лебедев, Е.Р. Бычков и др. // Экспериментальная и клиническая

фармакология: научные чтения: Сб. тез. – Рязань, 2013. – С.144–146.

11. Шумилов, Е.Г. Действие антагониста рецепторов орексина А SB-

408124 в ядре ложа конечной полоски на вызванную фенамином активацию

самостимуляции у крыс / Е.Г. Шумилов, А.А. Лебедев, Е.Р. Бычков и др. //

Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 2014. –

Прил. – С.202–203.

12. Lebedev, A.A. Orexin A receptor antagonist SB-408124 attenuates the

effect of amphetamine on the brain reward system / A.A. Lebedev, E.R.

Bychkov,

P.P.

Khokhlov,

E.G.

Shumilov

et.

al.

//

Eur.

Neuropsychopharmacology. – 2013. Vol.23. – Suppl. 2. – P.244245.

13. Лебедев, А.А. Участие нейропептида орексина А в механизмах

подкрепления, активируемых психостимуляторами / А.А. Лебедев, Е.Г.

Шумилов, А.А. Смирнов и др. // Наркология. – 2015. – №2 (151). – С.1218.

___________________________________________________________________

Тираж 100 экз.

Подписано в печать 15.11.2015. Формат 60х84 1/16

Объем 1,25 п.л.

Заказ №

Типография СПбГПМУ (194100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, 2)



Похожие работы:

«Нa прaвaх рукопиcи ВОEЙКОВ Ивaн Михaйлович ФAРМAКОЛОГИЧECКAЯ РEГУЛЯЦИЯ ПОВEДEНИЯ ПEПТИДНЫМИ ПРEПAРAТAМИ ПРИ ИХ ЦEНТРAЛЬНОМ И CИCТEМНОМ ВВEДEНИИ У КРЫC 14.03.06 _ фaрмaкология, клиничecкaя фaрмaкология 03.03.01 – физиология Aвторeфeрaт диcceртaции нa cоиcкaниe учeной cтeпeни кaндидaтa мeдицинcких нaук Caнкт-Пeтeрбург 2015 2 Работа выполнена в ФГБВОУ ВО Военно-медицинская академия им. С.М.Кирова МО РФ Научные руководители: доктор медицинских наук профессор Петр Дмитриевич Шабанов доктор...»

«Матафонова Галина Георгиевна КОМБИНИРОВАННЫЕ ОКИСЛИТЕЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ЗАЩИТЫ ВОДНЫХ ЭКОСИСТЕМ ОТ ОРГАНИЧЕСКИХ ЗАГРЯЗНЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВ И ПАТОГЕННЫХ МИКРООРГАНИЗМОВ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ УЛЬТРАФИОЛЕТОВЫХ ЭКСИЛАМП Специальность 03.02.08 – Экология (химия) (химические науки) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора химических наук Улан-Удэ – 2015 доктор биологических наук, профессор Батоев Валерий Бабудоржиевич Научный консультант: Официальные оппоненты: Лебедева Ольга...»

«ШУЛЬГИНА Татьяна Андреевна ИЗУЧЕНИЕ АНТИМИКРОБНЫХ СВОЙСТВ ДИСПЕРСНЫХ СИСТЕМ НА ОСНОВЕ НАНОЧАСТИЦ СЕРЕБРА И МЕДИ И ОБОСНОВАНИЕ ПЕРСПЕКТИВ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ 03.02.03 – микробиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук Оболенск 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении Саратовский научно-исследовательский институт травматологии и ортопедии Министерства здравоохранения Российской Федерации Научный...»





 
© 2015 www.z-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.