авторефераты диссертаций www.z-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

Ионин

Валерий Александрович

УРОВНИ ГАЛЕКТИНА 3, АЛЬДОСТЕРОНА

И ВЫСОКОЧУВСТВИТЕЛЬНОГО С-РЕАКТИВНОГО БЕЛКА

У ПАЦИЕНТОВ С ФИБРИЛЛЯЦИЕЙ ПРЕДСЕРДИЙ

И МЕТАБОЛИЧЕСКИМ СИНДРОМОМ

Специальность - 14.01.05 – кардиология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Санкт-Петербург

2015

2

Работа выполнена на кафедре терапии факультетской с курсом эндокринологии,

кардиологии и функциональной диагностики с клиникой имени Г.Ф. Ланга

Государственного

бюджетного

образовательного

учреждения

высшего

профессионального образования «Первый Санкт-Петербургский Государственный

медицинский Университет имени академика И.П. Павлова» Министерства

здравоохранения Российской Федерации.

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор

Баранова Елена Ивановна

Официальные оппоненты:

Татарский Борис Алексеевич д.м.н., профессор, заведующий НИЛ «Нарушения

ритма

сердца»

ФГБУ

«Северо-Западного

федерального

медицинского

исследовательского

центра»

Министерства

здравоохранения

Российской

Федерации

Хирманов Владимир Николаевич д.м.н., профессор, заведующий отделом

сердечно-сосудистой патологии ФГБУ «Всероссийский центр экстренной и

радиационной

медицины

имени

А.М.

Никифорова»

Министерства

по

чрезвычайным ситуациям России

Ведущая организация - Федеральное государственное бюджетное военное

образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-

медицинская Академия имени С.М. Кирова» Министерства обороны Российской

Федерации

Защита диссертации состоится «____»_________________2015 г. в «_______» часов

на заседании Диссертационного совета Д 208.090.06 ГБОУ ВПО «Первый Санкт-

Петербургский Государственный медицинский Университет имени академика И.П.

Павлова» Министерства здравоохранения РФ (197022, Санкт-Петербург, ул. Льва

Толстого, д.6-8) в зале Ученого Совета.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГБОУ ВПО «Первый

Санкт-Петербургский

Государственный

медицинский

Университет

имени

академика И.П. Павлова» Министерства здравоохранения Российской Федерации

на сайте http://spb-gmu.ru

Автореферат разослан «______» ____________________2015 года.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук, профессор

Матвеев Сергей Владимирович

3

АКТУАЛЬНОСТЬ ПРОБЛЕМЫ

Фибрилляция предсердий (ФП) – часто встречающееся устойчивое нарушение

ритма сердца, которое выявляется у 1,5% взрослого населения развитых стран мира

(Chugh S.S. et al., 2014; Schnabel R.B. et al., 2015) и нередко приводит к таким

осложнениям, как инсульт, системные тромбоэмболии, сердечная недостаточность и

(Camm A.J. et al., 2010; Piccini J.P. et al., 2012). В связи с большой

распространенностью и социальной значимостью ФП продолжается изучение

причин

и

механизмов

развития

и

прогрессирования

данной

аритмии.

Распространенность ожирения и артериальной гипертензии (АГ) в последние

десятилетия неуклонно возрастает (Giuseppe M. et al., 2013). Эпидемиологические

данные в значительной мере объясняют большую распространенность ФП у людей

молодого и среднего возраста без традиционных причин развития данной аритмии

(ишемическая болезнь сердца (ИБС), хроническая сердечная недостаточность (ХСН),

патология клапанов сердца) (Feinberg W.M. et al., 1995; Wang J. et al., 2015), но

страдающих абдоминальным ожирением (АО) и АГ, являющихся независимыми

факторами риска развития ФП (Nyström P.K. et al., 2015). Гемодинамические и

метаболические нарушения, свойственные АО, приводят к развитию патологических

изменений, объединяемых термином «метаболический синдром» (МС) (Alberti G. et

al., 2006). Проспективные исследования ARIC, REGARDS доказали, что у пациентов

с МС риск развития ФП значительно выше, чем в популяции (Chamberlain A.M. et al.,

2010; Tanner R.M. et al., 2011).

Известно, что в основе развития ФП лежат различные патологические

состояния:

гемодинамические

нарушения,

структурные

изменения

и

ремоделирование предсердий, электрическая неоднородность миокарда (Tsang T.S. et

al., 2001). У пациентов с АО и МС нередко выявляется ремоделирование сердца, в

том числе дилатация предсердий (Nicolaou V.N. et al., 2007; Cuspidi C. et al., 2011).

Однако, дилатация предсердий является не единственным фактором риска

возникновения ФП. Структурное ремоделирование сердца, в частности фиброз

миокарда, имеют большое значение в развитии ФП (Burstein B., Nattel S., 2008; Yue

L. et al., 2011). В настоящее время активно изучаются гуморальные факторы,

обладающие профиброгенным действием на миокард (Verheule S. et al. 2004; Xiao

H.D. et al., 2004; Musa H. et al., 2013). В последние годы появились данные

экспериментальных и клинических исследований, свидетельствующие о роли

галектина 3 – белка из семейства лектинов в качестве нового маркера фиброза

миокарда. В настоящее время опубликованы результаты работ о влиянии галектина 3

на развитие фиброза миокарда, в том числе у больных с ФП (Ho J.E. et al., 2014;

Sonmez O. et al., 2014). Однако, роль галектина 3 в развитии ФП у пациентов с МС не

изучена. Поиск маркеров фиброза миокарда и предикторов развития и

прогрессирования ФП у больных МС представляется актуальным, так как это

позволит выделять группы риска развития ФП.

До настоящего времени не вполне определены механизмы, индуцирующие

экспрессию генов и продукцию галектина 3 у пациентов с ФП. Данные

экспериментальной работы, выполненной L. Calvier с соавторами (2014),

свидетельствуют о том, что альдостерон способен влиять на синтез галектина 3.

4

Альдостерон - один из ключевых гормонов ренин-ангиотензин-альдостероновой

системы (РААС), играющей важнейшую роль в формировании артериальной

гипертензии – одного из компонентов метаболического синдрома. Высокий уровень

альдостерона повышает риск развития ФП (Milliez P. et al., 2005). Однако, до

настоящего времени нет данных об уровне альдостерона у пациентов с МС в

сочетании с ФП. В структурном ремоделировании миокарда у пациентов с ФП

важную роль играют и воспалительные процессы. Хроническое воспаление,

свойственное ожирению, индуцирует оксидативный стресс и фиброз, что

ассоциировано с возникновением ФП (van Wagoner D.R. et al., 2008; Guo Y. et al.,

2012). Маркер воспаления С-реактивный белок (СРБ) ассоциирован с риском

развития ФП и повышен при МС (Psychari S. et al., 2005). Висцеральная жировая

ткань оказывает провоспалительное влиянием на сердечно-сосудистую систему.

Связь толщины эпикардиального жира с показателями, характеризующими

ремоделирование и дилатацию предсердий у больных с ФП в сочетании с МС,

изучена недостаточно, но установление данной связи может иметь значение для

стратификации

риска

развития

ФП

у

больных

с

МС.

Следовательно,

метаболическому синдрому свойственны гемодинамические и гуморальные

нарушения, структурные изменения миокарда, способствующие развитию ФП.

Выявление новых предикторов развития и прогрессирования ФП у больных с МС

актуально и позволит выделять группы риска развития ФП и осуществлять

первичную и вторичную профилактику данной аритмии. Исходя из этого,

предпринято данное исследование.

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Изучить уровни галектина 3, альдостерона, высокочувствительного С-

реактивного белка в сыворотке крови и структурные параметры сердца для

определения

клинической

значимости

этих

показателей

у

пациентов

с

фибрилляцией предсердий в сочетании с метаболическим синдромом.

ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Оценить и сопоставить структурные изменения сердца и толщину

эпикардиальной жировой ткани у пациентов с фибрилляцией предсердий в

сочетании с метаболическим синдромом, у пациентов с метаболическим

синдромом и у практически здоровых людей.

2. Определить уровни галектина 3, альдостерона и высокочувствительного С-

реактивного белка в сыворотке крови у больных с фибрилляцией предсердий в

сочетании с метаболическим синдромом и сравнить со значениями этих

показателей у пациентов с метаболическим синдромом без фибрилляции

предсердий и у практически здоровых людей.

3. Выявить факторы, увеличивающие риск развития фибрилляции предсердий у

больных с метаболическим синдромом.

4. Оценить эффективность медикаментозной антиаритмической терапии при

пароксизмальной и персистирующей формах фибрилляции предсердий в сочетании

с метаболическим синдромом у пациентов с различными уровнями галектина 3,

альдостерона и высокочувствительного С-реактивного белка в сыворотке крови.

5

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ

Метаболический синдром - предиктор развития фибрилляции предсердий.

Патогенетические механизмы, лежащие в основе формирования данной аритмии, -

гемодинамические, нейрогуморальные, структурные и электрофизиологические

приводят к формированию фиброза миокарда и определяются в значительной

степени наличием артериальной гипертензии и абдоминального ожирения. Для

пациентов с метаболическим синдромом характерен более высокий уровень

маркеров фиброза миокарда - галектина 3, минералокортикоидного гормона

альдостерона и маркера воспаления - высокочувствительного С-реактивного белка

в сыворотке крови, чем у практически здоровых людей. Высокие значения

маркеров фиброза галектина 3 и альдостерона в сыворотке крови ассоциированы с

фибрилляцией предсердий у пациентов с метаболическим синдромом - у больных с

метаболическим синдромом в сочетании с фибрилляцией предсердий концентрация

галектина 3 и альдостерона в сыворотке крови выше, чем у пациентов без данного

нарушения ритма сердца.

Пациентам с метаболическим синдромом свойственно ремоделирование

сердца, предрасполагающее к развитию фибрилляции предсердий – объемы левого

и правого предсердий у этих пациентов значительно больше, чем у здоровых

людей.

Количественная

оценка

толщины

эпикардиального

-

локального

висцерального жира, по-видимому, имеет значение для формирования локального

воспаления,

свойственного

ожирению.

Ремоделирование

сердца

при

метаболическом

синдроме

сочетается

с

увеличением

профиброгенной

и

провоспалительной активности, о чем свидетельствует повышение в сыворотке

крови у этих пациентов маркеров фиброза миокарда галектина 3 и альдостерона и

маркера воспаления высокочувствительного С-реактивного белка.

Персистирующая

форма

фибрилляции

предсердий

в

сравнении

с

пароксизмальной формой данной аритмии характеризуется более высокими

уровнями галектина 3 и альдостерона в сыворотке крови и большим значением

толщины эпикардиального жира. Уровень маркера фиброза миокарда галектина 3

имеет

прогностическое

значение

для

прогнозирования

эффективности

антиаритмической терапии. Пациенты с пароксизмальной и персистирующей

формами фибрилляции предсердий, у которых наблюдаются частые пароксизмы

аритмии и недостаточная эффективность медикаментозной антиаритмической

терапии, имеют более высокий уровень галектина 3 в сыворотке крови.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА РАБОТЫ

Впервые установлено значение маркеров фиброза - галектина 3 и

альдостерона в сыворотке крови у пациентов с метаболическим синдромом.

Возникновение фибрилляции предсердий у пациентов с метаболическим

синдромом характеризуется более высокими значениями галектина 3 и

альдостерона в сыворотке крови, чем у пациентов с метаболическим синдромом без

данной аритмии, и значительно более высокими значениями, чем у практически

здоровых людей.

6

Получены новые данные о том, что концентрация галектина 3 в сыворотке

крови у пациентов с метаболическим синдромом без фибрилляции предсердий

выше, чем у практически здоровых людей и варьирует в зависимости от числа

компонентов метаболического синдрома. Впервые доказано, что у больных с пятью

компонентами метаболического синдрома уровень маркера фиброза галектина 3

выше, чем этот показатель у больных с меньшим числом компонентов

метаболического синдрома.

Доказано, что высокие значения уровня галектина 3, концентрации

альдостерона в сыворотке крови повышают вероятность развития фибрилляции

предсердий у пациентов с метаболическим синдромом. Впервые доказано, что

увеличение толщины эпикардиального жира – локальной висцеральной жировой

ткани, окружающей сердце, более 3,5 мм, наряду с увеличением размеров и

объемов предсердий, значимо повышает вероятность развития фибрилляции

предсердий у пациентов с метаболическим синдромом.

Впервые установлено, что у пациентов с метаболическим синдромом

персистирующая форма фибрилляции предсердий - более устойчивая по сравнению

с пароксизмальной формой аритмии, характеризуется более высоким уровнем

галектина 3 в сыворотке крови.

Доказано, что высокий уровень галектина 3 - независимый предиктор

отсутствия эффекта медикаментозной антиаритмической терапии у больных с

пароксизмальной и персистирующей формами фибрилляции предсердий в

сочетании с метаболическим синдромом. Установлено пороговое значение

галектина

3,

превышение

которого

ассоциируется

с

недостаточной

эффективностью

фармакотерапии

пациентов

с

пароксизмальной

и

персистирующей

формами

фибрилляции

предсердий,

сочетающейся

с

метаболическим синдромом.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ

Установлено значение количественной оценки эпикардиальной жировой

ткани

с

помощью

трансторакальной

эхокардиографии.

У

пациентов

с

метаболическим синдромом толщина эпикардиального жира значительно больше,

чем у здоровых людей. Увеличение толщины эпикардиальной жировой ткани,

наряду с дилатацией левого и правого предсердий, увеличивает риск развития

фибрилляции предсердий у пациентов с метаболическим синдромом. У пациентов

с толщиной эпикардиального жира более 3,5 мм вероятность фибрилляции

предсердий в 6,9 раз выше, чем у больных с меньшим значением данного

показателя.

Установлена связь маркера фиброза галектина 3 с риском развития

фибрилляции предсердий, формой данной аритмии и с эффективностью

антиаритмической терапии у пациентов с метаболическим синдромом - галектин 3

в сыворотке крови у больных с фибрилляцией предсердий выше, чем у пациентов с

метаболическим синдромом без фибрилляции предсердий; при персистирующей

форме фибрилляции предсердий выше, чем при пароксизмальной форме, а у

пациентов с недостаточной эффективностью медикаментозной антиаритмической

терапии выше, чем при эффективной фармакотерапии. Данный факт имеет

7

прогностическое значение, так как высокий уровень галектина 3 является

предиктором прогрессирования аритмии и может рассматриваться в качестве

дополнительного показания к проведению катетерной радиочастотной аблации у

больных с фибрилляцией предсердий.

ВНЕДРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Результаты исследования внедрены в практическую работу клиники

факультетской

терапии

ГБОУ

ВПО

«Первого

Санкт-Петербургского

государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова»

Министерства здравоохранения РФ. Материалы диссертации используются в

учебном процессе кафедры терапии факультетской, результаты внедрены в работу

института сердечно-сосудистых заболеваний ГБОУ ВПО «Первого Санкт-

Петербургского государственного медицинского университета имени академика

И.П. Павлова» Министерства здравоохранения РФ и в учебный процесс ФГБУ

«Северо-Западного федерального медицинского исследовательского центра»

Министерства здравоохранения РФ.

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ РАБОТЫ И ПУБЛИКАЦИИ

Материалы исследования представлены в виде докладов и обсуждены на

Международном конгрессе Европейского общества по нарушениям сердечного

ритма (Милан, 2015), 25-м Европейском конгрессе по артериальной гипертензии и

сердечно-сосудистой

профилактике

(Милан,

2015),

17-м

Международном

симпозиуме

по

атеросклерозу

(Амстердам,

2015),

3-м

Международном

образовательном форуме «Российские дни сердца» (Москва, 2015), 3-м

международном конгрессе «Артериальная гипертензия - от Короткова до наших

дней» (Санкт-Петербург, 2015).

По теме диссертации опубликовано 20 работ, в том числе 4 статьи в

журналах, рекомендованных ВАК.

ЛИЧНЫЙ ВКЛАД

Все основные разделы работы выполнены лично автором. Автором

самостоятельно выполнен анализ отечественной и зарубежной литературы,

определены основные направления исследования, проведено анкетирование и

обследование

больных,

систематизированы

результаты

трансторакальной

эхокардиографии, сформирована база данных результатов клинико-лабораторного

исследования пациентов, проведена статистическая обработка, анализ и обобщение

результатов исследования.

СТРУКТУРА И ОБЪЕМ ДИССЕРТАЦИИ

Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения, выводов, практических

рекомендаций, указателя литературы. Работа изложена на 117 страницах

машинописного текста, содержит 12 таблиц и 16 рисунков. Указатель литературы

включает 29 отечественных и 128 зарубежных источников.

8

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования

В исследование, проводившееся по типу «случай-контроль», было включено

150 человек в возрасте от 35 до 65 лет, при этом большинство были моложе 60 лет

(80%). Обследовано 100 пациентов с МС, из которых 50 больных с ФП, в том числе

28 больных с пароксизмальной и 22 с персистирующей формами аритмии. Группу

сравнения составили 50 практически здоровых людей, не имеющих сердечно-

сосудистых заболеваний и метаболических нарушений. Диагностика МС

проводилась согласно критериям Международной Федерации специалистов по

сахарному диабету (IDF, 2005). МС был установлен при наличии 3-х и более

критериев.

ФП

диагностировалась

на

основании

документально

зарегистрированных эпизодов этой аритмии по данным электрокардиографии

(ЭКГ). Форма ФП определялась согласно Национальным рекомендациям по

диагностике и лечению фибрилляции предсердий (РКО/ВНОА/АССХ, 2012). Из

исследования были исключены пациенты с ИБС, ХСН II–IV ф.к., патологией

клапанов сердца, системными, онкологическими, острыми и хроническими

воспалительными заболеваниями. Критериями не включения в исследование также

было наличие патологии печени, почек и легких с нарушением их функции,

заболеваний щитовидной железы, первичного альдостеронизма, инсультов,

оперативных или других интервенционных вмешательств на сердце. Все

обследованные подписали информированное согласие, утвержденное этическим

комитетом ПСПбГМУ имени академика И.П. Павлова.

У всех обследованных проводилась оценка клинических, антропометрических

данных, выполнялись биохимическое исследование крови с определением

липидного спектра, уровня глюкозы плазмы, креатинина с расчетом скорости

клубочковой фильтрации (СКФ) по формуле CKD-EPI, гормональное обследование

функции щитовидной железы с определением тиреотропного гормона (ТТГ).

Уровень N-концевого предшественника мозгового натрийуретического пептида

(NT-proBNP)

в

плазме

крови

определен

с

помощью

набора

электрохемилюминесцентного иммунотеста (ECLIA, Roche Diagnostics GmbH,

Германия).

Исследование

уровней

галектина

3,

альдостерона

и

высокочувствительного С-реактивного белка проводилось в иммунологической

лаборатории

ФГБУ

«Северо-Западного

федерального

медицинского

исследовательского

центра»

Министерства

здравоохранения

Российской

Федерации. Уровень галектина 3 был определен в сыворотке крови методом

иммуноферментного анализа по методике ELISA с помощью набора Human

Galectin-3 ELISA kit; eBioscience, Вена, минимальная концентрация определения -

0,12 нг/мл. Уровень альдостерона был определен в сыворотке крови с помощью

иммуноферментного анализа набором ELISA kit; DBC Inc., Канада, минимальная

концентрация определения - 15 пг/мл. Уровень высокочувствительного С-

реактивного белка в сыворотке крови определен иммунотурбидиметрическим

методом с помощью COBAS INTEGRA компании Roche Diagnostics GmbH,

Германия, минимальная концентрация определения – 0,5 мг/л. Протокол ЭхоКГ

выполнен в соответствии с рекомендациями по количественной оценке в

9

эхокардиографии Американского эхокардиографического общества (ASE) и

Европейской

эхокардиографической

ассоциации

(EACVI)

в

стандартных

эхокардиографических позициях в М- и 2D-режимах (Lang R.M.et al.).

В исследовании оценивались клинические данные больных с ФП, такие как

длительность заболевания, частота и симптомы пароксизмов аритмии. Пациенты с

ФП, включенные в исследование с 2011 по 2013 годы, были повторно обследованы

в 2014 году. Длительность наблюдения составила, 16,7±6,9 месяцев, при этом

оценивались эффективность медикаментозной антиаритмической терапии. Лечение

считалось эффективным в том случае, если в течение периода наблюдения не было

зарегистрировано ФП и отсутствовали симптомы пароксизмов данной аритмии.

Статистический анализ

В результатах числовые переменные представлены как среднее±стандартное

отклонение или медиана с указанием межквартильных интервалов. Для сравнения

показателей с нормальным распределением был использован параметрический t-

тест Стьюдента; при ненормальном распределении непараметрический U-тест

Манна-Уитни; множественные сравнения в группах проводились с поправкой

Бонферрони. Сравнение частотных величин проводилось с помощью χ2-критерия

Пирсона. Статистически значимыми считали различия при p0,05. При оценке

значимости коэффициента корреляции использованы критерии Пирсона при

нормальном распределении и Спирмана при ненормальном распределении

показателей. Также использовались методы линейного однофакторного и

многофактороного регрессионного анализов при оценке влияния факторов на

количественные переменные и биномиального регрессионного анализа для

прогнозирования вероятности наступления события. Статистические анализы были

проведены с помощью программного обеспечения SPSS Statistics 17.0.

Результаты исследования и их обсуждение

Группы обследованных не различались по возрасту и были сопоставимы в

распределении по полу. Пациенты с МС по сравнению со здоровыми людьми

имели большие значения индекса массы тела, окружности талии, уровня глюкозы и

атерогенных липидов плазмы крови. У пациентов с МС в сочетании с ФП и без

данной аритмии значимых различий по вышеперечисленным показателям не

установлено. Все группы обследованных были сопоставимы по СКФ и уровню

ТТГ. У пациентов с МС уровень общего холестерина, холестерина липопротеинов

низкой плотности (ХС ЛПНП) и триглицеридов (ТГ) были выше, чем у здоровых.

Уровень холестерина липопротеинов высокой плотности (ХС ЛПВП) у больных с

МС был ниже, чем у здоровых. Группы пациентов с МС и ФП и без данного

нарушения ритма были сопоставимы по значениям показателей липидного обмена.

Уровень глюкозы в плазме крови у обследованных с МС был достоверно выше, чем

у здоровых, а различий в группах с МС с ФП и без данного нарушения ритма не

установлено. Уровень NT–proBNP был выше у больных с ФП в сравнении со

здоровыми и пациентами с МС без ФП, однако, значения этого показателя во всех

группах, согласно Национальным рекомендация по диагностике и лечению ХСН,

Таблица 1. Клинические, антропометрические и лабораторные

пациентов с метаболическим синдромом и фибрилляцией предсердий

данные

р

p1,2=0,347; p1,3=0,312

р2,3=0,957

p1,2=0,907; p1,3=0,724

р2,3=0,267

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,715

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,336

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,269

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,941

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,636

p1,2=0,845; p1,3=0,213

р2,3=0,602

p1,2=0,001; p1,30,001

р2,3=0,648

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,418

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,454

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,313

p1,20,001; p1,30,001

р2,3=0,895

p1,2=0,527; p1,3=0,938

р2,3=0,505

p1,2=0,136; p1,3=0,105

р2,3=0,793

Здоровые

МС без ФП

МС с ФП

Показатели

(группа 1;

(группа 2;

(группа 3;

n=50)

n=50)

n=50)

Возраст, лет

52,1±8,6

53,6±7,6

53,7±7,2

Пол, мужчины/женщины

24/24

21/29

30/20

Вес, кг

66,1±11,1

91,7±17,1

93,1±20,1

ИМТ, кг/м2

23,4±2,8

32,8±5,7

31,7±5,9

мужчины

84,3±9,2

111,7±10,8

108,3±13,1

ОТ, см

женщины

75,7±6,4

105,9±11,4

105,7±11,3

ОТ/ОБ

0,8±0,1

0,9±0,1

0,9±0,1

10

были характерны для лиц без сердечной недостаточности (ОССН/РКО/РНОМТ,

2013) (таблица 1).

4,8±0,9

5,9±1,1

5,8±1,2

2,8±0,8

3,7±1,1

3,6±0,9

1,6±0,3

1,1±0,3

1,1±0,3

1,7±0,3

1,2±0,3

1,3±0,3

Общий холестерин,

ммоль/л

Холестерин ЛПНП,

ммоль/л

мужчины

Холестерин

ЛПВП, ммоль/л

женщины

Триглицериды, ммоль/л

0,9±0,3

2,3±0,8

2,1±1,2

Глюкоза, ммоль/л

4,7±0,6

5,9±1,2

5,9±1,4

СКФ, мл/мин/1,73м2

96,1±5,9

96,8±9,7

95,7±6,8

ТТГ, мЕд/л

1,9±0,8

2,2±0,9

2,2±1,1

41,0

47,5

112,0

p1,2=0,127; p1,30,001

[22,8;53,0]

[20,8;72,0]

[34,0;170,0]

р2,3=0,003

NT-proBNP, пг/мл

Всем обследованным проводилась оценка структурного и функционального

состояния сердца по результатам ЭхоКГ. Установлено, что у больных с ФП и МС

объем левого предсердия больше, чем у пациентов с МС без данного нарушения

ритма (82,0±19,4 и 69,3±16,6 мл, соответственно; р=0,001) и значительно больше, чем

у здоровых (82,0±19,4 и 42,8±9,4 мл, соответственно; р0,001). Объем правого

11

предсердия у пациентов с ФП и МС также был больше, чем у пациентов с МС без

данного нарушения ритма (64,4±14,7 и 58,6±14,4 мл, соответственно; р=0,001) и

значительно больше, чем у здоровых (64,4±14,7 и 42,0±8,9 мл, соответственно;

р0,001).

Следует подчеркнуть, что объем левого предсердия у пациентов с МС, даже

при отсутствии ФП, больше, чем у здоровых (69,3±16,6 и 42,8±9,4 мл,

соответственно; р0,001). Объем правого предсердия у пациентов с МС был

больше, чем у здоровых (58,6±14,4 и 42,0±8,9 мл, соответственно; р0,001).

Установлено, что не только объемы, но и индексы объемов левого и правого

предсердия у пациентов с ФП и МС больше, чем у больных с МС без данного

нарушения ритма и больше, чем у здоровых. При сравнении индексов объемов

левого и правого предсердий у пациентов с МС без ФП также были больше, чем у

здоровых. Все группы обследованных были сопоставимы по фракции выброса

левого желудочка, а значения этого показателя были в пределах нормы. Данный

факт подтверждает отсутствие у всех обследованных сердечной недостаточности

вследствие нарушения систолической функции левого желудочка.

Толщина эпикардиального жира у пациентов с МС была в 2 раза больше, чем

у здоровых (4,5±1,5 и 2,3±0,7 мм, соответственно; p0,001). У пациентов с МС с ФП

и без данного нарушения ритма толщина эпикардиальной жировой ткани не

различалась (4,9±1,5 и 4,5±1,5 мм, соответственно; p=0,197). При корреляционном

анализе выявлена положительная связь между толщиной эпикардиальной жировой

ткани и объемом левого предсердия (r=0,494, р0,001), а также объемом правого

предсердия (r=0,455; р0,001). Результаты регрессионного анализа также

установили связь толщины эпикардиального жира с объемом и индексом объема

левого предсердия (β=0,494 и β=0,424, соответственно; р0,001) и с объемом и

индексом объема правого предсердия (β=0,455 и β=0,385, соответственно; р0,001).

По результату биномиального регрессионного анализа установлено, что увеличение

толщины эпикардиального жира повышало вероятность ФП у обследованных

(ОШ=1,73, 95% ДИ 1,37-2,19, р0,001). С помощью ROC — анализа определено

пороговое значение данного показателя с максимальной суммой чувствительности

(85%) и специфичности (60%), разделяющее пациентов с МС по наличию ФП,

которое составило 3,5 мм. Таким образом, у обследованных, имеющих толщину

эпикардиального жира более 3,5 мм вероятность ФП была в 6,9 раз выше, чем у

обследованных с меньшим значением данного показателя (ОШ=6,96, 95% ДИ 2,96-

16,34, р0,001).

Вместе с тем, нередко ФП регистрировалась у больных с сравнительно

небольшими размерами предсердий. Вероятно, ремоделирование, диагностируемое

при помощи ЭхоКГ, является не единственным фактором, определяющим

вероятность возникновения ФП. Фиброз миокарда, в том числе фиброз

предсердий, вызывает гетерогенность миокарда и способствует формированию

очагов re-entry и развитию ФП. Косвенно о выраженности фиброза, вероятно,

можно судить по уровню галектина 3 – лектину, который является маркером

фиброза сердца. В исследовании установлено, что уровень галектина 3 в

сыворотке крови у практически здоровых обследованных составил 0,32 [0,28;0,42]

12

нг/мл. У пациентов с МС без ФП уровень галектина 3 в сыворотке крови был в 1,5

раза выше, чем у здоровых (0,44 [0,42;1,22] и 0,32 [0,28;0,42] нг/мл, соответственно;

р0,001). У больных с МС, страдающих ФП, уровень маркера фиброза галектин 3 в

сыворотке крови был в 1,6 раз выше, чем у пациентов с МС без данного нарушения

ритма (0,72 [0,44;1,36] и 0,44 [0,42;1,22] нг/мл, соответственно; р=0,01) и в 2,3 раза

выше, чем у здоровых обследованных (р0,001). При проведении корреляционного

анализа изучены взаимосвязи галектина 3 с основными компонентами МС.

Выявлены

положительные

корреляции

между

галектином

3

и

антропометрическими показателями, характеризующими степень выраженности

ожирения: ИМТ (r=0,539, р0,001), ОТ (r=0,567, р0,001) и ОТ/ОБ (r=0,281,

р0,001). Установлена связь галектина 3 с висцеральным ожирением, так как

толщина эпикардиального жира положительно коррелировала с уровнем галектина

3 в сыворотке крови (r=0,719, р0,001), а по данным многофакторного пошагового

линейно-регрессионного анализа, в модель которого были включены такие

показатели, как масса тела, ИМТ, ОТ, ОТ/ОБ, толщина эпикардиальной жировой

ткани, установлено, что только толщина эпикардиального жира значимо влияет на

уровень галектина 3 (β=0,656, р0,001).

Установлена положительная корреляция галектина 3 не только с ОТ, но и с

другими компонентами МС: уровнем ТГ и гликемии натощак (r=0,410 и r=0,383,

соответственно; р0,001), а также систолическим и диастолическим артериальным

давлением (r=0,514 и r=0,387, соответственно; р0,001). Выявлена отрицательная

корреляция с уровнем холестерина ЛПВП (r=-0,399, р0,001). В результате

многофакторного пошагового линейно-регрессионного анализа, в который были

включены компоненты МС (АО, АГ, гипергликемия натощак, гипертриглицеридемия,

снижение холестерина ЛПВП), установлено, что наличие у обследованных

гипергликемии натощак (β=0,356, р0,001) и сниженного уровня холестерина ЛПВП

(β=0,230, р=0,002) в большей степени влияло на уровень галектина 3 в сыворотке

крови. Выявленные связи галектина 3 с компонентами МС, вероятно, могут объяснить

установленный факт, что концентрация галектина 3 статистически значимо

варьировала в зависимости от числа компонентов МС, как в группе с ФП, так и без

данного нарушения ритма. У пациентов с МС и ФП наиболее высокий уровень

галектина 3 выявлен у больных с пятью компонентами МС, значение этого показателя

было в 5,4 раза выше, чем у пациентов с тремя компонентами МС (2,87 [1,14;6,94] и

0,53

[0,44;0,82]

нг/мл,

соответственно;

р0,001).

Данная

закономерность

прослеживалась и в группе больных МС без ФП, - у пациентов с пятью компонентами

МС уровень галектина 3 в сыворотке выше, чем у больных с тремя компонентами

(2,01 [0,52;4,59] и 0,42 [0,32;0,42] нг/мл, соответственно; р0,001).

При проведении корреляционного анализа установлена положительная связь

маркера фиброза галектина 3 и показателей, характеризующих ремоделирование

предсердий: объема и индекса объема левого предсердия (r=0,447 и r=0,389,

соответственно; р0,001), объема и индекса объема правого предсердия (r=0,367 и

r=0,289, соответственно; р0,001). Регрессионный анализ также подтвердил связь

галектина 3 с объемом левого предсердия (β=0,177, р=0,03) и объемом правого

предсердия (β=0,281, р0,001). Мы полагаем, что галектин 3 играет существенную

способствуя развитию фиброза миокарда

способствует возникновению ФП.

предсердий у больных с МС, что

До настоящего времени не вполне изучены патогенетические механизмы,

активирующие синтез галектина 3. Одним из таких индукторов, вероятно, является

минералокортикоидный гормон альдостерон, профиброгенная роль которого

известна давно и в настоящее время не вызывает сомнения. В исследовании

установлено, что альдостерон в сыворотке крови, также, как и галектин 3, у

пациентов с ФП и МС был в 2,1 раза выше, чем у здоровых (202,2±82,5 и 98,4±51,8

пг/мл, соответственно; р0,001). У больных с МС, страдающих ФП, уровень

альдостерона в сыворотке крови был в 1,3 раза выше, чем у пациентов с МС без

данного нарушения ритма (202,2±82,5 и 150,3±72,2 пг/мл, соответственно; р=0,001).

Примечательно, что у пациентов с МС без ФП уровень альдостерона в сыворотке

крови был в 1,5 раза выше, чем у здоровых (150,3±72,2 и 98,4±51,8 пг/мл,

соответственно; р0,001). Даже при исключении из сравнения пациентов с МС,

получавших антигипертензивную терапию классами препаратов, способных

повлиять на уровень альдостерона в сыворотке крови, концентрация данного

гормона была выше, чем у здоровых обследованных. При проведении

корреляционного анализа установлена положительная связь альдостерона и

показателей, характеризующих ремоделирование предсердий: объема и индекса

объема левого предсердия (r=0,367 и r=0,324, соответственно; р0,001), объема и

индекса объема правого предсердия (r=0,279 и r=0,227, соответственно; р0,01).

Линейный регрессионный анализ также подтвердил влияние уровня альдостерона

на объем левого предсердия (β=0,367, p0,001) и объем правого предсердия

(β=0,279, p=0,001). При проведении корреляционного анализа была установлена

положительная связь уровня альдостерона и галектина 3, определенных в

сыворотке

крови

у

всех

обследованных

(r=0,509,

р0,001).

Линейный

регрессионный анализ также подтвердил влияние альдостерона на уровень

галектина 3 в сыворотке крови (β=0,321, p0,001). Результаты, полученные в

исследовании, имеют патогенетическое объяснение, так как ранее в эксперименте

Yen-Hung Lin с соавторами (2014) в моделях in vitro и in vivo обнаружили PI3K/Akt -

сигнальный путь индукции фиброза альдостероном через галектин 3.

В основе структурного ремоделирования миокарда, являющегося одной из

причин развития ФП, лежат не только процессы фиброза, но и хронического

воспаления.

Одним

из

маркеров

воспалительного

процесса

является

высокочувствительный

С-реактивный

белок.

В

данной

работе

уровень

высокочувствительного СРБ у пациентов с МС был в 2,6 раза выше, чем у

здоровых (2,1±1,2 и 0,8±0,6 мг/л, соответственно; p0,001). Статистически

значимых различий концентрации высокочувствительного СРБ у пациентов с ФП и

МС

без

данного

нарушения

ритма

не

установлено.

При

проведении

корреляционного анализа изучены взаимосвязи СРБ с основными компонентами

МС. Выявлена положительная корреляция между СРБ и антропометрическими

показателями, характеризующими ожирение: ИМТ (r=0,519, р0,001), ОТ (r=0,524,

р0,001) и ОТ/ОБ (r=0,308, р0,001). По данным корреляционного анализа у

13

роль в формировании ремоделирования сердца на молекулярно-клеточном уровне,

14

обследованных выявлена сильная положительная связь между толщиной

эпикардиального жира и уровнем СРБ (r=0,507, р0,001). Линейный регрессионный

анализ подтвердил влияние ОТ (β=0,524, p0,001) и толщины эпикардиального

жира (β=0,507, p0,001) на уровень маркера воспаления высокочувствительного

СРБ. Анализируя показатели, характеризующие ремоделирование предсердий,

установлены прямые связи между высокочувствительным СРБ и объемом и

индексом объема левого предсердия (r=0,367 и r=0,324, соответственно; р0,001).

Объем и индекс объема правого предсердия (r=0,279 и r=0,227, соответственно;

р0,01) статистически значимо коррелировали с уровнем изучаемого маркера

воспаления. По результатам линейного регрессионного анализа статистически

значимым было влияние уровня высокочувствительного СРБ только на объем

левого предсердия (β=0,230, p=0,005). При проведении корреляционного анализа

была установлена положительная связь между уровнем высокочувствительного

СРБ и галектином 3, определенных в сыворотке крови у всех обследованных

(r=0,340, р0,001). Линейный регрессионный анализ также подтвердил связь СРБ и

галектина 3 в сыворотке крови (β=0,405, p0,001).

Пациенты с пароксизмальной формой ФП не отличались по возрасту от

больных с персистирующей формой аритмии (52,1±7,2 и 55,3±6,8 лет,

соответственно; р=0,06) и были сопоставимы в распределении по полу (р0,05).

Пациенты с пароксизмальной и персистирующей формами ФП не различались по

антропометрическим показателям, характеризующим ожирение (ИМТ, ОТ, ОТ/ОБ).

При сравнении групп не было установлено различий показателей липидного

спектра крови и уровня гликемии натощак. Пациенты с пароксизмальной и

персистирующей формами ФП имели сопоставимое значение маркера хронической

сердечной недостаточности – NT-proBNP. Медиана данного показателя была в

пределах нормы, что позволило исключить сердечную недостаточность у

обследованных пациентов с ФП. Установлено, что уровень высокочувствительного

С-реактивного белка в сыворотке крови у больных с пароксизмальной и

персистирующей формами ФП не различался (2,0±1,3

и 1,7±1,2 мг/л,

соответственно; р=0,469). При анализе клинических данных установлена

положительная корреляция между уровнем галектина 3 и продолжительностью

существования ФП с момента впервые зарегистрированного эпизода данной

аритмии (r=0,301, р0,01). Анализ ЭхоКГ показателей, характеризующих

ремоделирование предсердий, не выявил достоверных различий размера и объема

левого предсердия, площади и объема правого предсердия. Вместе с тем,

установлено, что толщина эпикардиальной жировой ткани у пациентов с

персистирующей формой ФП больше, чем у больных с пароксизмальной формой

(5,2±1,5 мм и 4,2±1,1 мм, соответственно; р=0,02). Несмотря на то, что пациенты с

пароксизмальной

и

персистирующей

формами

ФП

не

различались

по

антропометрическим

данным

и

были

сопоставимы

по

показателям,

характеризующим ремоделирование предсердий, было установлено различие

уровня галектина 3 в зависимости от формы ФП. У пациентов с персистирующей

формой ФП данный маркер фиброза был в 1,9 раз выше, чем у больных с

пароксизмальной формой (1,02 [0,52;3,14] и 0,54 [0,41;1,31] нг/мл, соответственно;

p

р1,2=0,481

р1,30,001

р2,3 = 0,01

1-2 раза за 12 месяцев

1-2 раза за 6 месяцев

1-2 раза в месяц

(группа 1; n = 19)

(группа 2; n = 16)

(группа 3; n = 15)

Галектин 3,

0,53

0,52

1,31

нг/мл

[0,41;0,72]

[0,44;2,5]

[0,92;4,21]

Примечательно, что большая часть пациентов (86%) имели симптомное

течение ФП, соответствующее II (60%), III (24%) и IV (2%) классам индекса EHRA

(Европейская ассоциация сердечного ритма). Медикаментозная антиаритмическая

терапия считалась эффективной в том случае, если не было зарегистрировано ФП

или отсутствовали симптомы пароксизмов данной аритмии в течение периода

наблюдения. Среди пациентов с пароксизмальной и персистирующей формами ФП

у 48% больных антиаритмическая терапия была недостаточно эффективна. При

этом установлено, что исходный уровень галектина 3 у пациентов с неэффективной

антиаритмической терапией (n=24) был в 2,6 раза выше, чем у больных c

эффективной терапией (n=26), не имевших эпизодов ФП за период наблюдения

(1,31 [0,75;2,49] и 0,50 [0,41;0,72] нг/мл, соответственно; р0,001). Необходимо

принимать во внимание тот факт, что амиодарон эффективнее, чем препараты из

группы бета-адреноблокаторов контролирует синусовый ритм у пациентов с ФП

(Ардашев В.Н., 2005). В связи с этим нами проведен дополнительный анализ

антиаритмического эффекта раздельно в группах больных, получавших терапию

амиодароном и бета-адреноблокаторами. При этом установлено, что у пациентов с

неэффективной медикаментозной антиаритмической терапией уровень галектина 3

был выше (таблица 3).

Таблица 3. Уровень галектина 3 в сыворотке крови у пациентов с

фибрилляцией предсердий в зависимости от эффективности терапии бета-

адреноблокаторами и амиодароном

Эффективная терапия

n

Неэффективная терапия

n

р

Бета-адреноблокаторы

0,44 [0,42;0,57] нг/мл

10

2,41 [0,72;4,21] нг/мл

11

0,002

Амиодарон

0,52 [0,32;0,72] нг/мл

11

1,31 [1,02;3,98] нг/мл

5

0,03

15

р=0,027). У пациентов с персистирующей формой ФП также был выявлен более

высокий уровень альдостерона в сыворотке крови, чем у больных с

пароксизмальной формой (242,5±72,1 и 166,3±77,2 пг/мл, соответственно; p=0,001).

При оценке медикаментозной терапии было установлено, что большинство

больных в качестве антиаритмической терапии получали бета-адреноблокаторы

(42%) либо амиодарон (32%), значительно реже пациенты использовали другие

антиаритмические препараты – соталол (12%) и пропафенон (14%). Уровень

галектина 3 в сыворотке крови зависел от частоты эпизодов зарегистрированной

аритмии на момент обследования. При проспективном наблюдении было

установлено, что данный маркер фиброза был выше у пациентов с частыми

пароксизмами ФП (таблица 2). Влияния уровня альдостерона и СРБ на частоту

пароксизмов ФП не выявлено.

Таблица 2. Уровень галектина 3 в сыворотке крови у пациентов в

зависимости от частоты эпизодов фибрилляции предсердий

16

У пациентов с ФП и МС для определения влияния различных факторов на

отсутствие эффективности медикаментозной антиаритмической терапии был

проведен биномиальный регрессионный анализ методом пошагового исключения.

Следующие 12 переменных были включены в модель: возраст, АО, АГ,

гипертриглицеридемия, сниженный уровень холестерина ЛПВП, гипергликемия

натощак, объем левого предсердия, объем правого предсердия, толщина

эпикардиального жира, уровни галектина 3, СРБ и альдостерона. Установлено, что из

вышеперечисленных переменных статистически значимым независимым фактором,

влияющим на отсутствие эффективности медикаментозной антиаритмической

терапии, был галектин 3. Таким образом, было установлено, что у пациентов с ФП и

МС повышение уровня маркера фиброза галектина 3 увеличивает вероятность

отсутствия эффективности антиаритмической терапии (ОШ=2,38, 95% ДИ 1,12-5,04,

р=0,024). С помощью ROC-анализа построена кривая для показателя уровня

галектина 3 (AUC=0,823, 95% ДИ 0,702-0,944, р0,001) для прогнозирования

неэффективности медикаментозной антиаритмической терапии в зависимости от

уровня галектина 3 в сыворотке крови. Выявленное по данным ROC–кривой

пороговое значение уровня галектина 3, которое составило 0,77 нг/мл, разделяло

больных с ФП и МС в зависимости от эффективности антиаритмической терапии и

характеризовалось максимальной суммой чувствительности (75%) и специфичности

(81%) данного метода. При помощи четырехпольной таблицы сопряженности с

использованием точного критерия Фишера установлено, что у больных с ФП и МС,

имеющих уровень галектина 3 в сыворотке крови выше 0,77 нг/мл, риск отсутствия

эффективности антиаритмической терапии в 3,6 раз выше, чем у пациентов с более

низким значением данного маркера фиброза (ОР=3,6, 95% ДИ 1,6-7,9, р=0,002).

Для оценки связи изучаемых факторов и ФП у пациентов с МС выполнен

биномиальный регрессионный анализ, в котором зависимой переменной было

наличие ФП у обследованных. В число ковариантов включены следующие факторы:

объемы левого и правого предсердий, ОТ, толщина эпикардиального жира, галектин

3 и альдостерон. По данным проведенного анализа установлено, что повышали

вероятность наличия ФП у пациентов с МС не только традиционные предикторы

возникновения данного нарушения ритма: объем левого предсердия (ОШ=1,07, 95%

ДИ 1,05-1,1, р0,001), объем правого предсердия (ОШ=1,06, 95% ДИ 1,04-1,1,

р0,001), окружность талии (ОШ=1,05, 95% ДИ 1,03-1,08, р0,001), но и толщина

эпикардиального жира (ОШ=1,73, 95% ДИ 1,34-2,2, р0,001), а также изучаемые

профиброгенные факторы – уровень альдостерона (ОШ=1,01, 95% ДИ 1,008-1,02,

р0,001) и галектин 3 в крови (ОШ=1,27, 95% ДИ 1,02-1,6, р=0,03).

Анализ ROC-кривой (AUC=0,775, 95% ДИ 0,695-0,854, р0,001) выявил

пороговое значение галектина 3 в сыворотке крови, разделяющее обследованных в

зависимости от наличия ФП и характеризующееся чувствительностью (74%) и

специфичностью (76%), которое составило 0,46 нг/мл. Установлено, что при

повышении уровня галектина 3 в сыворотке крови у обследованных более 0,46 нг/мл

вероятность наличия ФП увеличивалась в 9 раз (ОШ=9,01, 95%ДИ 4,13-19,68,

р0,001). Этот факт также позволил подтвердить существование связи изучаемого

маркера фиброза галектина 3 и ФП в сочетании с метаболическим синдромом.

17

ВЫВОДЫ

1. У пациентов с метаболическим синдромом толщина эпикардиальной

жировой ткани, значение объема левого предсердия и величина объема правого

предсердия больше, чем у здоровых людей. У больных с метаболическим

синдромом в сочетании с фибрилляцией предсердий значения объемов левого и

правого предсердия больше, чем у пациентов с метаболическим синдромом без

фибрилляции предсердий.

2. Уровень галектина 3 и концентрация альдостерона в сыворотке крови

больных с метаболическим синдромом в сочетании с фибрилляцией предсердий

выше, чем у пациентов с метаболическим синдромом без фибрилляции предсердий.

Уровень высокочувствительного С-реактивного белка у больных с метаболическим

синдромом выше, чем у здоровых людей. У пациентов с метаболическим

синдромом в сочетании с фибрилляцией предсердий и без фибрилляции

предсердий уровень высокочувствительного С-реактивного белка не отличается.

3. Факторами, увеличивающими риск развития фибрилляции предсердий у

пациентов с метаболическим синдромом, являются: повышение уровня галектина 3

более 0,46 нг/мл, высокая концентрация альдостерона в сыворотке крови

и

увеличение толщины эпикардиальной жировой ткани более 3,5 мм.

4. Уровни галектина 3 и альдостерона в сыворотке крови у больных с

метаболическим синдромом в сочетании с персистирующей формой фибрилляции

предсердий выше, чем в сочетании с пароксизмальной формой данной аритмии.

5. Уровень галектина 3 в сыворотке крови у больных с пароксизмальной и

персистирующей

формами

фибрилляции

предсердий

в

сочетании

с

метаболическим синдромом равный 0,77 нг/мл и более ассоциирован со снижением

эффективности медикаментозной антиаритмической терапии.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

Измерение

толщины

эпикардиальной

жировой

ткани

при

эхокардиографическом обследовании пациентов с метаболическим синдромом может

быть использовано для уточнения риска развития фибрилляции предсердий. У

пациентов с толщиной эпикардиального жира более 3,5 мм вероятность фибрилляции

предсердий в 6,9 раз выше, чем у больных с меньшим значением данного показателя.

При обследовании пациентов с метаболическим синдромом целесообразно

определение уровня галектина 3 и альдостерона в сыворотке крови. Выявление

высоких значений этих показателей может быть использовано для определения

повышенного риска развития фибрилляции предсердий.

Определение галектина 3 в сыворотке крови у больных с фибрилляцией

предсердий и метаболическим синдромом может быть использовано для

прогнозирования эффективности медикаментозной антиаритмической терапии с

целью уточнения показаний для проведения катетерной радиочастотной аблации. У

пациентов с фибрилляцией предсердий в сочетании с метаболическим синдромом

при повышении уровня галектина 3 в сыворотке крови более 0,77 нг/мл риск

отсутствия эффекта от медикаментозной антиаритмической терапии в 3,6 раз выше,

чем у больных с меньшим значением данного показателя.

18

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1.

Ионин, В.А. Галектин 3 у пациентов с метаболическим

синдромом и фибрилляцией предсердий / В.А. Ионин, О.В. Листопад, С.Е.

Нифонтов, Е.Ю. Васильева, А.В. Соболева, О.Д. Беляева, Е.И. Баранова //

Артериальная гипертензия. – 2014. – Т.20. - №5. – С. 101-108.

2.

Ионин, В.А. Роль галектина-3 и эпикардиального жира в

развитии фибрилляции предсердий у пациентов при метаболическом

синдроме /В.А. Ионин, О.В. Листопад, С.Е. Нифонтов, Е.И. Баранова, А.В.

Соболева, Е.В. Шляхто // Ученые записки СПбГМУ имени акад. И.П.

Павлова.–2015.–Т.22.-№1.–С. 43-46.

3.

Ионин, В.А.

Галектин

3 и альдостерон у пациентов с

фибрилляцией предсердий и метаболическим синдромом / В.А. Ионин, А.В.

Соболева, О.В. Листопад, С.Е. Нифонтов, Е.А. Баженова, Е.Ю. Васильева,

Е.И. Баранова, Е.В. Шляхто / Российский кардиологический журнал. – 2015.

– Т.120.-№4. – С. 79-83.

4.

Листопад, О.В. Толщина эпикардиального жира и сосудистая

жесткость у больных абдоминальным ожирением: гендерные особенности. /

О.В. Листопад, Е.А. Баженова, В.А. Ионин, А.В. Соболева, Е.И. Баранова //

Проблемы женского здоровья. – 2015. – Т.10. - №1. – С. 43-49.

5.

Баранова Е.И. Метаболический синдром и фибрилляция предсердий:

предикторы развития. Подходы к терапии / Е.И. Баранова, О.В. Листопад, Д.И.

Яцук, В.А. Ионин, А.В. Соболева // Материалы IХ Всероссийской конференции

«Проблемы женского здоровья и пути их решения» - 2015. – С.4-5.

6.

Баранова, Е.И. Адекватность антитромботической терапии при

неклапанной фибрилляции предсердий в реальной клинической практике / Е. И.

Баранова, А.В. Соболева, Р.С. Азнаурян, Е.А. Чубенко, А.А. Кацап, В.А. Ионин,

Д.И. Яцук // Материалы 3-го международного образовательного форума

«Российские дни сердца».–2015.–Т.120.-№ 4 (прил. 1).–С.14.

7.

Ионин, В.А. Уровень галектина 3 у пациентов с метаболическим

синдромом // Сборник научных трудов студентов и молодых ученых кафедры

терапии факультетской с курсом эндокринологии, кардиологии и функциональной

диагностики с клиникой имени Г.Ф. Ланга «От научных исследований – к

клинической практике». - 2014. – С. 14-15.

8.

Ионин, В.А. Уровень галектина 3 у пациентов с абдоминальным

ожирением // Сборник тезисов LXXV научно-практической конференции

«Актуальные вопросы экспериментальной и клинической медицины – 2014». -

2014. - С. 129.

9.

Ионин, В.А. Изучение роли галектина 3 в ремоделировании артерий и

развитии атеросклероза у пациентов с метаболическим синдромом / В.А. Ионин,

А.В. Соболева, О.В. Листопад, Д.И. Яцук, Д.Л. Бровин, Е.А. Баженова, Т.Л.

Каронова, О.Д. Беляева, Е.И. Баранова // Российский кардиологический

журнал:Материалы 3-го международного образовательного форума «Российские

дни сердца». – 2015. – Т. 120. - № 4. – С. 45.

19

10.

Ионин, В.А. Галектин 3 – возможный предиктор развития

фибрилляции предсердий у пациентов с метаболическим синдромом / В.А. Ионин,

А.В. Соболева, О.В. Листопад, О.Д. Беляева, Е.И. Баранова, Е.В. Шляхто //

Артериальная гипертензия: Сборник тезисов 3-го Международного конгресса

«Артериальная гипертензия – от Короткова до наших дней».–2015.–Т. 21,

(приложение 1). – С. 73-74.

11.

Ионин, В.А. Профиброгенный эффект галектина 3 и альдостерона,

сосудистая жесткость у пациентов с абдоминальным ожирением и артериальной

гипертензией / В.А. Ионин, А.В. Соболева, О.В. Листопад, Д.И. Яцук, Е.А.

Баженова, Е.А. Полякова, О.Д. Беляева, Е.И. Баранова, Е.В. Шляхто //

Артериальная гипертензия: Сборник тезисов 3-го Международного конгресса

«Артериальная гипертензия – от Короткова до наших дней». – 2015. – Т. 21,

(приложение 1). – С. 74.

12.

Ионин, В.А. Галектин 3 у пациентов с метаболическим синдромом и

фибрилляцией предсердий / В.А. Ионин, А.В. Соболева, Е.Л. Заславская, Д.И.

Яцук, О.В. Листопад, О.Д. Беляева, Е.И. Баранова, Е.В. Шляхто // Вестник

аритмолгии: Сборник тезисов 6-го Всероссийского съезда аритмологов. – 2015.

13.

Ионин, В.А. Роль маркеров фиброза у пациентов с метаболическим

синдромом и фибрилляцией предсердий / В.А. Ионин, Д.И. Яцук, Е.Л. Заславская

// Сборник тезисов LXXVI научно-практической конференции «Актуальные

вопросы экспериментальной и клинической медицины – 2015». - 2015. – С. 144.

14.

Листопад, О.В. Апелин и структурно-функциональные параметры

сердца у больных с абдоминальным ожирением / О.В. Листопад, Е.А. Баженова,

В.А. Ионин, А.В. Соболева, Е.И. Баранова // Материалы IХ Всероссийской

конференции «Проблемы женского здоровья и пути их решения». - 2015. – С. 41-

42.

15.

Ionin, V.A. Galectin 3, arterial stiffness and carotid intima-media thickness

in patients with metabolic syndrome / V.A. Ionin, O.V. Listopad, S.E. Nifontov, D. L.

Brovin, D.I. Jatsuk, A.V. Soboleva, E.A. Bazhenova, T.L. Karonova, O.D. Belyaeva,

E.I. Baranova // 17-th International symposium on atherosclerosis. – Amsterdam, 2015.

– Abstract № 324. – www.isa-2015.com/abstracts-available-online.

16.

Ionin, V.A. Epicardial fat thickness, hsCRP and galectin 3 in patients with

metabolic syndrome / V.A. Ionin, O.V. Listopad, S.E. Nifontov, A.V. Soboleva, D.I.

Jatsuk, E.A. Bazhenova, O.D. Belyaeva, E.I. Baranova // 17-th International symposium

on atherosclerosis.–Amsterdam, 2015.–Abstract № 307.–www.isa-2015.com/abstracts-

available-online.

17.

Ionin, V.A. Galectin 3 in patients with atrial fibrillation and metabolic

syndrome / V.A. Ionin, O.V. Listopad, S.E. Nifontov, A.V. Soboleva, D.I. Jatsuk, E.L.

Zaslavskaya, O.D. Belyaeva, E.I. Baranova, E.V. Shlyakhto // EHRA Europace-

cardiostim – Milan, 2015. - Abstract № 40103.

18.

Ionin, V.A. Galectin 3 and aldosterone in patients with metabolic syndrome

without heart failure. / V.A. Ionin, D.I. Jatsuk, O.V. Listopad, A.V. Soboleva, E.A.

Bazhenova, E.U. Vasilieva, E.I. Baranova, A.O. Konradi, O.D. Belyaeva, E.V.

АГ

АД

АО

АРА

иАПФ

ИБС

ИММЛЖ

ИМТ

МС

ОБ

ОТ

ОТ/ОБ

РААС

СД

СРБ

ТГ

ФП

ХС ЛПВП

ХС ЛПНП

ХСН

EHRA

IDF

– артериальная гипертензия

– артериальное давление

– абдоминальное ожирение

– антагонисты рецепторов ангиотензина II

– ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента

– ишемическая болезнь сердца

– индекс массы миокарда левого желудочка

– индекс массы тела

– метаболический синдром

– окружность бедер

– окружность талии

– соотношение окружности талии к окружности бедер

– ренин-ангиотензин-альдостероновая система

– сахарный диабет

– С-реактивный белок

– триглицериды

– фибрилляция предсердий

– холестерин липопротеидов высокой плотности

– холестерин липопротеидов низкой плотности

– хроническая сердечная недостаточность

– Европейская ассоциация сердечного ритма

– Международная Федерация Диабета

20

Shlyakhto // J. of Hypertension. - Vol. 33, Supplement 1 / 25-th European meeting of

hypertension and cardiovascular protection. – Milan, 2015. P. 433.

19.

Ionin, V.A. Arterial stiffness, galectin 3 and aldosterone in patients with

metabolic syndrome / V.A. Ionin, O.V. Listopad, D.I. Jatsuk, A.V. Soboleva, E.A.

Bazhenova, E.U. Vasilieva, O.D. Belyaeva, E.I. Baranova, E.V. Shlyakhto // J. of

Hypertension. - Vol. 33, Supplement 1 / 25-th European meeting of hypertension and

cardiovascular protection. – Milan, 2015. P. 433.

20.

Ionin, V.A. Epicardial fat thickness, hsCRP and galectin 3 in patients with

metabolic syndrome / V.A. Ionin, O.V. Listopad, D.I. Jatsuk, A.V. Soboleva, S.E.

Nifontov, E.U. Vasilieva, O.D. Belyaeva, E.I. Baranova, E.V. Shlyakhto // J. of

Hypertension. - Vol. 33, Supplement 1 / 25-th European meeting of hypertension and

cardiovascular protection. – Milan, 2015. P. 433.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ



Похожие работы:

«БАЕВ ИГОРЬ ВЛАДИМИРОВИЧ ПРИМЕНЕНИЕ МИКРОСЕКУНДНОГО ND:YAG ЛАЗЕРА В РЕСТАВРАЦИОННОЙ СТОМАТОЛОГИИ 14.01.14 – Стоматология (медицинские науки) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва 2015 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И. Евдокимова Министерства Здравоохранения Российской Федерации...»

«Бондар Ксения Юрьевна ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АНТИОКСИДАНТНОГО СТАТУСА ПРИ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА С ДИСЛИПИДЕМИЕЙ 14.01.05 – Кардиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва 2015 2 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И. Евдокимова Министерства здравоохранения Российской Федерации...»

«ФИЛИППОВА Ольга Васильевна ХИРУРГИЧЕСКИЕ И МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЛЕЧЕНИЯ РУБЦОВЫХ ДЕФОРМАЦИЙ У ДЕТЕЙ 14.01.19 – детская хирургия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учѐной степени доктора медицинских наук Санкт-Петербург 2015 2 Работа выполнена в отделении последствий травм, ревматоидного артрита и комбустиологии Федерального государственного бюджетного учреждения Научно-исследовательский детский ортопедический институт имени Г.И. Турнера Министерства здравоохранения...»





 
© 2015 www.z-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.