авторефераты диссертаций www.z-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

ЯКОВЛЕВА

Екатерина Евгеньевна

ФАРМАКОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОИЗВОДНЫХ ФЛУОРЕНКАРБОНОВОЙ

И

α-ОКСИФЛУОРЕНКАРБОНОВОЙ КИСЛОТ

14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Санкт-Петербург

2015

2

Работа выполнена в отделе нейрофармакологии имени С.В. Аничкова Федерального

государственного бюджетного научного учреждения «Институт экспериментальной

медицины»

Научный руководитель:

доктор биологических наук Хныченко Людмила Константиновна

Официальные оппоненты:

Петров Александр Николаевич, доктор медицинских наук, профессор, Федеральное

государственное бюджетное учреждение науки «Институт токсикологии Федерального

медико-биологического агентства», заведующий лабораторией психофармакологии.

Воробьева Виктория Владимировна, доктор медицинских наук, Государственное

бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Северо-Западный государственный медицинский университет имени И.И. Мечникова»

Министерства

здравоохранения

Российской

Федерации,

заведующая

кафедрой

фармакологии.

Ведущая организация: Государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего

профессионального

образования

«Первый

Санкт-Петербургский

государственный

медицинский

университет

имени

академика

И.П.

Павлова»

Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Защита состоится 29 сентября 2015 г. в ____ часов на заседании диссертационного совета

Д 215.002.07 на базе ФГБВОУ ВПО «Военно-медицинская академия имени С.М. Кирова»

(194044, Санкт-Петербург, улица Академика Лебедева, д. 6, Военно-медицинская

академия имени С.М. Кирова).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте ФГБВОУ ВПО «Военно-

медицинская академия имени С.М. Кирова» МО РФ, WWW.vmeda.spb.ru и ВАК РФ

Министерства образования и науки РФ www.vak.ed.gov.ru

Автореферат диссертации разослан « __ » ____________ 2015 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

доктор медицинских наук профессор

Богомолов Борис Николаевич

3

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Известно, что эмоциональные или аффективные расстройства, и прежде всего

депрессия,

дезорганизуют

приспособительное

поведение

и

являются

тяжелым

заболеванием, распространяющимся более чем на 12 % населения экономически развитых

стран (Смулевич А.Б., 2000; Стрекалова Т.В., Сеспульо Р., Ковальзон В.М., 2008).

Представляя собой серьезную медико-социальную проблему, депрессивные расстройства

относятся к основным источникам неблагополучия и нетрудоспособности человека

(Немерофф Ч.Б., Келси Дж.Э., 2007). По прогнозам эта мультифакториальная патология к

2020 г может занять 2 место после ишемической болезни сердца (Корнетов Н.А., 2002).

Современная тактика лечения тревожно-депрессивных состояний не полностью

удовлетворяет потребности практической медицины, поскольку многие применяемые в

клинике антидепрессанты и анксиолитики оказывают значительные побочные эффекты,

возникновение которых является причиной отмены лечения и, как следствие,

несостоятельности терапии (Коррабл Э., Пюх А., 1993; Crawford A.A., Lewis S., Nutt D.,

Peters T.J, 2014). Так, трициклические антидепрессанты (амитриптилин) и анксиолитики

бензодиазепиновой группы наряду с сильным психотропным эффектом оказывают

выраженное периферическое холинолитическое действие, проявляющееся множеством

нежелательных побочных эффектов: слабостью, дневной сонливостью, головокружением,

тошнотой, головной болью, сухостью во рту, синдромом «сухого глаза», нарушением

аккомодации, сердцебиениями, кардиалгией, парестезиями и болями в конечностях,

задержкой мочеиспускания и дефекации (Машковский М.Д., 1998; Крылов С.С. и соавт.,

1999; Вейн А.М. и соавт., 2002; Crawford A.A. et al., 2013).

Поскольку патогенез современных тревожно-депрессивных нарушений имеет

тенденцию к изменению, усложнению, полиморфизму и сочетаемости вследствие

интенсификации современного ритма жизни, приводящей к физическому и психическому

перенапряжению организма, необходимость в разработке новых антидепрессивных и

противотревожных лекарственных препаратов, характеризующихся более высокой

эффективностью и переносимостью, для фармакологической коррекции возникающих

расстройств не теряет своей актуальности.

В

процессе

изыскания

новых

антидепрессивных

и

противотревожных

лекарственных средств, с учетом современных представлений о патогенезе аффективных

расстройств, наше внимание привлекли соединения совершенно нового класса -

производные флуоренкарбоновой и α-оксифлуоренкарбоновой кислот, оказывающие М-

холиноблокирующее действие. Их разработка, синтез и доклинические исследования

ведутся в

отделе нейрофармакологии имени С.В. Аничкова ФГБНУ «ИЭМ».

Экспериментально

установлено,

что

М-холиноблокаторы

оказывают

стойкое

антидепрессивное действие, изменяя синаптическую пластичность (Лосев Н.А., 1987;

DrevetsW.C., Zarate C.A., Furey M.L., 2012). Важным обстоятельством является и то, что

проявляя выраженное психотропное действие, соединения этого класса лишены побочных

периферических

холинолитических

эффектов.

Поэтому

поиск

препаратов

с

антидепресивной и противотревожной активностью перспективен среди производных

флуоренкарбоновой и α-оксифлуоренкарбоновой кислот.

Степень разработанности темы

Соединения

ИЭМ-1524

и

ИЭМ-1391,

проявляющие

антидепрессивный,

анксиолитический, снотворный эффекты и характеризующиеся отсутствием выраженного

периферического антихолинергического действия, ранее не были описаны ни в одном

литературном

источнике.

Выявленные

фармакологические

свойства

позволяют

предполагать, что новые соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 могут найти применение в

комплексной терапии депрессивных расстройств.

4

Цель работы - исследовать антидепрессивную и анксиолитическую активность аналогов

амизила, производных флуоренкарбоновой и α-оксифлуоренкарбоновой кислот –

соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 при моделировании депрессивно - тревожного

состояния у грызунов.

Задачи исследования:

1.

Определить «острую» токсичность производных флуоренкарбоновой и α-

оксифлуоренкарбоновой кислот – соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391.

2.

Провести сравнительный анализ зависимости фармакологической активности (М-

холинолитического, антидепрессивного, противотревожного, снотворного эффектов)

соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 от их химического строения.

3.

Исследовать влияние соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на эмоциональную

реактивность, двигательную активность, исследовательскую способность

и память

животных в тестах «открытое поле» и «условная реакция пассивного избегания» с

использованием препаратов сравнения (амитриптилина и диазепама).

4.

Оценить антидепрессивную активность соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на

резерпиновой модели депрессии в тесте Порсолта с использованием препаратов

сравнения.

5.

Исследовать противотревожное (анксиолитическое) действие соединений ИЭМ-

1524 и ИЭМ-1391 в тесте «приподнятый крестообразный лабиринт» с использованием

препаратов сравнения.

6.

Оценить

участие

моноаминов

в

механизме

противотревожного

и

антидепрессивного

эффектов

соединений

ИЭМ-1524

и

ИЭМ-1391

с

учетом

патофизиологических особенностей развития депрессивных состояний.

Научная новизна исследования

В

работе

впервые

на

модели

депрессивного

состояния

исследованы

фармакологические свойства аналогов амизила - производных флуоренкарбоновой и α-

оксифлуоренкарбоновой кислот (ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391) в сопоставлении с известными

и широко используемыми в клинической практике антидепрессантом амитриптилином и

транквилизатором диазепамом.

Установлено, что аналоги амизила являются низко токсичными соединениями

(ЛД50 ИЭМ-1524 и амизила находятся в одном диапазоне доз, тогда как ЛД50 ИЭМ-1391 в

3,75 раза выше, чем у амизила). Отсутствие скрытых признаков токсического действия

подтверждено и результатами гистологического исследования ткани печени при

хроническом

внутрибрюшинном

введении

тестируемых

производных

в

дозах,

оказывающих максимальный анксиолитический эффект.

Показано, что тестируемые соединения в высоких дозах (80-100 мг/кг для ИЭМ-

1524 и 200-400 мг/кг для ИЭМ-1391) проявляют выраженную снотворную активность,

сопоставимую с таковой у эталонного препарата сравнения (барбамил).

При исследовании локомоторной и вегетотропной активности в тесте «открытое

поле» выявлено, что соединение ИЭМ-1524 оказывает преимущественно седативное

действие с вегетостабилизирующим и миорелаксирующим эффектами, тогда как

соединение

ИЭМ-1391

-

стимулирующее,

усиливая

двигательную

активность

экспериментальных животных.

Показано, что курсовое (30 дней) введение соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 не

нарушает выработку «условной реакции пассивного избегания», а напротив, улучшает

процессы формирования памятного следа.

У животных с моделированной депрессией в тесте Порсолта и в тесте

«приподнятый крестообразный лабиринт» установлено, что соединения ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391

наряду

с

центральным

мускариновым

холиноблокирующим

(М-

Научно-практическая ценность работы

Результаты сравнительного исследования новых аналогов амизила - производных

флуоренкарбоновой и α-оксифлуоренкарбоновой кислот - позволили впервые обнаружить,

что соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 могут рассматриваться как перспективные

средства патогенетической терапии при развитии депрессивноподобных состояний.

Методология и методы исследования

Методология исследования заключалась в фармакологическом анализе поведения

грызунов (крыс и мышей), включая оценку антидепрессивных и анксиолитических

эффектов

аналогов

амизила

-

производных

флуоренкарбоновой

и

α-

оксифлуоренкарбоновой

кислот.

Исследование

поведения

включало

ряд

тестов

(«открытое поле», «приподнятый крестообразный лабиринт», тест Порсолта, «условная

реакция пассивного избегания»). В качестве препаратов сравнения использованы

антидепрессант амитриптилин и транквилизатор диазепам. В исследование также входила

токсикологическая оценка соединений с использованием пробит-анализа, расчета ЛД50 и

ЕД50, морфологического изучения ткани печени и слизистой оболочки желудка,

исследования уровня моноаминов в головном мозге грызунов с помощью метода

высокоэффективной жидкостной хроматографии с электрохимическим детектором.

Работа выполнена с соблюдением всех правил доказательной медицины.

Положения, выносимые на защиту:

1.

ИЭМ-1524 - низко токсичное соединение. При однократном введении в диапазоне

доз от 3 до 80 мг/кг проявляет анксиолитическое (противотревожное), седативное,

миорелаксирующее действие, а в более высоких дозах (80-100 мг/кг) – снотворный

эффект. Центральная М-холинолитическая активность вещества ИЭМ-1524 преобладает

над периферическими М-холинолитическими реакциями.

2.

Соединение ИЭМ-1391 является транквилизатором с широким терапевтическим

диапазоном доз и низкой токсичностью. В дозах от 5 до 200 мг/кг при однократном

введении активирует ЦНС и проявляет анксиолитические свойства, а в более высоких

(200-400 мг/кг) – обладает снотворным эффектом.

3.

Курсовое

введение

соединений

ИЭМ-1524

и

ИЭМ-1391

оказывает

анксиолитическое и антидепрессивное действия, сопоставимые по выраженности

эффектов с таковыми у препаратов сравнения (амитриптилин, диазепам); стимулирует

исследовательскую активность у грызунов; а также вызывает изменение локомоторной

активности (седативный эффект для ИЭМ-1524 и стимуляция общей двигательной

активности для ИЭМ-1391).

4.

Антидепрессивный и противотревожный эффекты соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-

1391 не только обусловлены блокадой мускариновых холинорецепторов, но и связаны с

коррекцией таких патофизиологических механизмов депрессии и тревоги, как нарушение

баланса моноаминов (дофамина, норадреналина и серотонина) в структурах головного

мозга (стриатум, гипоталамус). При этом соединение ИЭМ-1524 в большей степени

вовлечено в процессы серотонинергической и норадренергической передачи, а ИЭМ-1391

дофаминергической.

моделировании

депрессивного

состояния

противотревожная активность соединений

изменением баланса моноаминов (дофамина,

гипоталамусе грызунов.

показано,

что

антидепрессивная

и

ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 коррелирует с

норадреналина и серотонина) в стриатуме и

5

холиноблокирующим) действием, проявляют

выраженную антидепрессивную и

анксиолитическую активность.

На основании нейрохимических изменений в структурах головного мозга при

6

Степень достоверности результатов исследования и сделанных на их основе выводов

определяется большим количеством наблюдений на 850 крысах и 1256 мышах;

формированием групп сравнения; использованием современных методов оценки

поведения животных; морфологических изменений в ткани печени; биохимических

изменений в головном мозге; корректностью статистической обработки полученных

данных в сочетании с их анализом.

Реализация результатов исследования

Работа выполнена в соответствии с плановыми научно-исследовательскими

разработками ФГБУ «НИИЭМ» СЗО РАМН. Материалы исследования используются в

лекционном курсе кафедры фармакологии Российской военно-медицинской академии им.

С.М. Кирова Министерства обороны РФ, кафедры фармакологии Новгородского

государственного университета им. Ярослава Мудрого. По результатам исследования

получен патент на изобретение № 2535027 (Антидепрессивное средство. Дата

публикации: 10.12.2014. Официальный бюлл. Изобретения. Полезные модели № 34,

ФИПС, Москва – 2014).

Личный вклад автора

Автором проведен аналитический обзор отечественной и зарубежной литературы

по

изучаемой

проблеме,

самостоятельно

выполнены

экспериментальные

фармакологические исследования. Вклад автора заключается в непосредственном участии

на всех этапах исследования: от постановки задач, их экспериментально-теоретической

реализации до обсуждения результатов в научных публикациях и докладах.

Апробация работы

Основные результаты работы были представлены и обсуждены на 3-ем

Всероссийском научно-практическом семинаре молодых ученых «Методологические

аспекты

экспериментальной

и

клинической

фармакологии»

(Волгоград,

2011);

Всероссийской

молодежной

конференции-школе

«Нейробиология

интегративных

функций мозга» (Санкт-Петербург, 2011); 4-ом съезде фармакологов России «Инновации

в современной фармакологии» (Казань, 2012); 2-ой Всероссийской

конференции

молодых ученых «Проблемы биомедицинской науки третьего тысячелетия» (Санкт-

Петербург, 2013); Всероссийской научной конференции с международным участием

«Фармакологическая

нейропротекция»,

посвященной

90-летию

Отдела

нейрофармакологии НИИЭМ СЗО РАМН (Санкт-Петербург, 2013); Всероссийской

конференции с международным участием «Инновации в фармакологии: от теории к

практике», посвященной 90-летию со дня рождения академика АМН СССР А.В.

Вальдмана (Санкт-Петербург, 2014).

Апробация диссертации прошла на заседании отдела нейрофармакологии им. акад.

С.В. Аничкова ФГБУ «НИИЭМ» СЗО РАМН 09 декабря 2014 года.

Публикации

По теме диссертации опубликовано 8 печатных работ, в том числе 3 статьи

реферируемых журналах, рекомендованных перечнем ВАК, и патент № 2535027.

в

Объем и структура диссертации

Диссертация изложена на 130 страницах машинописного текста, содержит 18

таблиц и 7 рисунков и состоит из следующих разделов: «Введение», «Обзор литературы»,

«Материалы и методы исследования», «Результаты исследований», «Обсуждение

результатов», «Выводы». Список цитируемой литературы включает 149 источников, из

них 70 отечественных и 79 иностранных.

Гидрохлорид 2 – (диэтиламино)-

этилового эфира бензиловой

кислоты

Гидрохлорид 2- (диэтиламино)-

этилового эфира 9-гидрокси-9-Н

флуоренкарбоновой кислоты

Гидрохлорид 4- (этилпиперазин-

1-ил) – амида 9-гидрокси-9-Н

флуоренкарбоновой кислоты

5-(3-Диметиламинопропилиден)-

10,11-

дигидродибензоциклогептен

7-хлоро-1-метил-5-фенил-1,3-

дигидро-2H-1,4-бензодиазепин-

2-он

амизил

ИЭМ-1524

CH3

CH3

ИЭМ-1391

амитриптилин

диазепам

O

C

O

OH

O

O

OH

N

O

H3C

N

N

HO

Cl

CH3

N

CH3

N

HCl

N

C2H5

HCl

CH3

N

CH3

O

7

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Экспериментальные животные и условия их содержания. Опыты выполнены на 1256

самцах белых беспородных мышей массой 18-27 г и 850 крысах – самцах породы Вистар

массой 180-200 г, полученных из питомника «Рапполово». До начала эксперимента

животные содержались в условиях вивария на стандартном сбалансированном рационе со

свободным доступом к воде при 12 часовом световом дне с соблюдением Международных

рекомендаций Европейской конвенции по защите позвоночных животных, используемых

при экспериментальных исследованиях (1997).

В таблицах 1 и 2 представлены: химическое название, структурные формулы,

лабораторный шифр аналогов амизила и препаратов сравнения; дозы, путь введения в

зависимости от объекта исследования.

Таблица 1

Основные сведения (химическое название, структурные формулы, лабораторный шифр)

аналогов амизила и препаратов сравнения

Химическое название

Структурная формула

Вещество

п/п

1

2

3

4

Вещество

ИЭМ-1524

ИЭМ-1391

амитриптилин

диазепам

Путь введения

Объект

Доза, мг/кг

исследования

внутрибрюшинно мыши

крысы

внутрибрюшинно мыши

крысы

внутрибрюшинно мыши

крысы

внутрибрюшинно мыши

крысы

19

9

22

10

2

1

1

0,5

8

Таблица 2

Дозы, путь введения

соединений ИЭМ-1524, ИЭМ-1391 и препаратов сравнения в

зависимости от объекта исследования

Острую токсичность ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 определяли на мышах. С помощью метода

пробит-анализа Блисса-Прозоровского были произведены расчеты ЛД50, ЕД50 и средней

ошибки, на основании чего построены графики «кривая доза-эффект»

и определены

максимально

эффективные

дозы

тестируемых

соединений

в

отношении

анксиолитического эффекта (Прозоровский В.Б., 2007). Для выявления возможных

отсроченных эффектов новых аналогов амизила проводили курсовое (30 дней) введение

ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на двух видах животных (белые мыши, крысы породы Вистар).

Модель ареколинового тремора (Раевский К.С., Наркевич В.Б., 2000). Исследуемые

вещества (ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391) вводили мышам внутрибрюшинно однократно в дозах:

1мг/кг, 5мг/кг, 10мг/кг, 25мг/кг или 50 мг/кг за 20 минут до введения М-холиномиметика

ареколина. Доза ареколина, при которой у 100% животных возникает ареколиновый

тремор, составляла 15 мг/кг. Растворы тестируемых веществ вводили в одном и том же

объеме из расчета 0,2 мл на 20 г массы животного. Контрольная группа мышей получала

физиологический раствор и ареколин внутрибрюшинно. Время наблюдения составляло 30

мин после инъекции. Гиперкинезы оценивали

визуально по интенсивности и

длительности. Кроме тремора (центральное М-холиномиметическое действие ареколина)

оценивали интенсивность саливации (периферический эффект). Во всех опытах

учитывали количество летальных исходов. Были определены дозы препаратов, полностью

предупреждающие возникновение ареколинового тремора, максимально неэффективные

дозы и несколько промежуточных доз. В качестве препаратов сравнения использовали

диазепам, амитриптилин, амизил, метамизил.

Модель никотиновых судорог. Соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391, вводили мышам

внутрибрюшинно однократно за 20 мин до введения центрального Н-холиномиметика

никотина. Никотин использовали в дозе 14 мг/кг, при которой никотиновые судороги

возникают у 100% мышей. Время наблюдения составляло 15 мин после инъекции.

Гиперкинезы оценивали визуально по интенсивности, длительности судорог и количеству

летальных исходов. О выраженности и характере центрального холинергического

действия судили по степени ингибиции или потенциации судорог, вызванных введением

никотина. В качестве препаратов сравнения использовали диазепам,

амитриптилин,

амизил, метамизил.

Миорелаксирующую активность

перевернутой сетчатой платформе

Неробкова Л.Н., 2000).

оценивали с помощью теста удерживания на

и теста бокового положения (Воронина Т.А.,

9

Снотворный эффект соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 изучали на 150 белых мышах-

самцах с помощью методики оценки гипнотического эффекта по боковому положению

животных. При введении высоких доз веществ, вызывающих гипнотическое состояние,

животные некоторое время после введения вещества остаются в неудобной позе на спине

или на боку, которая и обозначается как наличие бокового положения (Воронина Т.А.,

Неробкова Л.Н., 2000). Определяли длительность бокового положения животных и ЕД50

препаратов. Снотворное действие тестируемых соединений сравнивали с эффектом

барбамила.

Методы исследования поведенческих реакций животных

Опыты проводили в соответствии с Руководством по проведению доклинических

исследований лекарственных средств (Миронов А.Н., Бунатян Н.Д. и соавт., 2012) на

крысах-самцах породы Вистар массой 180-200 г. Для экспериментов отбирали животных,

проявляющих средний уровень спонтанной двигательной активности в тесте «открытое

поле». В каждом тесте специфическую активность или совокупность поведенческих

показателей изучали на 60 животных, которых делили на 6 групп. Первую группу

составляли интактные животные. Крысам второй (контрольной) группы ежедневно в

течение 30 дней внутрибрюшинно вводили физиологический раствор, третьей и четвертой

- соединение ИЭМ-1524 или ИЭМ-1391 в дозах 9 мг/кг и 10 мг/кг соответственно.

Животным пятой и шестой групп внутрибрюшинно вводили один из препаратов

сравнения - амитриптилин или диазепам. На 30-й, 31-й дни хронического введения

соединений проводили тестирование («открытое поле», «приподнятый крестообразный

лабиринт», «условная реакция пассивного избегания» или тест Порсолта).

В Тесте «открытое поле» в модификации «Real Timer» арена, используемая нами,

представляла собой круглую площадку, диаметром 92 см и боковыми стенками высотой

41 см. Пол площадки был расчерчен на 18 одинаковых секторов, расположенных в три

ряда. За единицу перемещения принимали один пересеченный сектор. На пересечении

секторов имелись небольшие округлые отверстия. Площадка равномерно освещалась

источником света. Горизонтальную двигательную активность грызунов регистрировали

на периферии, в наружных /3 арены и в ее центре. Помимо горизонтальной локомоторной

активности регистрировали вертикальную двигательную активность (представленную

двумя видами стоек: с опорой передними лапами на стенку и без нее); груминг;

обследование (обнюхивание) отверстий (норок) как показатель исследовательской

способности и уровень дефекации, который считается индексом эмоциональности

животного (Буреш Я., Бурешова О., Хьюстон Д.П., 1991; Holl C.S., 1936). Параллельно

отмечали наличие замираний животного как показатель крайней степени тревожности и

эмоционального напряжения.

Резерпиновая модель депрессии. На 30-й день курсового введения соединений ИЭМ-

1524, ИЭМ-1391 или препаратов сравнения создавали модель экспериментальной

депрессии. Крысам экспериментальных групп через 1 час после введения тестируемых

соединений внутрибрюшинно вводили резерпин в дозе 4 мг/кг (Андреева, Н.И., 2000).

При появлении признаков депрессивного поведения (гипокинезия, блефароптоз,

гипотермия), максимально развивающихся через 4 часа после инъекции раствора

резерпина, оценивали степень депрессивности с помощью теста Порсолта.

Тест Порсолта. При плавании в ограниченном пространстве, из которого невозможно

выбраться, после начального периода активных попыток крысы резко снижают

двигательную активность и зависают в воде в характерной позе. Стадия неподвижности

(иммобильности)

в

тесте

интерпретируется

как

депрессивноподобное

состояние

(Молодавкин и др., 2005; Миронов А.Н. и соавт., 2012; Porsolt et al., 1978). Через 4 часа

после введения резерпина, крысу помещали в сосуд (диаметром 30-40 см и глубиной 60

см, который заполнялся водой с температурой 25оС), где она плавала в течение 15 мин.

Затем животное вынимали, высушивали и помещали в домашние клетки. Для оценки

2

результатов.

Статистический

анализ

проводили

с

световым микроскопом.

Статистическая

обработка

10

выраженности депрессивноподобного состояния регистрировали время иммобильности и

количество замираний.

Тест «приподнятый крестообразный лабиринт» (ПКЛ). В работе был использован

лабиринт, состоящий из двух открытых и двух закрытых рукавов, расположенных

крестообразно и приподнятых над полом на 50 см. Ширина рукавов составляла 10 см,

высота стенок в закрытых рукавах- 45 см. Сверху все рукава были открыты. В месте

перпендикулярного пересечения рукавов находилась площадка размером 10х10 см, на

которую сажали тестируемую крысу. Поведение животных регистрировали в течение 5

мин и оценивали следующие параметры: количество заходов в открытые и закрытые

рукава, время нахождения в открытых и закрытых рукавах. Анксиолитический эффект

препарата оценивался по числу заходов в светлые рукава и времени нахождения в них, без

увеличения общего числа заходов (Воронина Т.А., Середенин С.Б., 2000).

Тест «условная реакция пассивного избегания» (УРПИ) вырабатывали на основе

однократного электрокожного подкрепления в установке, состоящей из двух камер -

большой (освещенной) и малой (темной) с электрифицированным полом, сообщающихся

между собой круглым отверстием. При обучении каждое экспериментальное животное

помещалось на 3 мин в середину освещенной камеры так, чтобы хвост был направлен к

отверстию в темную камеру. Крысы исследовали камеру, находили отверстие в темную и

проникали в нее. Регистрировали латентный период захождения животного в темную

камеру. В конце третьей минуты на электродный пол темной камеры подавали

электрический ток (50 Гц, 6 мА), заставляющий крысу перебегать в освещенную камеру,

откуда ее удаляли. Воспроизведение УРПИ определяли через 24 часа. Для этого крысу

помещали в установку на 3 мин. Регистрировали тот же параметр, что и при обучении. В

случае если крыса не заходила в темную камеру, то это расценивали как воспроизведение

навыка пассивного избегания, а если уменьшался промежуток времени нахождения в

освещенной камере - как амнезию навыка.

Биохимические методы исследования. Содержание моноаминов и их метаболитов в

структурах головного мозга крыс определяли методом высокоэффективной жидкостной

хроматографии с электрохимическим детектором (ВЭЖХ). После декапитации животных,

на льду извлекали мозг и выделяли из него структуры (стриатум, гипоталамус). Ткань

мозга хранили в холодильнике при -700С до последующего анализа. Перед анализом

пробы гомогенизировали с помощью прибора УЗДН-2Т, центрифугировали в течение 10

минут с добавлением 50 мкл хлорной кислоты (0,1 М). В надосадочной жидкости

определяли концентрацию норадреналина (НА), дофамина (ДА), серотонина (5-ОТ) и

метаболитов 5-гидроксииндолуксусной кислоты (5-ГИУК), гомованилиновой кислоты

(ГВК), 3,4-дигидроксифенилуксусной кислоты (ДОФУК) на хроматографе Beckman

System Gold с аналитической колонкой Phenomenex (С18,

250 x4,6 мм, 5мкм) и

амперометрическим детектором LC-4B BAS. Определение концентрации исследуемых

веществ проводили при потенциале +0,75 В. Подвижная фаза состояла из 0,02 М

цитратно-фосфатного буфера (рН=3,5); 0,002 М Na2ЭДТА; 0,006 % октилсульфата натрия;

6,5% ацетонитрила при скорости потока 1,0 мл/мин. Аналитическое время пробега пробы

в хроматографической колонке составляло 18 мин. Идентификацию и чистоту

хроматографических пиков, а также их количественную оценку осуществляли по

отношению к пикам, полученным от внешних стандартов.

Морфологический анализ ткани печени. Для гистологического исследования кусочки

печени фиксировали в растворе Буэна (пикриновая кислота 1,2% - 15 мл; формалин 40% -

5 мл; уксусная кислота – 1 мл) и проводили через хлороформ с последующей заливкой в

парафин. Серийные срезы окрашивали гематоксилином-эозином и просматривали под

использованием дисперсионного анализа two-way ANOVA test. Различия между

значениями при р0.05 считали статистически значимыми. В таблицах и графиках

11

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Определение токсичности соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391

Острую токсичность определяли на 560 белых мышах-самцах массой 18-27 г.

Каждая доза препарата испытана на 10 животных. Соединение ИЭМ-1524 при

однократном введении исследовали в дозах 50 мг/кг, 100 мг/кг, 150 мг/кг, 200 мг/кг, 250

мг/кг, 300 мг/кг, а соединение ИЭМ-1391 - в дозах 200 мг/кг, 400 мг/кг, 600 мг/кг, 800

мг/кг, 1000 мг/кг, 1200 мг/кг. Контрольной группе животных вводили физиологический

раствор в равном объеме.

Наблюдение за поведением и состоянием подопытных животных проводили в

течение 14 суток. Ежедневно отмечали изменение внешнего вида, поведенческих реакций

и количество погибших животных.

Результаты токсикологических тестов показали, что в группе животных,

получавших соединение ИЭМ-1524 в дозе 50 мг/кг, смертность отсутствовала, а в дозах

100 – 300 мг/кг летальность варьировала в пределах 20-100 %. Максимальное число

погибших мышей (100%) зарегистрировано при введении ИЭМ-1524 в дозе 300 мг/кг.

Внутрибрюшинные инъекции соединения ИЭМ-1391 в дозе 200 мг/кг не приводили

к летальным исходам, тогда как в дозах 400-1200 мг/кг гибель животных в испытуемых

группах достигала 40-100%. Стопроцентная летальность зарегистрирована у мышей,

которым вводили ИЭМ-1391 в дозе 1200 мг/кг.

Используя показатели гибели экспериментальных мышей, рассчитали ЛД50 для

соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 методом пробит-анализа Блисса-Прозоровского

(Прозоровский В.Б., 2007) по формуле: Y=A+BX, где X – аргумент (место дозы), Y –

функция (пробит), А – исходная точка на оси процентов против дозы 1, В – коэффициент

пропорциональности. Чтобы определить среднее отклонение для ЛД50 – рассчитывали

ЛД84 и ЛД16, а затем по формуле: s = (DL84 - DL16): 2 √N-1, где N - количество животных,

участвовавших в опыте, получали величину среднего отклонения.

Установлено, что ЛД50 для ИЭМ-1524 составила 145±9,9 мг/кг; а ЛД50 для ИЭМ-

1391 - 476±44мг/кг. На основании полученных данных построены графики «кривая доза-

эффект» (рисунки 1, 2). Гаусообразная кривая частоты гибели животных, представленная

на рисунках, свидетельствует о нормальном распределении показателей летальности.

Рис. 1. Острая токсичность соединения ИЭМ- Рис. 2. Острая токсичность соединения ИЭМ-

1524

1391

m  среднеквадратичная ошибка среднего арифметического.

результаты экспериментов представлены в виде M m, где: М  среднее арифметическое,

12

По данным литературы ЛД50 амизила - 127,5±8,5 (Лосев Н.А., 1987). Проведенные

токсикологические исследования показали, что ЛД50 соединения ИЭМ-1524 (145±9,9

мг/кг) и амизила находятся в одном диапазоне, тогда как токсичность ИЭМ-1391 в 3,75

раза ниже, чем у амизила.

Таким образом, полученные результаты позволяют утверждать, что ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391 являются низко токсичными химическими соединениями.

В следующей серии опытов исследовали аналоги амизила (ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391)

при однократном внутрибрюшинном введении в нескольких дозировках: 1, 3, 5, 10, 20, 25,

50, 60, 70, 80, 90, 100 мг/кг (ИЭМ-1524) и 1, 3, 5, 10, 20, 25, 50, 60, 80, 100, 200, 400 мг/кг

(ИЭМ-1391). Каждую дозу испытывали не менее чем на 10 мышах. Оценивали общее

состояние, поведение, интенсивность и характер двигательной активности, тонус

скелетных мышц, количество и консистенцию фекальных масс, частоту мочеиспускания, а

также уровень тревожности животных в тестах «открытое поле» и «приподнятый

крестообразный лабиринт».

Установлено, что максимальные проявления седативного и анксиолитического

эффектов (снижение двигательной активности, редукция замираний, груминговых

реакций и сокращение числа актов дефекации как показателей повышенной тревожности)

наблюдались при введении соединения ИЭМ-1524 в диапазоне доз: 10-20 мг/кг; а в дозе

25

мг/кг

появлялась

выраженная

миорелаксация,

которая

затрудняла

оценку

противотревожного эффекта. Введение соединения ИЭМ-1524 в дозе 80 мг/кг оказывало

на мышей выраженное снотворное действие. С увеличением дозы до 90 мг/кг у мышей

появлялись признаки токсического действия препарата: беспокойство, значительное

увеличение частоты сердечных сокращений и дыхательных движений, тремор. При

инъекциях ИЭМ-1524 в дозе 100 мг/кг отмечалась выраженная миорелаксация вплоть до

мышечной атонии, у 20% животных развивались спонтанные клонико-тонические

судороги, вызывающие гибель. Поэтому дозы 100 мг/кг и выше (для соединения ИЭМ-

1524) интерпретированы нами как токсические.

В тестах «открытое поле» и «приподнятый крестообразный лабиринт» на мышах

установлено, что инъекции соединения ИЭМ-1391 в дозе 5 мг/кг способствовали

повышению общей двигательной активности и улучшению показателей исследования

норок, стабилизации вегетативного дисбаланса как критериев снижения тревожности.

Максимальный анксиолитический эффект у мышей отмечался нами при введении

соединения ИЭМ-1391 в диапазоне доз: 20-25 мг/кг. С увеличением дозы наблюдалось

дальнейшее нарастание общей двигательной активности, которая при достижении дозы

100

мг/кг

переходила

в

двигательное

возбуждение

типа

поисковой

реакции,

сопровождающееся

значительным

учащением

дыхания,

что

затрудняло

оценку

транквилизирующего действия исследуемого вещества. При увеличении дозы ИЭМ-1391

до 200 мг/кг фаза двигательной активности у мышей сменялась ослаблением мышечного

тонуса и переходом в длительный сон. Внутрибрюшинное введение мышам соединения

ИЭМ-1391 в дозе 400 мг/кг и выше приводило к изменениям в организме животных по

типу токсических реакций (беспокойство, значительное увеличение частоты сердечных

сокращений и частоты дыхательных движений, тремор и выраженная миорелаксация),

летальность составляла 40%.

Таким образом, в проведенном исследовании выявлено, что соединения ИЭМ-1524

(в дозах 10-20 мг/кг) и ИЭМ-1391 (20-25 мг/кг) оказывают выраженное анксиолитическое

действие. С увеличением дозы до 80 мг/кг (ИЭМ-1524) и 200 мг/кг (ИЭМ-1391)

исследуемые соединения проявляют снотворный эффект. Кроме того, результаты,

полученные в тестах «открытое поле» и «приподнятый крестообразный лабиринт»,

свидетельствуют о наличии у соединения ИЭМ-1524 седативного, а у ИЭМ-1391 –

стимулирующего эффектов.

13

Следующим

этапом

скринингового

исследования

являлся

анализ

противотревожного эффекта тестируемых соединений в диапазоне доз 10-20 мг/кг (для

ИЭМ-1524) и 20-25 мг/кг (для ИЭМ-1391) с разницей между двумя соседними дозами в 1

мг/кг. Через 20 минут после однократного внутрибрюшинного введения изучаемых

соединений

в

каждой

дозе,

мыши

проходили

тестирование

в

«приподнятом

крестообразном лабиринте». Результаты тестирования показали, что доза, при которой

максимально

выражено

анксиолитическое,

седативное,

вегетостабилизирующее

и

миорелаксирующее действия для вещества

ИЭМ-1524, составляет 19 мг/кг при

внутрибрюшинном введении. Максимальный анксиолитический эффект соединения

ИЭМ-1391 отмечался при введении его в дозе - 22 мг/кг.

С целью выявления возможных отсроченных нежелательных реакций оценивали

общее состояние, локомоторный и эмоциональный статус, уровень тревожности в тестах

«открытое поле», «приподнятый крестообразный лабиринт» на двух видах животных

(белые мыши, крысы породы Вистар) и гистологическую картину ткани печени мышей

после курсового (30 дней) введения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391. Полученные данные не

выявили видимых признаков токсического воздействия веществ ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391

на организм экспериментальных животных. Результаты морфологического анализа ткани

печени мышей после курсового внутрибрюшинного введения ИЭМ-1524 или ИЭМ-1391 в

дозах 19 мг/кг и 22 мг/кг соответственно, также подтверждают низкую токсичность этих

соединений.

Исследование центральных и периферических М-холиноблокирующих

свойств ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на модели ареколинового гиперкинеза

Оценивали противоареколиновый эффект аналогов амизила – соединений ИЭМ-

1524 и ИЭМ-1391 и препаратов сравнения в дозах: 1мг/кг, 5 мг/кг, 10 мг/кг, 20 мг/кг и 25

мг/кг. Тестируемые соединения и препараты сравнения вводили внутрибрюшинно за 20

минут до инъекции М-холиномиметика ареколина (15 мг/кг).

В контрольных опытах у мышей после внутрибрюшинного введения М-

холиномиметика ареколина наблюдался выраженный тремор, наступающий спустя 1-1,5

мин и продолжающийся в течение 4-5 мин (центральный эффект ареколина).

Одновременно

отмечалась усиленная саливация, слезотечение, мочеиспускание и

дефекация (периферические эффекты).

Инъекция амизила

в дозе 5 мг/кг предупреждала развитие тремора и

гиперсаливации, вызываемых введением ареколина, а при введении соединения ИЭМ-

1524 (5 мг/кг) тремор отсутствовал, но гиперсаливация сохранялась. Этот факт

свидетельствует о том, что у вещества ИЭМ-1524 центральные М-холинолитические

эффекты превалируют над периферическими, в то время как амизил проявляет равные по

силе холинолитического действия центральный и периферический эффекты.

М-холинолитические свойства препарата сравнения амитриптилина выражены в

значительно меньшей степени, по сравнению с амизилом и его новыми аналогами. При

этом важно отметить, что на фоне введения амитриптилина (5 мг/кг) блокада

периферических мускариновых рецепторов наступает гораздо раньше, чем блокада

центральных.

Полученные

результаты

свидетельствуют

о

превалировании

у

амитриптилина

периферического

над

центральным

эффектом,

что

увеличивает

вероятность развития побочного действия при его применении. В отличие от

амитриптилина, амизил, метамизил и ИЭМ-1391 проявляют равное М-холинолитическое

действие по отношению к центральным и периферическим холинорецепторам, тогда как

у соединения ИЭМ-1524 (5 мг/кг) центральный М-холиноблокирующий эффект

превосходит его периферическую активность.

На фоне предварительного введения соединения ИЭМ-1391 в дозе 25 мг/кг

ареколиновый тремор и гиперсаливация полностью блокировались.

14

Полученные результаты позволяют заключить, что М-холинолитические свойства

амизила и ИЭМ-1524 по силе холинолитического эффекта сопоставимы между собой,

тогда как соединение ИЭМ-1391, по сравнению с ними, проявляет более слабое М-

холинолитическое

действие.

Известно,

что

определяющим

в

развитии

М-

холиноблокирующих свойств амизила является гидроксил в α-положении в кислотной

части его молекулы у углерода (Крылов С.С., 1956; Денисенко П.П., 1965; Аничков С.В.,

1974; Лосев Н.А., 1987). Помимо этого, существуют данные, свидетельствующие о том,

что в формировании М-холиноблокирующей активности важная роль отводится наличию

метильных радикалов в α-положении относительно азота в молекуле амизила (Денисенко

П.П., 1961). Соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 имеют в своей структуре, как гидроксил

в α-положении у углерода в кислотной части молекулы, так и метильные радикалы в α-

положении относительно азота, в связи с чем, вероятно, их М-холиноблокирующие

свойства изменяются незначительно, по сравнению с амизилом. Выраженная центральная

М-холинолитическая

активность

наряду

с

более

низким

периферическим

М-

холинолитическим действием у соединения ИЭМ-1524, по сравнению с амитриптилином,

выгодно отличает его от широко применяемого трициклического антидепрессанта.

Влияние соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на никотиновый гиперкинез

В настоящей серии экспериментов оценивали влияние ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на

выраженность и характер центрального Н-холинергического эффекта по степени

ингибиции или потенциации судорог у мышей, вызываемых внутрибрюшинным

введением никотина (14 мг/кг). Результаты исследования показали, что предварительное

введение соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 в дозах 1; 5 или 10 мг/кг приводило к

усилению интенсивности никотиновых судорог. Статистически значимого увеличения

длительности судорог у животных, получавших ИЭМ-1524, не выявлено. Инъекции

соединения ИЭМ-1391 в дозе 10 мг/кг, напротив, способствовали достоверному

уменьшению длительности судорог. Данный факт, возможно, связан с увеличением числа

летальных исходов у животных, выявленным в эксперименте, что, в свою очередь,

обуславливает уменьшение суммарной длительности судорог в исследуемых группах.

Однозначно трактовать причину летальных исходов у мышей данной группы не

представляется возможным, однако, можно предположить наличие у соединения ИЭМ-

1391 потенцирующего эффекта к Н-холиномиметику никотину.

Длительность и интенсивность никотиновых судорог у животных, которым

вводили амизил в дозе 10 мг/кг, достоверно увеличивалась по сравнению с животными,

получавшими амизил в дозе 5 мг/кг. Это подтверждает наличие у центрального М-

холиноблокатора

амизила

потенцирующего

действия

к

Н-холиномиметикам.

Предварительные инъекции препарата сравнения диазепама приводили к снижению

интенсивности никотиновых судорог по сравнению с контрольной группой животных.

Однако, на фоне выраженного миорелаксирующего эффекта, вызванного введением

диазепама, длительность судорог возрастала. Полученные результаты не противоречат

данным литературы, которые свидетельствуют, что диазепам не проявляет выраженной

противосудорожной активности к никотину при наличии у него антагонизма по

отношению к коразолу (Вихляев Ю.И., Клыгуль Т.А., 1968).

Инъекции амитриптилина увеличивали у животных длительность судорог, не

изменяя при этом их структуры (тонико-клонические) и интенсивности, что

также

указывает на усиление Н-холиномиметических процессов. Известно, что трициклические

антидепрессанты могут быть включены в политерапию пациентов с депрессией или

иными психическими и вегетативными феноменами на фоне длительно существующей

повышенной судорожной активности (эпилептического и неэпилептического генеза)

(Вышковский Г.Л., 2007; Silver J.M., Hales R.E., Yudofsky S.C., 1990). Выявленная нами

способность амитриптилина к потенциации судорог должна быть принята во внимание в

случае назначения этого

эпилепсией.

Анализ снотворного эффекта соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391

В результате проведенных исследований установлено, что у животных, которым

вводили

ИЭМ-1524 (10-100

мг/кг),

наблюдалось

снижение мышечного

тонуса,

сменяющееся боковым положением животного (в дозе 80 мг/кг и выше), указывающее на

снотворный эффект соединения (таблица 3). Длительность бокового положения зависела

от дозы вещества и составляла от 20 до 30 минут. Иной характер наступления снотворного

эффекта наблюдался на фоне применения соединения ИЭМ-1391. После введения

снотворных доз вещества (200-400 мг/кг) у животных быстро нарастала двигательная

активность, постепенно приобретающая характер стереотипных движений, после чего

мыши принимали боковое положение.

Таблица 3

Снотворный эффект соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 у мышей

ИЭМ-1524

ИЭМ-1391

доза

латентный

доза

латентный

вещества

период

поведение

вещества

период

(мг/кг)

бокового

животных

(мг/кг)

бокового

положения

положения

(мин)

(мин)

поведение

животных

активны

избыточная

активность

двигательное

возбуждение

боковое

положение с

закрытыми

глазами в течение

20-30 мин

боковое

положение с

закрытыми

глазами в течение

1-2 час

боковое

положение с

закрытыми

10

легкая

миорелаксация,

снижение

активности

15

умеренная

миорелаксация

25

умеренная

миорелаксация

50

выраженная

миорелаксация

80

10±2,36

выраженная

миорелаксация,

боковое положение

до 20 мин, глаза

открыты

100

10±1,17

выраженная

миорелаксация,

боковое положение

10

50

100

200

15±1,72

300

15±2,79

400

10±2,56

15

антидепрессанта пациентам с судорожной готовностью и

до 30 мин, глаза

глазами в течение

открыты

1,5-2,5 час

Примечания: n=10

Сравнительная оценка снотворного эффекта соединения ИЭМ-1391 и барбамила в

снотворных дозах не выявила принципиальных различий в их эффектах. Так, при

переходе в боковое положение глаза у животных были закрыты, дыхание ровное, также

как и на фоне применения барбамила. Кроме того, как и при введении барбамила,

наблюдался периодический тремор конечностей, постепенно исчезающий по мере

углубления сна. Сон длился в зависимости от дозы ИЭМ-1391 от 20 мин до нескольких

часов.

Снотворный эффект соединения ИЭМ-1524 или ИЭМ-1391 сопоставим с таковым у

эталонного препарата сравнения - барбамила. Вместе с тем, величина дозы, при которой

16

соединение ИЭМ-1391 проявляет равный (по продолжительности) снотворный эффект, в

2,4 раза больше, чем у барбамила, но его токсичность в 2,5 раза меньше.

Таким образом, результаты проведенного исследования показали, что соединения

ИЭМ-1524 (80-100 мг/кг) и ИЭМ-1391 (200-400 мг/кг) оказывают выраженный

снотворный эффект, в отличие от амизила, который в высоких дозах значительно

повышает

двигательную

активность

экспериментальных

животных

и

проявляет

галлюциногенное действие при его применении у пациентов в клинике (Денисенко П.П.,

1965; Машковский М.Д., 1998; Шабанов П.Д., 2013).

Из нескольких десятков синтетических аналогов амизила, синтезированных в

отделе нейрофармакологии Института экспериментальной медицины, только ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391 проявили снотворный эффект, который, по-видимому, обусловлен жесткой

фиксацией фенильных радикалов в молекулах данных соединений.

Исследование поведенческих эффектов соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391

В настоящем разделе оценивали поведенческие реакции экспериментальных

животных (крыс) в тестах «открытое поле», «приподнятый крестообразный лабиринт»,

«условная реакция пассивного избегания» и в тесте Порсолта после курсового (30 дней)

внутрибрюшинного введения соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391.

Тест «открытое поле»

Результаты проведенного исследования (таблица 4) показали, что у животных,

которые получали соединение ИЭМ-1524, снижается горизонтальная двигательная

активность. Об этом свидетельствует достоверное уменьшение числа пересеченных

квадратов в наружном секторе поля (в 2 раза по сравнению с интактными и на 37 % по

сравнению

с

контрольными

крысами,

получавшими

физиологический

раствор).

Наблюдаемое снижение двигательной активности в наружной трети поля наряду с ее

увеличением в центре арены, по сравнению с контрольными и интактными животными

(на 30% и 15% соответственно), и неизменными показателями активности в средней трети

поля указывает на наличие анксиолитического эффекта у соединения ИЭМ-1524. Кроме

того, отмечено снижение вертикальной локомоторной активности (уменьшение числа

стоек с опорой на 25% по сравнению с интактными животными). Совокупное снижение

горизонтальной и вертикальной двигательной активности свидетельствует о седативном

эффекте соединения ИЭМ-1524.

Горизонтальная и вертикальная локомоторная активность после курсового

введения соединения ИЭМ-1391 усиливалась. Об этом свидетельствует увеличение

количества пересеченных квадратов в наружном секторе открытого поля (на 37% по

сравнению с контрольной группой и на 20% - с интактной). На фоне введения этого

соединения у крыс также наблюдалось увеличение числа стоек обоего вида: без опоры на

стенку (на 34%, по сравнению с интактными и контрольными показателями) и с опорой на

нее (на 45%, по сравнению с показателями контрольной группы). Отмеченные изменения

в поведении животных свидетельствуют о стимулирующем эффекте ИЭМ-1391 на

двигательную активность. В случае применения амитриптилина и диазепама двигательная

реакция близка к таковой у животных контрольной группы.

Следует отметить, что в тесте «открытое поле» курсовые инъекции соединений

ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 предупреждали возникновение таких проявлений повышенной

тревожности, как

замирания, имеющие место у животных контрольной и интактной

групп. Полученные данные позволяют предположить, что тестируемые аналоги амизила

оказывают антидепрессивное и анксиолитическое действие.

Влияние ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на общую эмоциональность и вегетативный

статус животных проявляется редукцией актов дефекации (в 2 и 8 раз у ИЭМ-1391 и

ИЭМ-1524 соответственно) и груминговых реакций (на 39% и 92% у ИЭМ-1391 и ИЭМ-

1524 соответственно), по сравнению с контрольными крысами, проявляющими

повышенную тревожность.

ИЭМ-1524

9 мг/кг

0,1 ± 0,32

а,b

ами-

триптилин

1 мг/кг

ИЭМ-1391

диазепам

10 мг/кг

0,5 мг/кг

интактные

контрольные

(физиологи-

ческий

раствор)

Показатели

Количество

актов дефекации

1,5 ± 1,18

0,8±0,79

0,4±0,52

0,4 ± 0,67а

0,4 ± 0,44а

0,3±1,06а

0

0

0

0

число замираний

0,5 ± 0,85

Число

пересеченных

секторов в

наружной трети

поля

31,3 ± 11,2

24,4±11,25

15,3 ±10,4а

29,5 ± 9,86

38,2 ± 10,12

b

36,1±11,3

Число

2,8 ± 1,55

3,9±2,47

3,4 ± 2,4

3,5 ± 2,46

5,7 ± 1,85а

5,2±2,04а

пересеченных

секторов в

средней трети

поля

17

На исследовательскую активность крыс новые аналоги амизила оказывают

стимулирующее действие, повышая число обследованных норок на 30% и 35% для ИЭМ-

1524 и ИЭМ-1391 соответственно, относительно интактных животных, и на 42% и 48%

для ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 соответственно, относительно контрольных. В связи с этим,

можно заключить, что ИЭМ-1391 проявляет общее стимулирующее, а ИЭМ-1524 общее

депримирующее действие, не оказывая при этом отрицательного воздействия на

исследовательскую способность животных. Наличие депримирующего эффекта является

основополагающим для препаратов, применяемых для лечения разного рода психозов и

перспективным для снятия тревожных и депрессивных эпизодов (Вышковский Г.Л., 2007).

Таблица 4

Влияние соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391, на поведение крыс в тесте «открытое поле»

Группы

животных

Число

1,7 ± 1,16

1,4±0,84

пересеченных

секторов в

центре поля

Число стоек без

2,5 ± 1,51

2,6±1,78

опоры на стенку

2 ± 1,41

1,1 ± 0,32

2,2 ± 1,1

2,4 ± 3,03

2,2 ± 3,05

3,9 ± 2,06

2,6±1,56

2,97±3,25

9,56±4,28

6,76±3,54

Число стоек с

8 ± 3,37

5,5±3,81

6,4 ± 4,55

7,8 ± 5,09

7,9 ± 4,15

опорой

Обнюхивание

5,4 ± 4,62

4,4±3,69

норок

Груминг

1,3 ± 1,42

0,7±1,06

7,6 ± 2,95b

0,1 ± 0,32а

4,8 ± 4,31

8,4 ± 2,73b

0,8 ± 1,03

0,9 ± 0,17

0

Примечание: a- различия достоверны по сравнению с интактными животными при p0,05; b- различия

достоверны по сравнению с контролем при p0,05, n=10.

Оценка антидепрессивной активности соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391

В настоящей серии экспериментов исследовали влияние соединений ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391, в сопоставлении с препаратами сравнения (амитриптилин, диазепам), на

депрессивноподобное

поведение,

обусловленное

внутрибрюшинным

введением

резерпина. Из данных, представленных в таблице 5, видно, что инъекции крысам

соединения ИЭМ-1524 (9 мг/кг) оказывают выраженный антидепрессивный эффект.

Дисперсионный анализ показал, что число замираний в тесте Порсолта у крыс,

получавших резерпин на фоне предварительного введения соединения ИЭМ-1524, в 3,5

раза ниже числа замираний у крыс с резерпиновой депрессией (контрольные). Кроме того,

Показатели

Количество

замираний,

ед.

Длительность

иммобиль-

ности, сек

Интакт-

Контроль-

ные

ные

(физиологи-

ческий

раствор)

+

резерпин

4 мг/кг

ИЭМ-1524

9 мг/кг

+

резерпин

4 мг/кг

Амитрипти-

ИЭМ-1391

лин

10 мг/кг

1 мг/кг

+

Диазепам

0,5 мг/кг

+

+

резерпин

4 мг/кг

18

в проведенном исследовании установлено, что число замираний у животных на фоне

введения ИЭМ-1524 в 2,4 раза ниже, чем у крыс, получавших амитриптилин (1 мг/кг), и в

2 раза ниже по сравнению с животными, получавшими диазепам (0,5 мг/кг).

В меньшей степени, но аналогичные тенденции наблюдались и в группе

животных, которые получали соединение ИЭМ-1391. Внутрибрюшинное введение ИЭМ-

1391 (10 мг/кг) вызывало

снижение депрессивности до уровня, наблюдаемого у

интактных животных.

Таблица 5

Антидепрессивная активность соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 в тесте Порсолта у

крыс

Группы животных

1

2

3

4

5

6

6,8±3,26

9,2±4,42

2,6±1,35

a, b, c, е

6,2±5,2b

7,7±3,94

4,4±3,95 а,b

22,12±4,16

26,75±17,04

2,85±1,49

6±5,43a, b, e

15,9±12,95

10,5±9,66

a, b, c, d, e

а, b

a,b

Примечание: a- различия достоверны по сравнению с интактными животными при p0,05; b- различия

достоверны по сравнению с контрольной группой при p0,05; c- различия достоверны по сравнению с

животными, получавшими амитриптилин при p0,05; d- различия достоверны по сравнению с животными,

получавшими диазепам при p0,05; е - различия достоверны по сравнению с животными, получавшими

ИЭМ-1391 при p0,05, n=10.

Таким образом, результаты изучения антидепрессивной активности с помощью

резерпиновой модели депрессии и теста Порсолта показали, что для соединений ИЭМ-

1524 и ИЭМ-1391 характерно наличие антидепрессивных свойств, причем ИЭМ-1524

оказывает

выраженное

антидепрессивное

действие,

превышающее

таковое

у

амитриптилина и диазепама.

Оценка анксиолитической (противотревожной) активности соединений ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391

Результаты экспериментов в тесте «приподнятый крестообразный лабиринт»

показали, что у животных при курсовом введении соединения ИЭМ-1524 увеличивалось

количество заходов в «открытые» рукава на 78% и возрастала продолжительность

пребывания в них в 2,4 раза по сравнению с крысами, получавшими физиологический

раствор (рисунки 3, 4). Наблюдаемые изменения указывают на снижение уровня

тревожности. Инъекции соединения ИЭМ-1391 (группа 5) оказывали на грызунов

анксиолитическое действие, проявляющееся увеличением числа заходов в «открытые»

рукава и длительностью пребывания в них (в 2 раза), по сравнению с аналогичными

показателями у контрольных животных (группа 2). Следует отметить, что в

исследованных дозах выраженность противотревожного эффекта соединений ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391 сопоставима с таковым у диазепама и амитриптилина. На основании

полученных результатов можно заключить, что

соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391

проявляют выраженную анксиолитическую активность.

Проведенные исследования показали, что соединения – ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391

проявляют противотревожные и антидепрессивные свойства, различающиеся по степени

резерпин

резерпин

4 мг/кг

4 мг/кг

время в открытых рукавах

время в закрытых рукавах

*

*

*

*

*

Рис.

3.

Влияние

соединений ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391,

амитриптилина

и

диазепама

на

время,

проведенное крысами в

открытых

и

закрытых

рукавах

в

тесте

«приподнятый

крестообразный

лабиринт»

Примечание:

*

-

различия

достоверны по сравнению с

контрольной

группой

животных при p0,05, n=10.

Рис.

4.

Влияние

соединений ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391,

амитриптилина

и

диазепама на количество

заходов крыс в открытые

и

закрытые

рукава

в

тесте

«приподнятый

крестообразный

лабиринт»

Примечание:

*

-

различия

достоверны по сравнению с

контрольной

группой

животных при p0,05, n=10.

сек

300

200

100

0

ед.

8

7

6

5

4

3

2

1

0

*

*

*

интактные

контрольные

ИЭМ-1524

ИЭМ-1391

амитиптилин

диазепам

количество заходов в открытые рукава

количество заходов в закрытые рукава

19

проявления. Следует отметить, что вектор свойств зависит преимущественно от

структуры введенного радикала. Так,

установлено, что соединение ИЭМ-1524,

представляющее собой трициклическую структуру с добавочным линейным радикалом и

близкое по строению к трициклическим антидепрессантам (два бензольных кольца,

соединенных семичленным бензольным кольцом), при хроническом введении оказывает

седативное

(тест

«открытое

поле»)

и

выраженное

антидепрессивное

действие

(резерпиновая модель депрессии, тест Порсолта), превышающее антидепрессивный

эффект амитриптилина. Соединение ИЭМ-1391, имеющее радикал с замкнутым

пиперазиновым циклом, который приближается по химическому строению к циклической

структуре бензодиазепиновых транквилизаторов (бензольное кольцо, соединенное с

семичленным гетероциклическим кольцом, содержащим, как и пиперазиновый цикл, два

атома азота), в большей степени проявляет противотревожные свойства.

*

*

*

*

*

*

*

*

интактные

контрольные

ИЭМ-1524

ИЭМ-1391

амитриптилин

диазепам

Таким образом, можно заключить, что сходство химической структуры соединений

ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 с М-холиноблокатором амизилом обуславливает их центральную

мускариновую холинолитическую активность, а сходство с препаратами из групп

трициклических антидепрессантов и бензодиазепиновых транквилизаторов обуславливает

проявление выраженных антидепрессивных и анксиолитических свойств.

*

*

20

Исследование влияния соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на память у крыс

Модель УРПИ позволяет оценить влияние новых веществ на формирование

кратковременной памяти и процесса консолидации, а также на сохранение и

воспроизведение из долговременной памяти выработанного навыка пассивного избегания

(McLaren I.P., Mackintosh N.J., 2002).

Дисперсионный анализ показал, что во всех тестируемых группах промежуток

времени, проведенного крысами в светлой камере при воспроизведении навыка,

продолжительнее, чем при обучении (рисунок 5). При этом на фоне введения соединений

ИЭМ-1524, ИЭМ-1391 или диазепама у 100% животных, участвовавших в тесте, было

достигнуто абсолютное воспроизведение навыка пассивного избегания (т.е. незахождение

в темную камеру на второй день эксперимента). В то же время, у крыс после курсового

введения амириптилина воспроизведение навыка не изменяется, по сравнению с

показателями у контрольных животных (9 из 10 крыс воспроизводят навык пассивного

избегания).

время, проведенное в светлой камере при обучении

время, проведенное в светлой камере при

воспроизведении

Рис.

5.

соединений

ИЭМ-1391,

Влияние

ИЭМ-1524,

сек

200

*

*

*

*

150

100

50

0

амитриптилина

и

диазепама

на

воспроизведение

условной

реакции

пассивного избегания у

крыс

Примечание:

*-

различия

достоверны

по

сравнению

с

показателями при обучении при

p0,05, n=10.

интактные

контрольные

ИЭМ-1524

ИЭМ-1391

амитриптилин

диазепам

Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о том, что инъекции (в

течение 30 дней) соединений ИЭМ-1524 или ИЭМ-1391 не нарушают выработку УРПИ

(т.е. не оказывают отрицательного воздействия на память животных). Это является еще

одним преимуществом новых аналогов амизила при их возможном применении в терапии

аффективных расстройств.

Влияние соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391на изменение уровня моноаминов

в структурах головного мозга крыс

Известно, что развитие депрессии является результатом нарушения совокупной

деятельности различных отделов головного мозга и сопровождается нарушением

метаболизма моноаминов (Пайн Д.С., Гран Д., Горман Д.М., 2007; Fibiger H.C., 1995;

Randrap A., Braestrup C., 1997; Mathew S.J., Manji H.K., Charney D.S., 2008). Поскольку

соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 проявляют выраженное влияние на эмоциональную,

локомоторную и вегетативную сферы поведения, правомерно предположить их участие в

нейрорегуляторных

механизмах

физиологических

и

патологических

процессов,

протекающих в ЦНС. В связи с этим было исследовано влияние соединений ИЭМ-1524,

ИЭМ-1391 на изменение содержания моноаминов в стриатуме и гипоталамусе

депрессивных крыс, подвергнутых принудительному плаванию в тесте Порсолта (рисунки

6, 7).

21

Рис. 6. Изменение содержания моноаминов в стриатуме мозга крыс (нг/мг ткани),

получавших соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на фоне резерпиновой модели депрессии

Группы животных: 1 – интактные; 2 – контрольные (ф.р.+ резерпин); 3 – ИЭМ-1524+

резерпин; 4 – ИЭМ-1391+ резерпин; 5 – амитриптилин+ резерпин; 6 – диазепам+ резерпин

Примечание: * – различия достоверны по сравнению с интактной группой животных при р˂0,05; ** -

различия достоверны по сравнению с контрольной группой животных при р˂0,05; *** - различия

достоверны по сравнению с группой животных, получавших диазепам при р˂0,05; **** - различия

достоверны по сравнению с группой животных, получавших амитриптилин при р˂0,05, n=10.

Рис. 7. Изменение содержания моноаминов в гипоталамусе мозга крыс (нг/мг ткани),

получавших соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 на фоне резерпиновой модели депрессии

Группы животных: 1 – интактные; 2 – контрольные (ф.р.+ резерпин); 3 – ИЭМ-1524+

резерпин; 4 – ИЭМ-1391+ резерпин; 5 – амитриптилин+ резерпин; 6 – диазепам+ резерпин

Примечание: * – различия достоверны по сравнению с интактной группой животных при р˂0,05; ** -

различия достоверны по сравнению с контрольной группой животных при р˂0,05; *** - различия

достоверны по сравнению с группой животных, получавших диазепам при р˂0,05 ; **** - различия

достоверны по сравнению с группой животных, получавших амитриптилин при р˂0,05, n=10.

22

Из результатов, представленных на рисунках (6, 7), видно, что в контрольной

группе крыс, прошедших тест Порсолта, отмечалось существенное снижение содержания

НА, ДОФУК, ДА, 5ГИУК и 5-ОТ в стриатуме (рис. 6) и НА, ДА, 5ГИУК и 5-ОТ в

гипоталамусе (рис. 7), по сравнению с животными интактной группы. Снижение уровня

моноаминов в совокупности с повышением соотношений ДОФУК/ДА и 5ГИУК/5-ОТ,

наблюдаемое нами при введении резерпина, свидетельствует о выраженном депрессивном

действии резерпина и об эффективности избранной нами фармакологической модели

депрессии. В этих условиях предварительные инъекции холинолитиков ИЭМ-1524 и

ИЭМ-1391 предупреждали снижение уровня моноаминов и их метаболитов, по сравнению

с группой животных, которым вводили только резерпин. Так, при терапии соединением

ИЭМ-1524 уровень НА, ДА, 5ГИУК и 5-ОТ (стриатум) и ДА, 5ГИУК и 5-ОТ

(гипоталамус) оказался достоверно выше, по сравнению с контрольной группой крыс, не

получавших лечение. Предварительные инъекции ИЭМ-1391 предупреждали снижение

уровня НА, ДА, 5-ОТ в стриатуме и ДА, 5-ОТ в гипоталамусе.

В группе животных, которым вводили препарат сравнения амитриптилин

(классический неселективный блокатор обратного захвата моноаминов), содержание НА,

ДОФУК, ДА, 5-ОТ в стриатуме и ДА, 5-ОТ в гипоталамусе не отличалось от значений,

наблюдаемых у интактных крыс. В гипоталамусе крыс, получавших диазепам, только

содержание норадреналина не отличалось от интактных значений; в стриатуме уровень

НА, ДА, 5ГИУК оставался таким же низким как у депрессивных животных.

Анализ соотношения биогенных аминов к их метаболитам показал, что при

внутрибрюшинном введении резерпина усиливается метаболизм серотонина. Об этом

свидетельствует увеличение уровня метаболитов серотонина (превращение 5-ОТ в

5ГИУК, ДА в ДОФУК) и снижение превращения ДА в ГВК. В этих условиях введение

соединения ИЭМ-1524 приводит к восстановлению соотношения 5ГИУК/5-ОТ до уровня

контрольных животных,

тогда как соотношение ДОФУК/ДА в большей степени

восстанавливается на фоне введения трициклического антидепрессанта амитриптилина и

соединения ИЭМ-1391. Соответственно,

отношение ДОФУК/ДА в большей мере

снижалось при хроническом введении соединения ИЭМ-1391 и амитриптилина (Рис.6). В

то же время уровень метаболита

ДОФУК (3,4-дигидроксифенилуксусной кислоты)

увеличивался при введении соединения ИЭМ-1391 или диазепама в большей степени, чем

на фоне применения соединения ИЭМ-1524 или амитриптилина.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что инъекции соединений ИЭМ-

1524 и ИЭМ-1391 предупреждают снижение содержания моноаминов и их метаболитов в

стриатуме и гипоталамусе, вызванное введением резерпина. Интересно отметить, что

наблюдаемые

нейрохимические

изменения

(устранение

дефицита

серотонина

и

стабилизация содержания дофамина и норадреналина) коррелируют с выявленной нами

высокой

антидепрессивной

активностью

соединения

ИЭМ-1524

и

умеренной

антидепрессивной

активностью

соединения

ИЭМ-1391.

Основываясь

на

данных

хроматографического

исследования

(изменение

показателей

дофаминергического,

норадренергического и серотонинергического звеньев депрессивного процесса под

влиянием хронического введения новых аналогов амизила), можно предположить, что

анксиолитический эффект соединения ИЭМ-1391 связан с оптимизацией уровня

моноаминов в стриатуме и гипоталамусе. При этом соединение ИЭМ-1391 в большей

мере, чем соединение ИЭМ-1524, вовлечено в процессы дофаминергической передачи и в

меньшей мере – серотонинергической. Соединение ИЭМ-1524, как установлено,

принимает участие в процессах нормализации уровня серотонина и норадреналина у

подвергнутых депрессии крыс, с чем, возможно, и связан его антидепрессивный эффект.

***

Таким образом, на основании проведенного исследования можно заключить, что

производные флуоренкарбоновой и α-оксифлуоренкарбоновой кислоты оказывают

23

выраженное

антидепрессивное

и

противотревожное

действие.

Установлено,

что

соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 являются низко токсичными, не оказывают

отрицательного воздействия на память, а в высоких дозах обладают снотворным

эффектом и имеют меньшую выраженность периферических побочных реакций по

сравнению

с

широко

применяемыми

трициклическими

антидепрессантами

и

бензодиазепиновыми транквилизаторами. Полученные результаты свидетельствуют, что

соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 являются перспективными для дальнейшей

разработки в качестве средств терапии депрессивных и тревожных расстройств.

Практические рекомендации:

1.

Производные флуоренкарбоновой и α-оксифлуоренкарбоновой кислот

рекомендуются для дальнейшего изучения с целью применения в терапии тревожно-

депрессивных состояний (ИЭМ-1524 как антидепрессивное средство с седативным,

противотревожным, миорелаксирующим и вегетостабилизирующим действием, а ИЭМ-

1524 в качестве анксиолитика, не имеющего угнетающего воздействия на двигательную и

эмоциональную сферу).

2.

Соединения

ИЭМ-1524

и

ИЭМ-1391

могут

быть

заявлены

как

фармакологические средства с выраженным снотворным действием.

3.

Способность амитриптилина к потенциации судорог необходимо учитывать

при назначении этого антидепрессанта пациентам с депрессивными расстройствами на

фоне длительно существующей повышенной судорожной активности (эпилептического и

неэпилептического генеза), поскольку это может отрицательно сказаться на течении

основного заболевания.

ВЫВОДЫ

1.

Среди производных флуоренкарбоновой и α-оксифлуоренкарбоновой кислот

выявляются высокоактивные и низко токсичные соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391,

которые оказывают выраженное антидепрессивное и противотревожное действие в

классических поведенческих тестах на грызунах (мыши, крысы).

2.

Центральное М-холиноблокирующее действие соединения ИЭМ-1524 преобладает

над его периферической активностью, что обуславливает меньшее число побочных

холинолитических эффектов по сравнению с трициклическим антидепрессантом

амитриптилином.

3.

Для

соединения

ИЭМ-1524

в

большей

степени

характерно

седативное,

вегетостабилизирующее, умеренное миорелаксирующее действие с одновременным

повышением исследовательской активности.

4.

ИЭМ-1391,

в

отличие

от

соединения ИЭМ-1524,

умеренно

стимулирует

двигательную

животных.

и

исследовательскую

активность

со

снижением

эмоциональности

5.

Соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391, в отличие от их структурного аналога

амизила, в высоких дозах проявляют выраженный снотворный эффект, который, по-

видимому, связан со структурными особенностями их молекулы (жесткой фиксацией

фенильных радикалов).

6.

Соединения ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 при курсовом введении (30 дней) не нарушают

процессы

сохранения

памятного

следа,

что

значительно

отличает

их

от

бензодиазепиновых транквилизаторов.

7.

Предполагаемым механизмом антидепрессивной и противотревожной активности

соединений ИЭМ-1524 и ИЭМ-1391 является устранение дисбаланса моноаминов

(дофамина, норадреналина и серотонина) в структурах головного мозга (стриатум,

гипоталамус) по типу замедления обмена дофамина и усиления обмена серотонина.

24

Работы, опубликованные по теме диссертации

Статьи в реферируемых журналах, рекомендованных ВАК:

1. Яковлева, Е.Е. Влияние диазепама и амитриптилина на ареколиновый и никотиновый

гиперкинезы у мышей / Е.Е. Яковлева // Вестн. Волгоградского гос. мед. ун-та. –

2011. – Прил. – С. 90-93.

2. Хныченко, Л.К. Новое свойство Н-холинолитика бензогексония / Л.К. Хныченко, И.В.

Окуневич, Н.А. Лосев, Н.С. Сапронов, Е.Е. Яковлева // Бюл. эксперим. биологии и

медицины. – 2012. – Т. 153, № 4. – С. 477-479.

3. Яковлева, Е.Е. Нейробиологические механизмы депрессивных расстройств и их

фармакотерапия / Е.Е.Яковлева, Л.К.Хныченко, Н.А.Лосев // Обзоры по клин.

фармакологии и лекарств. терапии. – 2013. – Т.11, № 3. – С. 20-25.

4. Лосев, Н.А. Антидепрессивное средство. Патент на изобретение № RU 2 535 027 C2 /

Н.А. Лосев, Е.Е. Яковлева, Л.К. Хныченко, Н.С. Сапронов, П.Д. Шабанов // Бюл.

Изобретения. Полезные модели. – 2014. – № 34. – С. 1-11.

Публикации в других изданиях:

5. Яковлева, Е.Е. Холинотропные эффекты амитриптилина и диазепама / Е.Е. Яковлева

// Мед. акад. журн. – 2012. – Т.11. – С. 64.

6. Яковлева, Е.Е. Изучение новых производных амизила / Е.Е. Яковлева // Матер. IV

съезда фармакологов России «Инновации в современной фармакологии». Тез. докл. –

2012. – М. : Фолиум. – С. 206.

7. Яковлева, Е.Е. Влияние нового производного флуоренкарбоновой кислоты на

изменение уровня моноаминов и их метаболитов в головном мозге крыс / Е.Е.

Яковлева, Е.Р. Бычков, М.Ю. Зенько, Л.К. Хныченко // Обзоры по клин.

фармакологии и лекарств. терапии. – 2013. – Т. 11, Спецвыпуск. – С. 158-159.

8. Яковлева, Е.Е. Антидепрессивная активность нового центрального мускаринового

холиноблокатора / Е.Е. Яковлева, Н.А. Лосев, Л.К. Хныченко // Обозрение

психиатрии и мед. психологии. – 2014. – Прил. – С. 205.

Список использованных сокращений

АХ – ацетилхолин,

БД – бензодиазепины,

БТ – бензодиазепиновые транквилизаторы,

ВЭЖХ/ЭД - высокоэффективная жидкостная

детектированием,

ГВК – гомованилиновая кислота,

ДА – дофамин,

ДОФА – дигидроксифенилаланин,

ДОФУК – 3,4-диоксифенилуксусная кислота,

хроматография с электрохимическим

ЕД50 –доза вводимого вещества, оказывающего эффект в 50% случаев,

ЛД50– доза вещества, вызывающая гибель половины животных,

ЛП – латентный период,

НА – норадреналин,

СИОЗС – селективные ингибиторы обратного захвата серотонина,

ТЦА – трициклические антидепрессанты,

ЦНС – центральная нервная система,

5- ГИУК – 5-гидрокси-3-индолуксусная кислота,

5- ОТ – 5-окситриптамин (серотонин).



Похожие работы:

«Николаева Екатерина Владимировна ОЦЕНКА ЦЕНТРАЛЬНОЙ ГЕМОДИНАМИКИ У БОЛЬНЫХ РЕВМАТИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ C ЛЕГОЧНОЙ АРТЕРИАЛЬНОЙ ГИПЕРТЕНЗИЕЙ Специальность 14.01.22 — Ревматология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва — 2015 Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном научном учреждении Научно-исследовательский институт ревматологии имени В. А. Насоновой. Научный руководитель: кандидат медицинских наук...»

«Бондар Ксения Юрьевна ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ АНТИОКСИДАНТНОГО СТАТУСА ПРИ ИШЕМИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ СЕРДЦА С ДИСЛИПИДЕМИЕЙ 14.01.05 – Кардиология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Москва 2015 2 Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования Московский государственный медико-стоматологический университет имени А.И. Евдокимова Министерства здравоохранения Российской Федерации...»





 
© 2015 www.z-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.