авторефераты диссертаций www.z-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

Вершилов Сергей Анатольевич

Военная безопасность государства (социально-философский анализ)

Специальность 09.00.11 – «Социальная философия»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Москва – 2015

Работа выполнена в Федеральном государственном казённом военном образо-

вательном учреждении высшего образования «Военный университет» Мини-

стерства обороны Российской Федерации на кафедре философии и религиове-

дения

Научный консультант:

Беркут Виктор Петрович,

доктор философских наук, профессор,

ФГБВОУ ВО «Военно-технический университет»

Министерства обороны Российской Федерации,

заведующий кафедрой гуманитарных

и социально-экономических дисциплин

Официальные оппоненты:

Беляков Борис Леонидович,

доктор философских наук, профессор,

ФГКВОУ ВПО «Военная академия РВСН»

Министерства обороны Российской Федерации,

профессор кафедры военной акмеологии и кибер-

нетики

Антюшин Сергей Сергеевич,

доктор философских наук, доцент,

ФГБОУ ВО «Российский государственный

университет правосудия», профессор кафедры

философии и социально-гуманитарных дисциплин

Скалепов Александр Николаевич,

доктор философских наук, профессор,

ФГКВОУ ВО «Военная академия Министерства

обороны Российской Федерации»,

профессор кафедры международных отношений

Ведущая организация:

ФГКВОУ ВПО «Военная академия Генерального

штаба Вооружённых Сил Российской Федерации»

Защита диссертации состоится «18» февраля 2016 года в 15 ч. 00 мин. на

заседании диссертационного совета Д 212.155.08 по философским наукам на

базе Государственного образовательного учреждения высшего профессиональ-

ного образования Московского государственного областного университета по

адресу: 105005, Москва, ул. Радио д. 10а

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГОУ по адресу:

105005, Москва, ул. Радио д. 10а, а также на сайте: http://mgou.ru

Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте

МГОУ www.mgou.ru и сайте ВАК Минобрнауки РФ http://www.vak2.ed.gov.ru/

Автореферат разослан «____» _____________2015 г.

Ученый секретарь

Диссертационного совета Д.212.155.08

Доктор философских наук, доцент

2

Бондарева Я.В.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования военной безопасности государства обусловле-

на взаимосвязанными обстоятельствами.

Во-первых, онтологическими. Военная безопасность государства (далее – во-

енная безопасность) приобретает качественно новое состояние, которое должно

рассматриваться научным сообществом как социальное явление современно-

сти. XXI век констатирует возврат к «холодной войне» и реанимацию мнения

блоковой приверженности. Ангажированная частью мировой элиты так называ-

емая «умная сила» управления безопасностью не нашла достаточной регистра-

ции в аспекте приемлемого итога, обретаясь в стандартах «жёсткого или мягко-

го могуществ». Повышающийся уровень жизнеспособности России породил

неутолимое желание некоторых зарубежных «партнёров» умерить пределы по-

литико-экономических интересов нашей страны посредством назойливого втя-

гивания её в вооружённые конфликты и санкционное противостояние. В таком

резоне само бытие военной безопасности выдвигает перед мыслителями пору-

чение объективного её объяснения на базе философского анализа.

Во-вторых, гносеологическими обстоятельствами. В хронологической кан-

ве возникавших между народами разногласий военная безопасность выступала

средством представления действительности, что вызывало расположение учё-

ных совершенствовать её познавательный потенциал. Засвидетельствованная

тенденция важна и сегодня, так как сочетание последовательных этапов пере-

хода военной безопасности из одного вида в другой позволяет соответственно

оценивать устойчивые / неустойчивые успехи и промахи локальных наций.

Упорное влечение специалистов к социально-философской рефлексии данных

проявлений феномена должно оставаться насущным.

В-третьих, методологическими. Тщательный разбор военной безопасности

предполагает употребление арсенала обособленной совокупности приёмов ис-

следования, в том числе философской системы знаний. Необходимо обсудить

максимально позволительные грани военной безопасности, ведь без этого в

складывающейся пространственно-временной обстановке маловероятно выяв-

ление её сущности и содержания. Точка зрения диссертанта в работе соблюдена

демонстрацией возможностей социально-философского подхода касательно

указанной научной проблемы и обобщением источников собственно силового

принуждения.

В-четвёртых, мировоззренческими, поскольку в ситуации развернувшегося

информационно-психологического противоборства субъекты военной безопас-

ности вынуждены усердно заниматься задачей формирования и развития по-

добных обстоятельств. Установленное тяготение к настоящему характеру дей-

ствий довольно эффективно воплощено в ряде оригинальных разработок её

властных носителей. Вместе с тем недостаточно внимания уделено вопросам

социально-философского осознания перемен в совокупности взглядов россий-

ской

общности

на

стратегические

«головоломки»

текущего

момента

и избыточное воздействие на них военной безопасности.

В натуральных условиях деятельностный, идеологический и этический по-

3

рядки обладателей полномочий военной безопасности в значительной степени

заражены «вирусом эгоизма», поэтому наметившаяся склонность к снижению

профессионального уровня выступает фактором их малопригодного нематери-

ального самочувствия. Оно заполняется усилиями мнимых производителей,

ориентированных на приобретение большей частью имущественных благ и

подмену национальных ценностей чуждыми доминантами. Реализация многих

значимых планов организации военной безопасности загружена малопродук-

тивными решениями вопросов внутренней и международной жизни, отринута

от философии нравственности, превратившись в негативные смыслы внутрен-

него обогащения личности. Доморощенные «мастера» воссоздания её духовной

культуры, необременительные ответственностью за свои поступки и их послед-

ствия, внедряют на российскую почву проекты сомнительного свойства, кото-

рые ограничивают потребности военной безопасности. Нарочитая их зауряд-

ность

подразумевает

уяснение

последней

сквозь

призму

социально-

философского сопровождения.

В-пятых, практическими обстоятельствами. Военная безопасность воздей-

ствует на мышление социума, выступающего агентом общества, предметно

влияет на него. Применение усвоенных сведений на деле противоречиво, что

продиктовано новыми контекстами мироустроения. Среди них: постмодерн,

ревностные защитники которого ратуют за человека с принципами нескрывае-

мой предприимчивости, вместо восприятия его главной ценностью способа су-

ществования; направленность планетарных процессов, неадекватно преломля-

ющаяся в содержании компонентов реальности. Удостоверенные – и похожие –

без прецедентов смыслового сопротивления им,

расширяют антигуманный опыт движущих сил военной безопасности. Стрем-

ление автора отражало кропотливое развенчание упомянутого с помощью фи-

лософского рассуждения, что подтвердило злободневность задуманной работы.

Таким образом, разработка социально-философских основ концепции воен-

ной безопасности российского государства имеет особое значение, способствуя

сбережению его уникальности.

Степень разработанности проблемы побудила соискателя к структуриза-

К первому направлению следует отнести труды, в которых рассматриваются

методологии исследования социокультурных явлений и общие намерения их

организации, констатирующие перспективы для изложения безопасности и /

или военной безопасности.

Позиции А.Н. Аверьянова, В.И. Аршинова, Б.Л. Белякова, А.А. Кокорина и

Б. Рассела о методах научного познания нашли отражение при составлении уг-

ла зрения на военную безопасность посредством установленного противоречия

между

её

замыслом

и

действительностью1.

Идеи

В.Н. Кузнецова,

порождения глобализации,

ции литературы.

1

См. : Аверьянов А.Н. Системное познание мира. М. : Политиздат, 1985; Аршинов В.И. Синергетика

как феномен постнеклассической науки. М., 1999; Беляков Б.Л., Смирнов В.Е. Философия, литерату-

ра и воинская служба: монография. М.: ВА РВСН, 2013; Кокорин А.А. Философский алгоритм по-

знания: содержание и практические возможности. М. : Изд-во МГОУ, 2013; Russell B. My Philosophi-

cal Development. L., 1959.

4

Р.Н. Макарова,

Л.А.

Микешиной,

Н.В.

Михалкина,

А.И. Позднякова,

В.И. Ярочкина преломились в определении цели диссертации, постановке её

задач, утверждении обдуманного подхода их решения2.

Разработки

А.Б. Жбанкова,

С.М. Мандрыки,

А.Ю.

Моздакова,

Н.Н. Рыбалкина, В.С. Хомяковой отличаются не только значительным разнооб-

разием, но и спектрами выраженных мыслителями философских оценок без-

опасности. Им присуща концентрация внимания на её признаках3. Отличитель-

ные свойства безопасности понадобились как «приблизительная выкройка» в

постижении её сущности, которая была актуализирована при последующем

осознании того или иного качества военной безопасности. По мере углубления

объяснения последней оно становилось ещё шире.

Небезынтересно обобщение проблем безопасности представителями других

научных специальностей. Это воплощено в работах учёных по культурологии,

социологии, политологии и военному делу: П.В. Агапова, А.И. Буркина,

В.Г. Выговской, Е.В. Лебедевой, Ю.В. Фетисовой, И.В. Юрченко4. Они пола-

гают, что государство должно быть жизнеспособным и обладать потенциалом

развития. Данные взгляды нашли отражение в научном сочинении, а основопо-

лагающий в нём социально-философский подход объективно обеспечил пред-

посылки междисциплинарного синтеза.

Вопросы безопасности представлены и в зарубежной литературе. Стоит заре-

гистрировать точки зрения З. Бжезинского, Г. Киссинджера, А.-М. Слотер,

Р. Хааса5. Они демонстрируют её в качестве состояния социальной системы по-

См. : Кузнецов В.Н. Культура безопасности в трансформирующемся обществе (тезисы доклада) /

зии. 2002. № 4. С. 612-631; Макаров Р.Н. Основы научных исследований / Макаров Р.Н., Божко С.В.,

Суркова Е.В. Москва-Краснодар : Изд-во КВВАУЛ, 2010; Микешина Л.А. Философия науки: Совре-

менная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования.

М. : Прогресс-Традиция, 2005; Михалкин Н.В. Народ и власть в системе национальной безопасности

России. Вопросы теории и практики : монография. М. : АПК и ППРО, 2006; Поздняков А.И. Систем-

но-деятельный подход в военно-научных исследованиях : монография. М. : ВАГШ ВС РФ, 2008;

Ярочкин В.И. Теория безопасности / В.И. Ярочкин, Я.В. Бузанова. М. : Академический Проект, 2005.

2

Всероссийская научно-теоретическая конференция «Культура безопасности» // Безопасность Евра-

3

См. : Жбанков А.Б. Понятие безопасности в социально-философской мысли // Социально-

гуманитарные знания. 2010. № 1. С. 342-349; Мандрыка С.М. Государственная безопасность России в

условиях современной стратегической нестабильности (социально-философский анализ) : автореф.

дис. … канд. филос. наук. М., 2008.; Моздаков А.Ю. Понятие безопасности в классической и совре-

менной философии // Вопросы философии. 2008. № 4. С. 18-25; Рыбалкин Н.Н. Философия безопас-

ности. М. : Московский психолого-социальный институт, 2006; Хомякова В.С. Безопасность как фак-

тор устойчивого развития : социально-философский анализ : автореф. дис. … канд. филос. наук. Чи-

та, 2007.

4

См. : Агапов П.В., Добреньков В.И. Война и безопасность России в XXI веке. М. : Альма-Матер,

2011; Буркин А.И. Возжеников А.В., Синеок Н.В. Национальная безопасность России в контексте

современных политических процессов. 2-е изд., доп. М. : РАГС, 2008; Выговская В.Г. Безопасность в

языковом сознании россиян // Молодой учёный. 2015. № 4. С. 760-763; Лебедева Е.В., Акимов А.Л.

Формирование системы коллективной безопасности Евразии на рубеже XX-XXI вв. // Исторические,

философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы тео-

рии и практики. 2015. № 1(51). Ч. 2. С. 102-105; Фетисова Ю.В. Культура безопасности : автореф. дис.

… канд. филос. наук. Омск, 2009; Юрченко И.В. Безопасность как базовый концепт политической

стратегии инновационного развития современной России. Краснодар : Изд-во КубГУ, 2008.

5

См. : Brzezinski Zb. Strategic Vision. America and the Crisis of Global Power. N. Y. : Basic Books, 2012;

Haas R. Foreign Policy Begins at Home. The Case for Putting America’s House in Order. N. Y. : Basic

5

средством категории «уязвимость». Труды этих авторов следует полагать суще-

ственным элементом базы, позволившей уяснить проблематику безопасности.

Часть трудов исследователей включает в себя как философские, так и воен-

ные, политические, юридические, экологические подходы к обеспечению воен-

ной безопасности. Важно выделить позиции В.П. Беркута, Д.И. Макаренко,

К.В. Фатеева,

В.М. Чугунова6.

Идеи

В.С. Волошко,

В.И.

Лутовинова,

И.В. Радикова, В.Ю. Сизова об объективных источниках военной безопасности

сказались на обнаружении основы продуктивного качества военной безопасно-

сти7. Обращают внимание изыскания М.М. Кучерявого, П. Макарова,

В.И. Останкова, Р.М. Тимошева, рассмотревших субъективные причины бытия

рассматриваемого явления8. Это объясняется тем, что военная безопасность

сравнима с многими порядками социума – деятельностным, этическим и идео-

логическим.

В трудах А. Бовдунова, Э.Н. Ожиганова, Т. Шеллинга афишированы точки

зрения по таким проблемам как «стратегическая культура», «стратегия кон-

фликта» и «стратегическое мышление»9. Отчасти их суждения помогли вскрыть

состояние репрезентативной практики субъектов государства по ряду вопросов

обеспечения военной безопасности. Идеи С.С. Антюшина, Ю.Н. Дзюбича,

Ю.В. Зориной, В.Н., Б.Н. Кузыка, В.Ю. Слепака были применены для всесто-

роннего изучения частных взглядов на оборону10. Это положительно сказалось

на определении понятия «военная безопасность».

Books, 2013; Hall S. The work of Representation // Representation: Culture Representation and Signifying

Practices. The Open University : Milton Keynes, 1997. P. 13-74; Kissinger H. World Order: Reflections on

the Character of Nations and the Course of History. N. Y. : Penquin Press, 2014; Slaughter Anne-Marie. A

New World Order. Princeton : Princeton University Press, 2004.

6

См. : Беркут В.П. Феномен экологического сознания (социально-философский анализ) : моногра-

фия. Балашиха : ВТУ, 2007; Макаренко Д.И., Е.Ю. Хрусталёв Концептуальное моделирование воен-

ной безопасности государства. М. : Наука, 2008; Фатеев К.В. Обеспечение военной безопасности Рос-

сийской Федерации: теория и практика правового регулирования : автореф. дис. … д-ра юрид. наук.

М., 2012; Чугунов В.М. Философия войны : монография. Монино : ВУНЦ ВВС «ВВА», 2010.

7

ции в условиях глобализации. М. : Воениздат, 2007; Лутовинов В.И. Развитие и использование нево-

енных мер для укрепления военной безопасности Российской Федерации // Военная мысль. 2009.

№ 5. С. 2-12; Радиков И.В. Военная безопасность российского общества и государства : дис. … д-ра

полит. наук. СПб., 2005; Сизов В.Ю. Военная политика и военная безопасность России // Россия и

Америка в XXI веке. 2010. № 2. URL: http://rusus.ru.

См. : Кучерявый М.М. Военная безопасность России. Екатеринбург : Изд-во Уральского ун-та, 2010;

Макаров П. Проблемы обеспечения военной безопасности // Безопасность Евразии. 2008. № 2. С. 453-

456; Останков В.И. Проблемные вопросы научно-методического обеспечения военной безопасности

Российской Федерации // Военная мысль. 2005. № 2. С. 13-17; Тимошев Р.М. Военная безопасность

личности, общества и государства // Военно-философский вестник. 2008. № 1. С. 43-46.

См. : Бовдунов А. Стратегическое мышление как Российская альтернатива для Восточной Европы.

URL: http://geopolitica.ru/node/974#.Ukm720XmxEg; Ожиганов Э.Н. Стратегическая культура и наци-

ональная безопасность. URL: www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/2006/vestniksf293-

5/vestniksf293-5020.htm; Шеллинг Т. Стратегия конфликта. М. : ИРИСЭН, 2007.

См. : Волошко В.С., Лутовинов В.И. Военная политика и военная безопасность Российской Федера-

8

9

10

См. : Антюшин С.С. Военная безопасность как фактор стабильности российского общества (соци-

ально-философская концепция). М. : ВУ, 2004; Дзюбич Ю.Н. Региональная политика Российской Фе-

дерации и её влияние на обороноспособность страны : автореф. дис. … канд. полит. наук. М., 2009;

Зорина Ю.В. Репрезентация терминофрейма “safety” в английском языке // Армия и общество. 2013.

№ 1(33). С. 66-71; Кузык Б.Н. Разработка моделей и методов решения проблемы оборонной и энерге-

6

Значительны рекомендации Х.С. Вильданова, В.В. Крюкова, Э.П. Литвинова,

С.И. Музякова. Исследователи восприняли военную безопасность на базе онто-

логического, гносеологического, аксиологического и праксиологического кон-

текстов11. Такой подход был учтён при её восприятии в качестве культурного

опыта, трансляция которого из прошлого в современность зафиксировала со-

вершенствование интересующей формулировки без утраты коллективной памя-

ти.

Значение для диссертации представили выводы учёных о «спутнике» воен-

ной

безопасности

опасности.

Это

рассматривается

в

разработках

И.Н. Воробьёва, Е.Е. Кондакова, С.А. Тюшкевича12. Продуктивными оказались

и достижения отечественных мыслителей, которые проясняют формы опасно-

сти. Так, преуспели в раскрытии понятия «риск» В.Н. Артёмов, В.В. Вялых,

М.Д. Капланов, О.Ю. Оджаклы, В.Б. Устьянцев13. За рубежом осмысление ука-

занного феномена обобщили У. Бек, Г. Бехман, Э. Гидденс, А.А. Литвин,14.

Проблема вызова интерпретируется О.А. Бельковым, П. Вулфовицем, А. Той-

нби15. Отмеченное положительно отразилось на уяснении закономерностей

опасности и её форм посредством философской системы знаний.

тической безопасности : автореф. дис. … д-ра техн. наук. М., 2005; Слепак В.Ю. Правовые аспекты

политики безопасности и обороны Европейского Союза : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2010.

См. : Вильданов Х.С. Ценность как предмет философского познания : автореф. дис. … д-ра филос.

наук. Магнитогорск, 2009; Крюков В.В. Ценности и их ранжирование // Исторические, философские,

политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики.

2014. № 10(48). Часть 2. С. 120-122; Литвинов Э.П. Философские основы концепции безопасности //

Пространство и время. 2012. № 1(7). С. 66-73; Музяков С.И. Ценностные основания воинской дея-

тельности (социально-философский анализ) : автореф. дис. … д-ра филос. наук. М., 2008.

11

12

См. : Воробьёв И.Н., Киселёв В.А. Комментарии к статье «Войны настоящего и будущего» // Воен-

ная мысль. 2011. № 5. С. 54-58; Кондаков Е.Е. Невоенные меры обеспечения военной безопасности

Российской Федерации // Военная безопасность Российской Федерации в XXI веке : сборник статей;

под общ. ред. А.В. Квашнина. М. : ГШ ВС РФ, 2004. С. 292-317; Тюшкевич С.А. Новый передел

мира. М. : Проспект, 2003; Luard E. The Globalization of Politic. London, 1990.

13

См. : Артёмов В.Н. Институциональный человек: от общества риска к обществу знания. Саратов :

Саратовский источник, 2014; Вялых В.В. Социально-философский анализ политического риска //

Теория и практика общественного развития. Электронное периодическое издание. 2013. № 6. URL:

www.teoria-practica.ru/ru/2013/6-2013.html; Исаев К. «Общество риска» в условиях глобализации //

СОЦИС. 2001. № 12. С. 17-23; Капланов М.Д. Проблемы формирования культурных стратегий без-

опасности в условиях усиления социальных рисков // Вестник Адыгейского государственного уни-

верситета.

2009.

№ 2.

URL:

cyberleninka.ru/article/n/problemy-formirovaniya-kulturnyh-strategiy-

bezopasnosty-v-usloviyah-usileniya-sotsialnyh-riskov; Оджаклы О.Ю. Влияние риска и безопасности на

экзистенциальный опыт личности в эпоху “высокого модерна” // Известия Российского государ-

ственного университета им. А.И. Герцена. 2008. № 70. С. 252-257; Устьянцев В.Б. Человек, жизнен-

ное пространство, риски. Саратов : Изд-во Саратовского университета, 2012.

14

См. : Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М. : Прогресс-традиция, 2000; Бехман Г.

Современное общество как общество риска // Вопросы философии. 2007. № 1. С. 26-46; Литвин А.А.

Философско-методологическое осмысление понятия риска. URL: http:/www.info-library.com.ua/books-

text-11603.html; Giddens A. Consequences of Modernity. Cambridge : Polity Press, 1990.

15

См. : Бельков О.А. Предварение к теории (концепции) национальной безопасности // Военно-

философский вестник. 2008. № 2 (02). С. 30-36; Тойнби А.Дж. Постижение истории; пер. с англ.

Е.Д. Жаркова. М. : Айри-Пресс, 2010; Voolfovichz P. The Struggle for Power. Prinston, 2003.

7

сти государства.

Неоднозначно освещаются вопросы исторически меняющихся форм правле-

ния, устройства и режима выражения власти в трудах Аристотеля, Платона16.

Следует выделить работы учёных, которые актуализировали мысль о содержа-

нии силового компонента государства: Б.Л. Белякова, А.Д. Коннова, В.В. Гре-

беника, П.П. Журило, А.И Коровянского, И.К. Макаренко, В.С. Морозова17.

Вклад в обнаружение императивов взаимодействия элементов военной без-

опасности между собой и внешней средой внесли: В.М. Антолиновская,

Д.В.Дёмкин,

Б.де

Жувенель,

Н.В. Злобин,

М.Х. Машекуашева,

Е.В. Плотникова, В.С. Стёпин, Р. Каган, Т. Мэдден18. Нарочитое позитивно ска-

залось на философском осознании основного содержания военной безопасно-

Свою меру для осуществлённого в диссертации анализа имеют разработки

учёных, посвящённые характеристике видов национальной безопасности. Све-

дущие

точки

зрения

о политической

безопасности

зарегистрировали

В.Ф. Дармокрик,, В.И. Лазо, В.А. Рукинов, В.В. Серебрянников19. Интерпрета-

ция экономической безопасности показана в исследованиях А.А. Барта,

М.Е. Листопад, В.Н. Рябова20. Демонстрация социальной и информационной

См. : Аристотель. Политика; пер. с древнегреч. С.А. Жебелева, М. Гаспарова. М. : АСТ: Хранитель,

2006; Платон. Сочинения. М. : Наука, 1971. Соч. Т. 2.

См. : Беляков Б.Л., Коннов А.Д. Государственность и духовные ценности в сознании офицерского

корпуса России (социально-философский анализ) : монография. М. : ВА РВСН, АП и СН, 2011; Гре-

беник В.В. Современные методологические основы обеспечения взаимосвязи экономической и воен-

ной безопасности ядерного государства // Науковедение. Интернет-журнал. 2013. № 1(14). Иденти-

фикационный номер статьи в журнале: 62ЭВН113. URL: http:naukovedenie.ru/index.php; Журило П.П.

Основные направления обеспечения экономической безопасности материально-технического обеспе-

чения силового компонента государства // Международный научно-исследовательский журнал. 2012.

URL: http: research-journal.org/featured/economical/osnovnye-napravleniya…; Коровянский А.И. Воен-

ная безопасность Российской Федерации и её обеспечение в современных условиях. М. : РАГС, 2007;

Макаренко И.К., Морозов В.С. Военная безопасность государства : сущность, структура и пути обес-

печения на современном этапе. URL: http//vrazvedka.ru/main/editor/makarenko.html.

См. : Антолиновская В.М., Ступина Т.В. Культурная глобализация или американский «культурный

империализм» // В мире научных открытий. 2014. № 1.2(49). С. 1092-1101; Дёмкин Д.В. Военная без-

опасность как фактор обеспечения национальной безопасности России в начале XXI века : автореф.

дис. … канд. полит. наук. М., 2012; Жувенель Б. де. Власть. Естественная история её возрастания. М.

: ИРИСЭН, Мысль, 2011; Злобин Н.В. Второй новый миропорядок: Геополитические головоломки.

М. : Эксмо, 2009; Машекуашева М.Х., Бозиев А.Т. Об идеологии (историко-философский очерк) //

Общество: философия, история, культура. 2014. № 4. URL: dom-hors.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/fic/;

Плотникова Е.В. Социокультурное программирование человека: философский анализ : автореф. дис.

… канд. философ. наук. Екатеринбург, 2006; Стёпин В.С. Цивилизация и культура. СПб., 2011; Mad-

den T. Empires of Trust. How Rome – and America is Building – a New World. N. Y., L : “Penguin Press”,

2009; Kagan R. The Return of History and the End of Dreams. N.Y. : «Alfired A. Knopf», 2008.

См. : Дармокрик В.Ф. Политическая безопасность в современной России : дис. … канд. полит.

наук. Саратов, 2007; Лазо В.И. Структурная и индивидуальная детерминация политического кон-

фликта и безопасности в современной России : дис. … канд. полит. наук. СПб., 2002; Рукинов В.А.

Социализация безопасности и политической безопасности в современной России : автореф. дис. … д-

ра полит. наук. СПб., 2010; Серебрянников В.В. Политическая безопасность // Свободная мысль.

16

17

18

19

1997. № 1. С. 18-32.

20

См. : Барт А.А. Обеспечение экономической безопасности России в условиях формирования инно-

вационной экономики : автореф. дис. … канд. экон. наук. Ульяновск, 2012; Листопад М.Е. Экономи-

ческая безопасность России: концептуальные основы функционирования и развития : автореф. дис.

8

безопасностей афиширована в работах С.Н. Алиева, В.П. Беркута, Д.Ю. Бокова,

В.Н. Лопатина,

Г.В. Прончева,

А.В. Рахлеева,

А.К. Худайбердиева,

А.В. Шиловцева, Е.В. Яниной21. Необходимы и установки Д.В. Гордиенко,

М.Ю. Захарова В.В. Кафтана, И.В. Мухина, В.Г. Ольшевского, А.С. Хохлова о

влиянии подсистем родового смысла на военную безопасность22. Это позволило

установить объединительную направленность последней и её значение каса-

тельно других разновидностей национальной безопасности.

Таким образом, идеи и положения научных работ первого направления лите-

ратуры были актуализированы в качестве методологических основ анализа во-

енной безопасности государства.

Ознакомление с литературой второго структурного направления позволило

осмыслить некоторые аспекты генезиса военной безопасности государств.

Необходимость внутреннего самосовершенствования человека, воспринятая

большинством философских школ античности, подтверждается трудами пред-

ставителей

того

периода

и

учёных

современности:

Марка

Аврелия,

О.В. Гуторович, Диона из Прусы, Е.В. Кауновой, А.А. Ковалёва, Диогена

Лаэртского, Д.А. Лунгиной, Я.В. Радчука, Сенеки Луция Аннея23. Поскольку

… д-ра экон. наук. СПб., 2012; Рябов В.Н. Экономическая безопасность и механизмы её обеспечения

// Мир науки, культуры, образования. 2013. № 2(39). С. 127-128.

21

См. : Алиев С.Н. Синергетическая парадигма и теория социальной безопасности : автореф. дис. …

канд. филос. наук. СПб., 2007; Беркут В.П. Информационное общество в России : монография. Бала-

шиха : ВТУ, 2012; Лопатин В.Н. Информационная безопасность России : дис. … д-ра юрид. наук.

СПб., 2000; Прончев Г.В., Монахов Д.Н., Лонцов В.В. Безопасность виртуальных безопасных сред в

информационном обществе // Пространство и время. 2013. № 4(14). С. 231-232; Рахлеев А.В. Обеспе-

чение социальной безопасности российского общества на современном этапе модернизации : авто-

реф. дис. … канд. социол. наук. Волгоград, 2008; Худайбердиев А.К. Духовно-нравственные факторы

обеспечения информационной безопасности в условиях глобализации // Молодой учёный. 2014. № 6.

С. 875-879; Шиловцев А.В. Проблема социальной безопасности личности в российской истории //

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение.

Вопросы теории и практики. 2015. № 6. Ч. 2. С. 208-212; Янина Е.В. Гражданско-правовое регулиро-

вание информационной безопасности : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004.

22

М., 2008; Захаров М.Ю. Информационная безопасность социума: социально-философское исследова-

ние : дис. … д-ра филос. наук. Ростов-на-Дону, 1998; Кафтан В.В., Щербина Д.Н. Военная информа-

ционно-коммуникативная операция в информационном пространстве современного общества // Про-

странство и время. 2013. № 4(14). С. 224-230; Мухин И.В. Разработка методологических основ взаи-

мосвязи обеспечения экономической и военной безопасности государства : автореф. дис. … д-ра

экон. наук. М., 2009; Ольшевский В.Г. Военная сфера в социальной структуре общества: методологи-

ческие предпосылки анализа // Вестник Военного университета. 2010. № 2(22). С. 116-122.

23

www.myjulia.ru/post/284683; Гуторович О.В. Военно-философская мысль Древней Греции // Истори-

ческие, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Во-

просы теории и практики. 2015. № 6. Ч. 2. С. 61-64; Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречени-

ях знаменитых философов; пер. с древнегреч. М. : Мысль, 1986; Дион из Прусы. Речи. VI. Диоген,

или о тирании // Антология кинизма: Фрагменты сочинений кинических мыслителей; пер. с древне-

греч. М. : Наука, 1984. С. 315-327; Каунова Е.В. Философия здоровья в Античности // Исторические,

философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы тео-

рии и практики. 2015. № 1. Ч. 1. С. 65-69; Ковалёв А.А. Развитие историко-политической мысли по

военной безопасности // Молодой учёный. 2012. № 8. С. 216-219; Лунгина Д.А. Лук и лира. Война и

мир в романе Владимира Богомолова «Момент истины (в августе сорок четвёртого)» // Вопросы фи-

лософии. 2012. № 1. С. 89-96; Радчук Я.В. Особенности появления и становления феномена общего

9

См. : Гордиенко Д.В., Хохлов А.С. Военно-экономическая безопасность государства : монография.

См.

:

Афоризмы

от

Марка

Аврелия.

Римский

император.

Философ-стоик.

URL:

древне- греческий и римский стандарты бытия государства соразмерны с

утверждением этических, мыслительных и деятельностных качеств личности,

постольку это было причинено и субъектам военной безопасности.

Своеобразен информационный ресурс, посвящённый раскрытию идеи воен-

ной безопасности в периоды Средневековья и Просвещения. Остаются актуаль-

ными взгляды религиозного адепта Аврелия Августина, других мыслителей

данного времени и более позднего: Т. Вудса, С.Ф. Денисова, Ф. Контамина, Н.

Макиавелли, К.А. Танаушко, Б. Тененбаума. Они оказались полезными для

определения продуктивности веры в мудрость государя, уяснения значимости

нравственного и безнравственного начал в обеспечении военной безопасности

государства24.

Выводы и предложения выразителей философских направлений эпохи Воз-

рождения, объяснивших своё видение смысла военной безопасности, также не

лишены оригинальности. В данном отношении следует отметить достижения

Дж. Бенрекассы, Ф. Бэкона, Т. Гоббса, И. Канта, О. Конта, Т.Р. Мальтуса,

Г. Спенсера25. Анализ их произведений продемонстрировал рекомендации фи-

лософов, связанные с практиками субъектов военной безопасности, которые

хронически подвергались остракизму и забвению. Не были оставлены без вни-

мания экзистенциальное и логико-политологическое направления XX в. Мыс-

лители указанных школ сфокусировали свои изыскания на таких социально-

психологических качествах личности как поступок и обязанность, воплощение

и предпочтение26. Отмеченное посодействовало установлению субъективной

опоры военной безопасности государства.

дела в период античности // Молодой учёный. 2015. № 5. С. 685-689; Сенека Луций Анней. Нрав-

ственные письма; пер. с лат. М. : Алетейя, 2000.

24

См. : Аврелий Августин. URL: htt://mudrosloov.ru/quotes; Вудс Т. Как католическая церковь создала

западную цивилизацию. М. : ИРИСЭН, Мысль, 2010; Денисов С.Ф. Библейские и философские стра-

тегемы спасения: антропологические этюды. Омск : Изд-во ОмГПУ, 2004; Контамин Ф. Война в

средние века. М. : Ювента, 2001; Макиавелли Н. Государь. М. : Азбука, 2012; Танаушко К.А. Госу-

дарь: Размышления над первой декадой Тита Ливия. Минск : Харвест, 2003; Тененбаум Б. Великий

Макиавелли. Тёмный гений власти. М. : ЭКСМО, 2012.

25

т.; пер. с лат. М. : Мысль, 1978. Т. 2. С. 5-214.; Гоббс Т. Левиафан; пер. с англ. М. : Мысль, 2001;

Кант И. Основы метафизики нравственности; под ред. В.Ф. Асмуса, А.В. Гулыги, Т.И. Ойзермана.

М., 2001; Конт О. Дух позитивной философии. Слово о положительном мышлении; пер. И. Шапиро.

М. : Либроком, 2012; Мальтус Т.Р. Опыт о законе народонаселения; пер. с англ. Петрозаводск : Пет-

роком, 1993; Герберт Спенсер. URL: www.ru.science.wikia/Герберт_Спенсер; Benrekassa G. Montes-

См. : Бэкон Ф. Новый органон, или истинные указания для истолкования природы. Сочинения в 2

quieu. Paris, 1968.

26

См. : Аббаньяно Н. Введение в экзистенциализм; пер. с ит. СПб. : Алетейя, 1998; Арон Р. Мир и

война между нациями; пер. с франц. М. : NOTA BENE, 2000; Камю А. Бунтующий человек / Камю А.

Бунтующий человек. Философия. Политика. Искусство. М. : Политиздат, 1990. С. 119-356; Киссин-

джер Г. Дипломатия; пер. с англ. М. : Ладомир, 2007; Марсель Г. Быть и иметь; пер. с фр. Новочер-

касск : Сагуна, 1994; Моргентау Г. Политический реализм. URL: uchebnik-online/131/1327.html; Рас-

сел Б. История западной философии и связи её с политическими и социальными условиями. М. :

АСТ, 2010; Сартр Ж.П. Экзистенциализм – это гуманизм / Сумерки богов; сост. и общ. ред.

А.А. Яковлева. М. : Политиздат, 1990. С. 319-344; Сирота Н.М. Американское экспертное сообщество

о внешнеполитической стратегии США в XXI веке // Исторические, философские, политические и

юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 1(51).

Ч. 1. С. 185-188; Тиллих П. Мужество быть / Тиллих П. Избранное. Теология культуры; пер. с англ.

М. : Юристъ, 1995. С. 7-131; Christopher Layne. Impotent Power? Re-examining the Nature of America’s

10

Зафиксированы успехи отечественных учёных, рассматривавших на основе

философской методологии историю социального развития России, уникаль-

ность становления военной безопасности российского государства с позиции их

культурного восприятия. Наряду с известными трудами Л.Н. Гумилёва,

Н.Я. Данилевского, Д.И. Менделеева, Н.Н. Сухотина27, отмечены публикации

современников: А.Ю. Грачёва, П.В. Дидова, О.Б. Ионайтиса, С.Г. Кара-мурзы,

Н.К. Столяровой, Е.С. Троицкого, В.В. Шаркова28. Выделены также творения

работников науки по отражению метаморфоз массового сознания, идентифика-

ции личности и воздействия указанного на характер развития военной безопас-

ности государства в условиях глобализации29.

Положения посильной лепты представителей российской и западноевропей-

ской философско-исторической и политологической мыслей, продемонстриро-

ванные в раскрытой сосредоточенности литературы, благоприятно сказались на

анализе материала второй главы исследования.

Изучение произведений третьего направления помогло обнаружению пре-

емственности социально-философского знания, оказавшего влияние на объяс-

нение противоречивого процесса глобализации.

Не забыты научные сочинения о противоречиях безопасности или близко с

ними соприкасающиеся. Заметными вехами нарочитого объявлены утвержде-

ния Е.А. Балябкина, М.Я. Сафара, В.Н. Смирнова30. Их применение стало при-

Hegemonic Power // The National Interest. September-October, 2006. P. 41-47; Bacevich A. Washington

Rules. America’s Path to Permanent War. N. Y. : Metropolitan Books, 2010.

См. : Гумилёв Л.Н. От Руси до России. М. : Айрис-пресс, 2007. 320 с.; Данилевский Н.Я. Россия и

Европа. М. : Терра-Книжный клуб, 2008. 704 с.; Менделеев Д.И. Познание России. Заветные мысли.

М. : ЭКСМО, 2008. 688 с.; Сухотин Н.Н. Война в истории русского мира. СПб., 1898. 58 с.

См. : Грачёв А.Ю. Оружие как элемент сакральной культуры Древней Руси // Исторические, фило-

софские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и

практики. 2015. № 4. Ч. 2. С. 66-69; Дидов П.В. Православная традиция сквозь призму воинского это-

са // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствове-

дение. Вопросы теории и практики. 2014. № 12(50). Ч. 2. С. 56-59; Ионайтис О.Б. Антропологические

идеи в философии средневековой Руси // Известия Уральского федерального университета. Серия 3.

Общественные науки. Университетская лекция. 2014. № 1(125). С. 197-216; Кара-Мурза С.Г. Россия

под ударом. Угрозы русской цивилизации. М. : Яуза-пресс, 2010; Столярова Н.К. Уроки нашей жиз-

ни. М. : Полимаг, 2001; Троицкий Е.С. Д.И. Менделеев : систему процветания России в жизнь! М. :

Граница, 2007; Шарков А.В. Социальная функция государства на Руси X-XIII вв. // Теория и практика

общественного развития. 2013. № 10. URL: www.teoria-practica.ru/ru/2014/2-2014.html.

27

28

29

См. : Афанасьева А.И., Лиханова А.Б. Метаморфозы массового сознания россиян // СОЦИС. 2009.

№ 5. С. 24-30; Бестаева Э.Ш. Проблемы идентификации личности в этнокультуре : автореф. дис. …

канд. филос. наук. Ростов-на-Дону : ЮФУ, 2009; Грачёва Т.В. Память русской души. Рязань : «Зёр-

на», 2011; Губанов Н.И., Губанов Н.Н. Глобалистский менталитет как условие предотвращения меж-

цивилизационных конфликтов // СОЦИС. 2011. № 4. С. 51-58; Микрюков В. Особенности националь-

ной армии // Армейский сборник. 2013. № 6. С. 17-21; Савчук В.В. Философия эпохи новых медиа //

Вопросы философии. 2012. № 10. С. 33-42; Шевцова О.В. Духовные традиции российского общества

и армии : общее и особенное. Электронный научный журнал // Проблемы безопасности. 2011.

№ 3(13). С. 2-10; Шимановский М.В. Факторы, влияющие на подготовку и накопление мобилизаци-

онных людских ресурсов Вооружённых Сил Российской Федерации // Военная мысль. 2013. № 5.

С. 18-25.

30

См. : Балябкин Е.А. Противоречия формирования духовной культуры офицера в современной Рос-

сийской армии : дис. … канд. филос. наук. М., 2006; Сафар М.Я. Системные противоречия культур-

ного пространства, перспективы и опасности трансформаций // Перспективы и время. 2013. № 2(12).

11

мером в раскрытии основного противоречия военной безопасности стран мира

на основе философской методологии.

В автономный блок, с долей условности, обособлены работы, объектом ана-

лиза которых выступают отдельные опасности относительно жизнеспособности

не только зарубежного, но и российского социумов. Внимание к этому направ-

лению актуализировано тем, что авторы предприняли попытку охарактеризо-

вать новые вызовы и угрозы с позиции их внутренней конкретности: сущности

и содержания. В современных изысканиях, правда фрагментарно и почти в от-

сутствие философской рефлексии, отражены такие возможности катастрофы

как: «мягкая сила», «облачный противник», «цветные революции», «фальсифи-

кационная деформация», «исламский фундаментализм»31.

Идеи специалистов в контексте деятельностного элемента содержания воен-

ной безопасности представлены двояко: оборонно-охранительно или предупре-

дительно.

Данное

обстоятельство

весомо

воспроизведено

в

трудах

С.С. Антюшина,

В.К. Белозёрова,

А.А. Зайцова,

М.ван

Кревельда,

В.М. Примакова32. Это позитивно сказалось на анализе маркеров как защитно-

го, так и превентивного видов военной безопасности российского государства.

Успешно объяснены вопросы идеологической подоплёки военной безопасно-

сти. Такие заметки обозначены в работах В. Бессонова, И. Валлерстайна,

М.С. Вареник, С.А. Мелькова, Ю.П. Попова, В.П. Прыткова, Л.В. Солодовник,

М. Хардта, К. Шмитта33. Подобный подход на базе социально-философской со-

С. 82-88; Смирнов В.Н. Противоречия формирования и функционирования военной безопасности

Российской Федерации : автореф. дис. … канд. филос. наук. М., 1996.

31

См. : Арямова А.Д. Цветные революции как угроза суверенитету и территориальной целостности

современных государств // Электронный журнал Вестник МГОУ. Серия: Политология. Психология.

Филологические науки. 2015. № 2; Братерский М.В., Скриба А.С. Концепция «мягкой силы» во

внешнеполитической стратегии США // Вестник международных организаций: образование, наука,

новая экономика. 2014. № 2. С. 130-144; Лапшин Н.В., Юрьев В.М. Фальсификационная деформация

в контексте угрозы безопасности и девиации экономической системы России // Социально-

экономические явления и процессы. 2014. № 3(061). С. 67-72; Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о со-

временном индивидуализме; пер. с фр. В.В. Кузнецова. СПб. : Владимир Даль, 2001; Най Дж. Гибкая

власть. Как добиться успеха в мировой политике. М. : Тренд, 2006; Русакова О.В. Концепт “мягкой

силы”(soft power) в современной политической философии // Научный ежегодник Института фило-

софии и права Уральского отделения Российской академии наук. 2010. № 10. С. 173-192; Тесленко

Е.С., Пеструилова Н.Н. Феномен «ИГИЛ» // Виктимология. 2015. № 2(3). С. 34-39; Ящик Пандоры

открыт: технологии современной войны – «облачный противник». URL: http:pandoraopen.ru/201508-4-

26/texnolodiye-sovremennoy-voiny-oblachnyj-protivnik/.

32

См. : Антюшин С.С. Военная безопасность как фактор стабильности российского общества (соци-

ально-философская концепция) : монография. М. : ВУ, 2004; Белозёров В.К. Военная доктрина Рос-

сийской Федерации о предсказуемости конфликтов // Проблемы безопасности. 2011. № 2(12). С. 23-

35; Зайцов А.А. Военно-философский парадокс / Грозное оружие : Малая война, партизанство и дру-

гие виды ассиметричного воевания в свете наследия русских военных мыслителей. М. : Военный ун-

т: Русский путь, 2007; Кревельд М.Ван. Расцвет и упадок государства. М. : ИРИСЭН, 2011; Прима-

ков Е.М. Мир без России? К чему ведёт политическая близорукость. М. : ИИК «Российская газета»,

2009.

33

См. : Бессонов В. Пропаганда и манипуляция как инструменты духовного порабощения. URL: psy-

factor.org/propaganda2.htm; Валлерстайн И. О современном кризисе // СОЦИС. 2009. № 6. С. 91-94;

Вареник М.С. Духовно-нравственные основы национальной идеологии современного российского

общества : автореф. дис. … канд. социол. наук. М., 2013; Мельков С.А. Некоторые аспекты формиро-

вания идеологии военного развития России. URL: www.rudocs.exdat.com/docs/index-331249; По-

12

вокупности приёмов исследования доказал правомерность выделения на мыс-

лительном уровне военной безопасности знаков её интерналистского и экстер-

налистского образов, формирование которых невозможно без идеологии.

Приемлемыми для рассмотрения этического порядка военной безопасности

явились труды И. Клименко, И.В. Красавина, Р.А. Лубского, О.А. Печёнкиной,

Л.Г. Фишмана, В.Н. Щекотихина34. Осознание посылок этих авторов позволило

объяснить этатистский и антропоцентристский типы военной безопасности

государства.

С.Ю. Глазьев,

В.Б. Дердюк,

Ж.Н. Корганбаев,

А.В. Лукин,

И.В. Радиков справедливо указали на необходимость учёта альтернативных –

позитивного и негативных – вариантов обеспечения военной безопасности Рос-

сии35. Их рекомендации помогли вскрыть философскую «завесу» над выбором

оптимального примера военной безопасности российского государства: превен-

тивного – в деятельности; интерналистского – в идеологии; антропоцентрист-

ского – в этике.

Представленные в данном направлении литературы работы учёных состави-

ли оригинальное сочетание методологических процедур в качестве залога

успешной реализации задуманного в третьей главе исследования.

Четвёртое структурное направление представлено философскими, полито-

логическими и военными трудами отечественных и зарубежных учёных, в ко-

торых свидетельствовалось приращение знания для выявления основных тен-

денций динамики военной безопасности российского государства в настоящее

время.

Научное «богатство» смысла рассматриваемого явления присуще творениям

Р. Барнета,

В.А. Вагурина,

А.И.

Извекова,

Э.Д.

Кингстон-Макклори,

пов Ю.П. Будни войны. М. : Перо, 2014; Прытков В.П. Неустранимость и амбивалентность идеологии

// Теория и практика общественного развития. 2014. № 3. URL: www.teoria-practica.ru/ru/2014/2-

2014.html; Солодовник Л.В. Идеологическая безопасность российского общества в контексте транс-

формационных вызовов современности : автореф. дис. … д-ра филос. наук. Ростов-на-Дону, 2012;

Хардт М., Негри А. Множество : война и демократия в эпоху империи. М. : Культурная революция,

2006; Шмитт К. Государство и политическая форма; пер. с нем О.В. Кильдюшова; сост.

В.В. Анашвили. М. : Изд. дом гос. ун-та – ВШЭ, 2010.

См. : Клименко И. Нравственность и безнравственность в наши дни. М. : Перо, 2011; Красавин И.В.

социально-экономические

и

общественные

науки.

2013.

Выпуск

№ 7.

URL:

www.online-

science.ru/m/product/philosophy_science/gid290/pg0/; Лубский Р.А. Этатизм: методологические про-

блемы научного исследования // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки.

2013. Выпуск № 1. URL: www.online-science.ru/m/product/philosophy_science/gid290/pg0/; Печёнки-

на О.А. Этика симулякров Жана Бодрийяра (анализ постмодернистской рецепции этического). Тула :

Тульский полиграфист, 2011; Фишман Л.Г. Кризис морали как кризис идеологий? // Пространство и

время. 2014. № 1(15). С. 19-25; Щекотихин В.Н. Этатизм и его роль в укреплении современной госу-

дарственности: зарубежный опыт и российские тенденции // Вестник ВолГУ. Серия 4. 2008. № 1.

С. 115-122.

См. : Глазьев С.Ю. Геноцид. М. : ТЕРРА, 2003; Дердюк В.Б. Цивилизационная безопасность России

в условиях глобализации // Проблемы безопасности. Электронное издание 2010. № 2(10); Корганба-

ев Ж.Н. Миф о роковой ошибке истории. М. : Перо, 2013; Радиков И.В. Война в XXI веке и новая се-

мантика военной доктрины России // Исторические, философские, политические и юридические

науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2015. № 5. Ч. 1. С. 150-153;

Россия и Китай : четыре века взаимодействия; под ред. А.В. Лукина. М. : Весь мир, 2013.

13

34

Этическая организация сообщества: власть, свобода и управление идентификацией // Гуманитарные,

35

В.А. Махонина, А.В. Нефедьева36. Их оценки о влиянии глобализации на воен-

ную безопасность дополнили философскую «картину» решений её субъектов на

мобилизацию сил и средств для достижения цели.

Объяснению специфики участия оппонирующих сторон в междоусобных

распрях посвящены изыскания С. Белковского, О.А. Рыжова, А.И. Скрыльника,

С.Л. Ташлыкова, А.Н. Чумакова37. Ознакомление с этими трудами подвело дис-

сертанта к мысли о том, что в эпоху глобализации российскому государству

необходимо исключить бесперспективные уступки «наступающему» Западу.

Важны результаты разработок учёных, отражающие суть проводимых ин-

формационных операций, которые полагают, что морально-этические основа-

ния «войн против разума» сталкиваются со «стеной» символического потреб-

ления как внутри страны, так и на международной арене. Подобный подход

посредством учения о методе научного познания привёл к уяснению того, что

динамика военной безопасности нуждается в переформатировании идеологии

её носителей полномочий, что может придать продуктивный импульс их дея-

тельности и этике в контексте развития событий.

Значимость имеют научные сочинения отечественных мыслителей, которые

протестировали такие проблемные вопросы как соотношение общества риска и

распределения богатства, возникающие при этом боязнь и неуверенность, вли-

яние «действий наудачу» на содержание военной безопасности. Подобные по-

зиции

присущи

работам

С.А. Красикова,

О.В. Советниковой,

38

36

См. : Вагурин В.А. Синергетика эволюции современного общества. М. : КомКнига, 2007; Изве-

ков А.И. Запад и остальной мир : бессмысленный конфликт // Исторические, философские, политиче-

ские и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013.

№ 1. Ч. 1. С. 86-88; Кингстон-Макклори Э. Д. Глобальная стратегия. М. : Куликово поле, 2005; Махо-

нин В.А. К вопросу о понятии «военно-политическая обстановка» // Военная мысль. 2011. № 4. С. 3-

10; Нефедьев А.В. Глобализация и её влияние на военную безопасность современной России : авто-

реф. дис. … канд. полит. наук. М., 2012; Barnet R. Rethinking National Strategy. The New York, 1988.

37

См. : Белковский С. Русские войны: крупнейшие бюрократические, корпоративные, информацион-

ные конфликты в России в 2013 году. URL: slon.ru/russia/doclad_belkovskogo-1035081.xhtml; Рыжов

О.А. Политические конфликты современности: теория и практика : дис. … д-ра филос. наук. М.: ВУ,

2000; Скрыльник А.И. Человек воинствен или миролюбив // Безопасность Евразии. 2007. № 4. С. 531-

534; Ташлыков С.Л. Общие черты и некоторые особенности содержания современных военных кон-

фликтов с участием США и их союзников // Военная мысль. 2010. № 8. С. 22; Чумаков А.Н. Глобали-

зация и космополитизм в контексте современности // Вопросы философии. 2009. № 2. С. 32-39.

38

См. : Бояринцев В.И., Фионова Л.К. Война против разума. М., 2010; Грачёва Т.В. Святая Русь про-

тив Хазарии. Алгоритмы геополитики и стратегии тайных войн мировой закулисы. Рязань : «Зёрна»,

2009; Ким М.А. Роль симулякра в современной культуре // Теория и практика общественного разви-

тия. Электронное периодическое издание. 2013. № 11. URL: www.teoria-practica.ru/ru/2013/11-

2013.html; Рябчук В.Д. Проблемы военной науки и военного прогнозирования в условиях интеллек-

туально-информационного противоборства // Военная мысль. 2008. № 5. С. 67-76; Сергеев И.В. Тео-

ретические основы информационно-пропагандистского воздействия как основополагающего способа

ведения информационно-психологической войны // Научная перспектива. 2015. № 1(59). С. 56-58;

Серов А. О роли дезинформации в современных конфликтах и войнах // Зарубежное военное обозре-

ние. 2011. № 7. С. 15-21; Яковлева Е.Л., Гайнуллина Л.Ф. Технологии манипуляции сознанием и со-

временное мифотворчество // Известия Уральского федерального госуниверситета. Серия 3. Обще-

ственные науки. Социальная философия и социология. 2013. № 3(118). С. 172-178; Яцевич М.Я. Тео-

ретические условия и факторы формирования дискурса власти в философии постмодерна // Истори-

ческие, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Во-

просы теории и практики. 2015. № 7. Ч. 1. С. 217-221.

14

Е.А. Ходаковского39. Это стало доказательством перехода деятельности, идео-

логии и этики её властных агентов из одного качества в другое, связанное

с модернизацией силового компонента России, непосредственным участием

авиации и флота страны в борьбе с ИГИЛ, продолжающейся «войной» санкций.

Интерес представили произведения учёных, в которых отражена их нацелен-

ность на объяснение экономического, демографического и нравственного про-

странств России. В этой связи заслужили пристального внимания эссе М.Г. Де-

лягина,

В.И. Жукова,

Ю.П. Михайлова,

Д.

Фолвела,

Ф. Фукуямы,

М.Т. Якупова40. Разработки о военном реформировании, профессионализации

Вооружённых Сил РФ, изменении отношений между обществом и армией, вла-

стью

и

социумом

связаны

с

научной

деятельностью

А.И. Дырина,

К.М. Кантора, А.А. Кокошина, Э.Г. Кочетова, А. Панарина41. Достижения ука-

занных учёных и авторская методологическая канва сообща предопределили

обобщение материальной и духовной составляющих военной безопасности

российского государства.

Потенциал отдельных сторон теории национальной и военной безопасности

страны представлен в разработках А.В. Вдовина, А.А. Величко, А.И. Владими-

рова, М.А. Гареева, П.А. Денисенко, Л.А. Кононова, С.А. Мелькова, М.Т. Сте-

панянца, С.Г. Чекинова42. Выводы учёных о культуре как гаранте безопасности,

39

См. : Красиков С.А. Исследования рисков в западной социологии // СОЦИС. 2008. № 9. С. 12-19;

Советникова О.В. Инструмент «мягкой силы» во внешней политике России в XXI веке // Историче-

ские, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы

теории и практики. 2014. № 11(49). Ч. 1. С. 153-155; Ходаковский Е.А. Третья Отечественная Третье-

го Рима: битва за Новороссию // Пространство и время. 2014. № 2(16). С. 43-48.

40

См. : Делягин М.Г. Дураки, дороги и другие беды России. Беседы о главном. М. : Вече, 2010; Жу-

ков В.И. Мировой кризис : экономика и социология глобальных процессов // СОЦИС. 2010. № 2.

С. 3-10; Михайлов Ю.П. Психология мужества. СПб. : Общество памяти игумении Таисии, 2010; Фу-

куяма Ф. Америка на распутье. Демократия, власть и неоконсервативное наследие. М., 2007; Якупов М.Т.

Нравственный аспект современного противостояния в геополитике // Международный научно-

исследовательский журнал. 2015. № 3(34). С. 64-65; Folvel D. Religion in global peace. N. Y., 2007.

41

См. : Дырин А.И., Дырин И.А. Патриотическая идея и военная доктрина для будущей России в ли-

тературе русского зарубежья первой половине XX века. М. : Мегапир, 2008; Кантор К.М. Очаги исто-

рии // Вопросы философии. 2009. № 3. С. 32-52; Кокошин А.А. Политико-военные и военно-

стратегические проблемы национальной безопасности России и международной безопасности. М. :

Высшая школа экономики, 2014; Кочетов Э.Г. Геоэкономика, стратегия России и Президентское по-

слание (К выходу в свет статьи Президента России «Россия вперёд!» : свежесть, ясность, убеждён-

ность) // Безопасность Евразии. 2009. № 4. С. 7-31; Панарин А. Народ без элиты. М. : ЭКСМО, 2006.

См. : Вдовин А.В. Проблема индивидуализации воинского обучения и воспитания в системе выс-

шего и дополнительного профессионального образования и пути её решения // Военная мысль. 2013.

№ 1. С. 67-73; Величко А.А., Кокоев А.В. Состояние и основные направления развития военного об-

разования // Гуманитарный вестник. 2014. № 2(29). С. 58-68; Владимиров А.И. Тезисы о состоянии

военного профессионального образования в России и основных подходах к его строительству // Про-

странство и время. 2012. № 3(9). С. 160-166; Гареев М.А. Проблемы стратегического сдерживания в

современных условиях // Военная мысль. 2009. № 4. С. 2-9; Денисенко П.А. Парадигмы образования

в социокультурном пространстве современного российского общества и армии : автореф. дис. … д-ра

филос. наук. М., 2009; Кононов Л.А. Основа ядерного щита современной России // Безопасность

Евразии. 2009. № 1. С. 429-432; Мельков С.А. Реформа военного образования в России – политиче-

ский фактор военной безопасности // Проблемы безопасности. 2011. № 2(12). С. 70-84; Степанянц

М.Т. Культура как гарант российской безопасности // Вопросы философии. 2012. № 1. С. 3-13; Чеки-

нов С.Г., Богданов С.А. Стратегическое сдерживание и национальная безопасность России на совре-

менном этапе // Военная мысль. 2012. № 3. С. 11-20.

15

42

имеют

приоритетов развития указанной научной проблемы.

Смысл для анализа исследуемого феномена имеют публикации членов Воен-

но-философского

общества

«Мегапир»:

С.С. Антюшина,

А.И. Каньшина,

А.И. Позднякова, Р.М. Тимошева, С.А. Тюшкевича43. Рассмотрение их работ

привело к мысли о том, что ценностное «сцепление» российского социума яв-

ляется малопродуктивным, но окончательно не утраченным пространством во-

енной безопасности страны.

Актуальны источники, в которых отмечена официальная рефлексия субъек-

тов России по ряду приоритетных направлений обеспечения национальной и

военной безопасности44. Реализации Стратегии национальной безопасности

Российской Федерации до 2020 года, Военной и Морской доктрин Российской

Федерации призваны стать мобилизующим фактором развития экономики гос-

ударства, его военной политики и идеологии. Для уяснения избранной темы –

при имеющихся в указанных документах пробелов – они имеют существенное

значение.

Положения трудов, зафиксированные в четвёртом направлении литературы, при-

дали совершенность заключительной главе диссертации, а вместе с корпусом

научных сочинений ранее отмеченных авторов позволили сформулировать соци-

ально-философские основы концепции военной безопасности российского гос-

ударства.

Таким образом, проблема военной безопасности государства должна нахо-

диться в центре внимания философской рефлексии учёных. Указанное направ-

ление поиска в современных условиях продиктовано положениями онтологиче-

ского, гносеологического, аксиологического и праксиологического характера.

Ему присущи различные методологические средства, применяемые науками

при объяснении данного явления, и узкое описание этого феномена в авторских

текстах.

Неистощимое количество сложных вопросов относительно военной безопас-

ности государства имеет непреходящую привлекательность для специалистов

гуманитарного знания. Применение философской методологии к её осмысле-

нию обусловлено потребностью изменения содержания рассматриваемого яв-

ления. Обнаружение взаимосвязей военной безопасности с другими видами

необходимости стратегического сдерживания, прекращения разрушительного

реформирования системы военного образования и её выхода на новое качество

общетеоретический характер в контексте систематизации основных

43

См. : Антюшин С.С. Безопасность России – в центре внимания // Военно-философский вестник.

2010. № 4. С. 42-47; Каньшин А.Н. Нужны новые подходы к гражданскому контролю сферы обороны

и безопасности // Военно-философский вестник. 2008. № 2. С. 39-42; Поздняков А.И. Сравнительный

анализ современных подходов к определению понятий национальной и военной безопасности // Во-

енно-философский вестник. 2008. № 2 (02). С. 17-29; Тимошев Р.М. Военная безопасность личности,

общества и государства // Военно-философский вестник. 2008. № 1. С. 43-46; Тюшкевич С.А. Без-

опасность России в условиях мирового кризиса // Военно-философский вестник. 2008. № 2 (02).

С. 12-16.

См. : Военная доктрина Российской Федерации // Российская газета. 2014. 30 декабря; Стратегия

национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. // Безопасность Евразии. 2009. № 2.

С. 287-299.

16

44

безопасности государства дало возможность выявить её направленность и уста-

новить значение в системе родового смысла.

Анализ степени разработанности темы позволил сделать вывод о том, что,

невзирая на внушительное количество трудов по военной безопасности госу-

дарства, её обобщения с использованием философской методологии не осу-

ществлялось. Обращения к ней в специальных работах отрывочны и не имеют

концептуального плана. Сквозь призму зафиксированных обстоятельств актуа-

лизации заявленной научной проблемы, оформление именно такого исследова-

ния стало насущным.

Замысел диссертации представлен в двух взаимосвязанных ракурсах. Один

подтверждён восприятием военной безопасности как исторически сложившего-

ся феномена, обусловленного развитием различных элементов и сфер государ-

ства. Это предоставляет российскому социуму средства к само- организации,

сознанию и продуктивному взаимодействию с институтами власти. В другом

ракурсе отражена необходимость в формировании концепции военной безопас-

ности российского государства, объединённой материальной и духовной со-

ставляющими, что даёт право соотечественникам отождествлять себя в каче-

стве граждан своей Родины. Подобное позволило расширенно представить ос-

новные тенденции её динамики в настоящее время.

Объектом исследования является безопасность государства как целостная

система, а предметом – военная безопасность государства и её обеспечение в

сочетании с институциональными установлениями правящего режима. Цель

диссертации – разработать социально-философские основы концепции воен-

ной безопасности современного российского государства.

С учётом замысла и цели научного сочинения требовалось решить основные

задачи:

– рассмотреть смысл и содержание социально-философского исследования

военной безопасности государства;

– разработать типологию государств и основное содержание их военной без-

опасности;

– выявить взаимообусловленность безопасности страны и военной безопас-

ности государства;

– установить закономерности военной безопасности западноевропейских

государств от античности до XX века;

– обобщить особенности возникновения и становления военной безопасности

российского государства;

– проанализировать характер развития военной безопасности западноевро-

пейских стран и российского государства в XX – начале XXI столетий;

– конкретизировать основные политико-экономические противоречия про-

цесса глобализации, предопределяющие военную безопасность стран мира;

– определить новые опасности относительно военной безопасности россий-

ского государства;

– провести анализ структурных изменений в системе военной безопасности

российского государства в эпоху глобализации;

17

занных с ней;

– разработкой типологии государств по деятельностному, идеологическому,

этическому критериям и определением содержания их военной безопасности

как формы репрезентативной практики социума, отражающей сочетание взаи-

модействующих элементов, которые организовывают её на достижение целей;

– выявлением взаимообусловленности безопасности страны и военной без-

опасности государства, объединительной направленности и изменчивого пред-

назначения последней, её динамики, статики и постоянного воспроизводства

обеих;

– установлением закономерностей военной безопасности западноевропей-

ских государств, прямое или опосредованное следование которым её полно-

мочных носителей множило вероятность возрастания трагедий;

– обобщением причин и источников возникновения / становления военной

безопасности российского государства;

– обнаружить современные тенденции динамики военной безопасности рос-

сийского государства;

– исследовать материальную и духовную составляющие военной безопасно-

сти российского государства в современных условиях;

– систематизировать основные приоритеты развития военной безопасности

российского государства.

Исследование обладает научной новизной, которая характеризуется:

– рассмотрением социально-философских основ исследования военной без-

опасности в качестве ценности государства и характеристик феноменов, свя-

– анализом результатов «предупредительных» войн западноевропейских

стран в XX – начале XXI столетий, не единожды подводивших ряд локальных

социумов к грани катастрофы, алгоритма практики субъектов военной безопас-

ности российского государства того же периода времени;

– конкретизацией совокупности противоречий существования, развития и

функционирования военной безопасности стран мира, находящихся в диалек-

тическом единстве;

– определением концептов «облачного противника», «мягкой силы», «фаль-

сификационной деформации» и международного исламского фундаментализма

сквозь призму новых опасностей относительно военной безопасности россий-

ского государства;

– проведением анализа структурных изменений в системе военной безопас-

ности российского государства, предусматривающих стремление обладателей

её полномочий к превентивности – в деятельности; интернализму – в идеоло-

гии; антропоцентризму – в этике.

– обнаружением обстоятельств возникновения притворного или переломно-

го, реального или приемлемого уровней военной безопасности российского

государства в настоящее время;

– исследованием материальной и духовной составляющих военной безопас-

ности российского государства, их авторской градацией, подразумевающей не-

возможность узаконивания приоритета одной над другой;

18

– систематизацией основных приоритетов развития военной безопасности

российского государства, выработкой конкретных предложений и рекоменда-

ций.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в разви-

тии социально-философских основ концепции военной безопасности современ-

ного российского государства. Расширена теоретико-методологическая основа

для объективного анализа военной безопасности в перспективе. Сквозь призму

философской системы знания раскрыты понятия «опасность», «угроза», «риск»

и «вызов». Полученные в исследовании выводы могут быть применены для

разработки рекомендаций военно-политическому руководству страны по про-

дуктивному обеспечению военной безопасности, реализоваться в идеологии,

деятельности

и

этике

субъектов

практики,

тесно

взаимодействующих

с Вооружёнными Силами. О смысле результатов диссертации следует говорить

в связи с возможностью внедрения их в учебно-воспитательный процесс Крас-

нодарского высшего военного авиационного училища лётчиков и проектную

деятельность Научно-внедренческого центра Международного исследователь-

ского института.

Общетеоретическая база научного сочинения демонстрирована положения-

ми и выводами, ставшими итогом анализа социально-философских, историче-

ских, политологических, юридических, военных трудов отечественных / зару-

бежных мыслителей в области безопасности, национальной и военной безопас-

ности. Автор обращался к изысканиям учёных, чей интерес простирается к рас-

смотрению проблем, формирующих основу содержания военной безопасности

в

эпоху

глобализации.

Теоретической

базой

послужили

социально-

философские произведения (монографии, авторефераты) исследователей по во-

просам различных сторон военной безопасности. Работа также представлена на

основе изучения публикаций, содержащих фрагментарный анализ возникнове-

ния и становления западноевропейской военной безопасности и её российского

аналога. В исследовании использованы публикации реферируемых научных

журналов.

Методологической основой диссертации выступили социально-философский

анализ и системный подход. Это позволило рассмотреть военную безопасность

государства в целостном бытии. В работе применены различные методы, прин-

ципы, концепции, подходы и категории, извлечение которых определялось

природой военной безопасности и поставленными задачами. Значительную

роль в выборе методологических подходов, употреблённых в исследовании,

сыграли результаты трудов отечественных и зарубежных учёных занимавши-

мися / занимающимися вопросами научного познания и взаимодействия фило-

софии с другими феноменами общества.

Утверждение Б. Рассела о философской проблеме, упраздняемой посред-

ством анализа, стало присущим всей диссертации. Объяснение В.И. Аршинова

о согласованной методологии, предполагающей отбор, нахождение и принятие

решений, экстраполировано на смысл и содержание социально-философского

исследования военной безопасности государства. Представление Н.Н. Рыбал-

кина об обновлении существующих восприятий явлений и процессов положи-

19

тельно сказалось на формировании социально-философской концепции воен-

ной безопасности российского государства. Понимание Т. Парсонса о возоб-

новляющихся связях в социальном детерминизме вскрыло «завесу» над взаи-

мообусловленностью безопасности страны и военной безопасности государ-

ства. Идея А.А. Кокорина о нацеленности сравнительного анализа на практику

позитивно отразилась на выяснении структурных изменений в системе военной

безопасности государства. Точка зрения Г.-Г. Гадамера об исключении оши-

бочных оценок и регистрации правильных суждений с помощью «интерпрета-

ции», оказалась приемлемой для характеристики тенденций динамики военной

безопасности российского государства.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Военная безопасность государства есть состояние репрезентативной

практики социума, регистрирующее его качественную жизнеспособность в

границах устойчивого бытия, динамичного развития и продуктивного реа-

гирования на предотвращение опасностей, вооружённого насилия, урона

материальным и духовным ценностям мирными значениями, а также те

обстоятельства, которые содействуют подобному.

Смысл военной безопасности заключается в «сплетённом» качестве деятель-

ности, этики и мышления её полномочных субъектов, вобравших в себя много-

образие интересов и коренных ценностей государства. При этом необходимы

их стремление и возможность эффективно применить разработанную репрезен-

тативную практику относительно объекта регулирования. Исключение ущерба

военной безопасности для влиятельных агентов должно оставаться пролонги-

рованной задачей, а её претворение в жизнь по праву предполагать обособле-

ние значимых ресурсов. Недопущение разорительного расходования средств не

подразумевает режим экономии в сфере военной безопасности, так как после-

дующие успехи могут случиться малой толикой, а положение государства – пе-

реломным.

Закономерности,

противоречия, уровни и стороны военной безопасности

государства в качестве её разумного основания являются показателями, удосто-

веряющими данный феномен сквозь призму его внутреннего состояния и связи

с внешней средой. Подобное скрепляется соответствием применяемых

средств, способов взаимодействия и форм объединения её субъективных дви-

жущих сил обстоятельствам их устойчивого бытия, динамичного развития и

продуктивного реагирования на заданные цели. Такое определение заключает

содержание военной безопасности государства в границах её основного закона.

В имеющихся формулах выражения мысли о военной безопасности опас-

ность фиксируется относительно автономным феноменом, но всё же зависимым

от состояния её форм: угрозы, риска, вызова, и обусловливается способом связи

между ними. Степень того, что она может реализоваться в данные формы, обо-

значается как случайность, а мера предчувствия причинения вреда – в качестве

необходимости. Между опасностью и военной безопасностью простирается

пространственно-временной интервал возможного появления вызова, риска или

20

ности государства.

2. Содержание военной безопасности государства – форма репрезента-

тивной практики социума, отражающая сочетание взаимодействующих

элементов, которые организовывают его на достижение целей в политиче-

ской и оборонной областях, предотвращение актов принудительного воз-

действия посредством специфических средств. Подобное объясняется и фик-

сируется триединой схемой, с необходимостью нарождающейся и учитываю-

щей особенности того или иного типа государства. С одной стороны, это свиде-

тельствует о деятельностной устремлённости влиятельных субъектов военной

безопасности на заданные цели. С другой – предполагает опосредование репре-

зентативной практики её агентов этической последовательностью на причинён-

ное обстоятельство. С третьей – удостоверяет характерный менталитет её пол-

номочных носителей, проникнутый идеологически ретушированной сферой

услуг.

Разработанная типология государств основана на взаимосвязи деятельност-

ного, этического и идеологического элементов, что предопределяет содержание

их военной безопасности, отражающееся в следующих порядках её обладателей

полномочий. Первый – в осведомлённости по поводу уязвимости объекта регу-

лирования (формулировании опасности и определении образа врага). Второй –

в адекватности ответа (правомерности и соразмерности применения силы).

Третий – в динамике репрезентативной практики: а) дистанцировании (искомой

цели); б) самосбережении (средствах); в) безграничности (идеале). Ошибочная

«эксплуатация» властными агентами этой налаженности утверждает притвор-

ный или переломный уровни военной безопасности государства.

Деятельностный элемент содержания военной безопасности государства

находит своё проявление с возникновением опасности, представленной «обра-

зом врага», смыслополагание которого актуализируется мотивационным режи-

мом этики и адресным влиянием идеологии её субъектов. Усилия обладателей

полномочий военной безопасности на дистанцирование обеспечиваются проти-

воборством с противником посредством самосбережения и имеют своим идеа-

21

угрозы, устранение которых репрезентативными практиками субъектов есть и

процесс, и итог утверждения военной безопасности на одном из её уровней.

Выявление опасностей и их форм имеет непреходящее значение для контин-

гента участников военной безопасности в предотвращении и / или пресечении

ими урона ценностям государства. Их сочетание регистрирует факторы, кото-

рые влекут беспокойство и смятение социума, понуждая его к энергетическим

затратам по сбережению сложившейся парадигмы бытия объекта регулирова-

ния. Знание сути данных явлений помогает своевременно зафиксировать спе-

цифические условия зарождения любого из них. Уяснение своеобразия опасно-

стей способствует установлению репрезентативной – продуктивной – практики

носителей военной безопасности. Они также афишируют разные уровни появ-

ления нежелательных последствий для порядка предмета воздействия. Отсут-

ствие же внимания к этим данностям со стороны агента управления служит за-

рождению негативных процессов относительно содержания военной безопас-

лом установление безграничности. Засвидетельствованные данности подкреп-

ляются алгоритмом: наблюдением и стремлением – решением – действием.

3. Виды национальной безопасности пребывают в постоянном – прямом

или опосредованном – взаимодействии. Усилить / ослабить сверх ожида-

ния, а тем более исключить любой из их имеющейся совокупности – стало

быть, подвергнуть рассогласованию проникнутую единством систему. В

целом военная безопасность государства подразумевает объединительную

направленность, но её предназначение – изменчиво. Это обусловливается

количеством и качеством как внешних, так и внутренних опасностей для

политической организации страны, а также степенью продуктивности

других – сферных – составляющих родового смысла.

Реализация интересов государства и сбережение его ценностей устанавлива-

ются гарантиями благополучия социума в области обороны, прогнозированием

и предотвращением потенциальных трагедий и катастроф. Вместе с тем рас-

смотренный феномен, при стечении ряда обстоятельств, вступает в противоре-

чие с иными видами родового смысла. Особенно это проявляется в тот момент,

когда он выступает в качестве доминанты, и дальнейшее поглощение им чрез-

мерно выделенных адресных ресурсов провоцирует существенное ущемление

развития других подсистем национальной безопасности. В таком резоне удру-

чающее состояние последних с необходимостью приводит к утверждению од-

ного из неприглядных – притворного или переломного – уровней военной без-

опасности.

Динамическая составляющая военной безопасности государства обобщает в

себе подвижное в непрерывном пространственно-временном «сцеплении» со-

четание репрезентативных практик влиятельных субъектов, в которых отража-

ется её контекстуальный характер. Статическая часть исследованного социаль-

ного явления включает взаимодействие той же совокупности репрезентаций

носителей власти, подразумевая тем самым его структурированный аспект. За-

фиксированным компонентам характерна эволюция, гарантирующая полно-

мочным агентам символическую обильность и готовность принять более без-

укоризненные смыслы деятельности, этики и идеологии, что подчёркивает про-

цессуальную специфику военной безопасности. Подобное воспроизводит как её

динамику, так и статику.

4. Изменение содержания военной безопасности западноевропейских гос-

ударств от античности до XX века отразило устойчивое следование её пол-

номочных носителей ряду закономерностей: а) главному неукоснительно-

му правилу – силовому принуждению; б) двойственной основе – стабиль-

ности и спокойствию власти; в) одному источнику – превосходящей мере

концентрации ресурсов; г) неутолимому влечению – эгоизму и жажде

наживы; д) показательной теории – унижению слабых. Прямой или косвен-

ный выбор подобного множил вероятность возрастания трагедий и катастроф

не только потому, что имеющийся потенциал военной безопасности был

ущербным в противодействии многообразию опасностей прошлого. Такое ми-

ровоззрение привносило псевдокультурные элементы в репрезентативные

практики её субъектов касательно изгоев и инакомыслия. В этом смысле хро-

22

нология происшествий изобиловала бесконечной чередой вооружённых кон-

фликтов.

5. Своеобразие бытия российского государства стало итогом многочис-

ленных путей адаптации соотечественников к несходным условиям внеш-

ней среды, которые имели двойственный смысл для удостоверения его во-

енной безопасности. В первом значении регистрировалось непосредствен-

ное проявление энергии россиян, предпринимавших максимально жизне-

способные средства, способы и формы обеспечения военной безопасности –

аспект их деятельностной мобилизации. Во втором – фиксировался опо-

средованный характер влияния внешних обстоятельств, формировавших

ценности, традиции, нормы и правила поведения, присущие нашему наро-

ду – идеологический и этический порядки содержания военной безопасно-

сти. Данный феномен испытывал на себе внушительное воздействие про-

странственно-временного, природно-климатического, этнополитического,

духовного и собственно силового факторов, причинивших его возникнове-

ние и становление.

Духовные обстоятельства обособили способность и стремление россиян к

внутренней гармонии, подвигавшей их к осознанию необходимости предот-

вращения ущерба интересам и ценностям государства. В контексте простран-

ственно-временного фактора отмечалось устойчивое неприятие отечествен-

ным социумом гносеологического разрыва между индивидом и коллективом в

вопросах обеспечения военной безопасности занимаемого пространства. Сквозь

призму природно-климатической причины соотечественники были проникнуты

верой в натуральную прозорливость и патриархальный авторитет верховных

правителей, мудрость старых установлений и традиций. В зеркале собственно

силового вызова понятия «опасность», «безопасность» и «военная безопас-

ность» для россиян прочно взаимосвязаны и означали их непреложную пози-

цию в борьбе за своё бытие против недружелюбных «соседей». Длительное по

времени изыскание приемлемого этнополитического развития России привело

к зарождению своеобразного качества носителей полномочий её военной без-

опасности – толерантности. Данные особенности военной безопасности рос-

сийского государства правомерно утвердились в качестве её источников.

Военная безопасность российского государства по отношению к объекту ре-

гулирования обнаруживала свою актуализацию в пристальном внимании к его

состоянию. С точки зрения субъекта управления её уникальность отражалась в

разработке и внедрении характерных средств применения, способов взаимодей-

ствия и форм объединения соотечественников, что давало им возможность спе-

цифично обеспечивать гарантии существования государства. Воспроизводство

деятельности, идеологии и этики россиян также было проникнуто своеобраз-

ными порядками: несвоевременным осознанием возникающих опасностей и

коллективным мужеством в обстановке максимального обострения проблем,

связанных с выживанием нации. С позиции механизма разрешения противоре-

чий военная безопасность государства отличались значительным потенциалом

и богатством её духовного компонента, позволявшего россиянам стойко пере-

носить ситуации, когда бедствия представлялись неотвратимыми.

23

6. В XX – начале XXI вв. содержанию военной безопасности западноев-

ропейских государств присущи практики манипуляций (мифов). Локаль-

ные социумы в малой толике способны и намерены автономно реагиро-

вать на внутренние и внешние опасности, поскольку им заранее предлага-

ются готовые «рецепты» деятельностного, идеологического и этического

режимов, продуктивность которых вызывает сомнение. Вооружённое про-

тивоборство занимает внушительное место в них, постоянно выступая

«раздражителем» в прерывании чьей-либо военной безопасности.

Поддержание «образа врага» в современных практиках субъектов военной

безопасности западноевропейских стран соответствует их переходу от реагиро-

вания к превентивному варианту. Такая стратегия характеризуется отчуждени-

ем прежнего положения «вызов – ответ» и принятием замысла «опасность –

опережающий удар». Её значимым мобилизационным ориентиром становится

искусство «управления угрозой» и «просвещённого лидерства». Удручающие

результаты подобных «предупредительных» войн не единожды подводили во-

енную безопасность ряда государств к грани катастрофы, поэтому возможны

ещё более трагические модели её воплощения.

Алгоритм практики субъектов военной безопасности российского государ-

ства включает в себя: наблюдение и интенцию к осведомлённости об уязвимо-

сти – адекватное решение на мобилизацию сил и средств – динамичное дей-

ствие по достижению заданной цели. Вместе с тем недостаточный – запоздалый

– учёт особенностей военной безопасности российского государства наклады-

вает на неё негативный отпечаток. Прогнозирование опасности и фиксирование

образа врага, концентрация мощи и установление дистанцирования, выбор

формы жизнеспособности и утверждение безграничности военной безопасно-

сти российского государства часто приводили к «подкрадывающимся» чревато-

стям. До недавнего времени носители полномочий военной безопасности при-

творно постигали возможность наступления неблагоприятных обстоятельств

бытию государства, что затрудняло своевременное привлечение средств для

достижения её приемлемого уровня. Подобное в современных условиях всё ещё

остаётся проявленной тенденцией.

7. Основное противоречие военной безопасности стран мира состоит в

необходимости сбережения объективных условий их устойчивого суще-

ствования, динамичного развития, продуктивного функционирования и

стремлении её полномочных носителей применить разработанные ими де-

ятельностный, идеологический и этический порядки на заданную цель.

Существенное заключается в противоречивой общности традиции и новации. В

нём репрезентативная практика её субъектов оказывается формой реализации

ретроспективного опыта по воспроизводству их деятельностного, идеологиче-

ского и этического обыкновений, направленных на устранение попыток разру-

шительных сил причинить ущерб государству. Это даёт возможность обеспе-

чить прочность глубинного пласта военной безопасности, укрепить её онтоло-

гическое содержание и сохранить «лицо» локального социума. Успехи и неуда-

чи носителей полномочий военной безопасности являются следствием адекват-

ного / неадекватного выбора ими её типовой предрасположенности и соразмер-

24

ности, обусловленного конструктивным / деструктивным разрешением источ-

ника развития.

8. Преднамеренная цель «облачного противника» – умаление значения

России в качестве самостоятельного агента на международной арене и её

безотговорочное подчинение определённому кругу организаций. Содержа-

ние его репрезентативной практики характеризуется наличием независи-

мой инициативы, отсутствием строгой структуры, скрытостью матери-

альной поддержки. Реализация данных особенностей внутри нашего госу-

дарства нанесёт ему внушительный урон в военно-политической, социаль-

но-экономической и духовной сферах. Само же оно, будучи охваченным по-

роговыми значениями жизнеспособности нации, может быть зарегистрировано

иностранным субъектом как провалившееся («failed state»). Остракизм россий-

ского высшего руководства вследствие возникшего хаоса, утраты контроля над

сложившейся обстановкой и невыполнения долговых обязательств станет неот-

вратимым событием. Поэтому отечественные носители военной безопасности

должны постоянно осмысливать технологическую специфику воспроизводства

указанного образа врага, адекватно противодействуя ему.

Феномен «мягкая сила» относительно России находит воплощение в дея-

тельностной, идеологической и этической налаженности субъектов военно-

политической практики западных стран. Они постепенно «подталкивают» её

общепринятые трафареты развития, сообщая желательное движение изначаль-

ным воззрениям и стремлениям россиян. Пределы концепта «мягкой силы»

устанавливаются без прямого обращения к объективированному – принуди-

тельному – воздействию на российский социум, так как орудием обольщения

являются соблазнительные смыслы, ненавязчивые зрительные и слуховые при-

меры. Сторонники «мягкой силы» применяют психически узнаваемые отече-

ственной общностью технологии лоббирования интересов, что представляет

собой скрытое переформатирование её ментального качества. Подобная «неза-

метность» позволяет им прояснить состояние военной безопасности России,

наметить дальнейшие пути непозволительного проникновения в её внутрен-

нюю – специфическую – налаженность.

Приверженцы политики «мягкой силы» мнят себя едва ли не единственными

устроителями стандартов коммуникации. Иллюзорное искусство этих «масте-

ров» в данной сфере широко представлено пригодными институтами. Западная

элита демонстрирует заманчивый арсенал средств общения сквозь призму сво-

ей персонализации и гуманизации, якобы, подчёркивающих согласованность их

внешней формы и внутреннего содержания. За такими показными эффектами

скрываются «творцы» деятельностного, этического и идеологического оболь-

щений, не чурающиеся «эксплуатировать» приёмы подозрительного плана. Фи-

лософское осмысление специфики концепта «мягкой силы» для субъектов во-

енной безопасности российского государства имеет важное значение, посколь-

ку небезопасно поддаваться искусу привнесения чуждой привлекательности на

отечественную почву.

Порядок «фальсификационной деформации» экономики оказывается орудием

уничтожения, когда достигается значительный объём некачественной продук-

25

ции и происходит обширное наполнение ею рынка вооружения и техники. Ра-

ботники низкой квалификации и нестандартизированные блага оказываются её

«визитной карточкой». Такое хозяйство без генерализованного «вторжения»

государства пребывает в качестве немощного, а неизменное воплощение товара

порождает мнимый или переломный уровни военной безопасности. Преднаме-

ренное искажение предметов труда выступает основой ещё большего демогра-

фического спада, углубления деквалификации активных ресурсов и минималь-

ного внедрения инновационных технологий. Создание инструментария по при-

ведению фальсификационного механизма экономики в его эффективное состо-

яние является насущной задачей. Подобное актуально, так как подмена под-

линного продукта ложным искажает форму хозяйственного устройства страны

и сохраняет опасность гарантированному обеспечению военной безопасности

российского государства.

Религия ислама в некоторых субъектах РФ де-факто утвердилась неотъемле-

мой частью их властных полномочий, экономики, социальной и духовной жиз-

ни. Сохраняется – в ряде случаев возрастает – угроза политической дестабили-

зации регионов государства. Умиротворение Чечни – тому пример, поскольку

факты диверсионно-террористической войны не пропали, а реализуются в Да-

гестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии. Любой из этих

субъектов имеет свою – специфическую – социальную базу для боевиков, но

общим для них являются совместная религия, недостаточно приемлемые усло-

вия проживания и высокий уровень безработицы. В России давно существуют и

возникают новые исламские джамааты – общины, складывающиеся вокруг ме-

четей с непосредственным подчинением эмиру – арабскому начальнику. При-

годность уклада бытия таких структур – сомнительная, направленность против

граждан нашего государства – очевидная, смысловая приверженность распро-

странению идей халифата – однозначная. Подобные обстоятельства негативно

влияют на содержание военной безопасности страны.

9. Структурные изменения в системе военной безопасности российского

государства в большей степени объединяет идеальность, а не существова-

ние в «чистом виде». Победы или поражения её субъектов необходимо вос-

принимать с учётом типового извлечения, реализованного ими, ценностей

и идей, объединивших их, а также того, что они сочли более или менее

важным. Предпочтение обладателей полномочий структурных изменений

в системе военной безопасности российского государства должно преду-

сматривать приверженность и соответствие мерилам: превентивности – в

деятельности; интернализму – в идеологии; антропоцентризму – в этике.

Практика агентов военной безопасности российского государства отражает

состояние защищённости россиян от опасностей, однако необходимо удостове-

рять их деятельность по установлению её превентивной модели. Идеологиче-

ский контекст носителей военной безопасности в большей степени подвержен

экстерналистской форме, хотя как раз интерналистское воплощение помогает

разработать и утвердить мировоззренческое воздействие на противоборствую-

щую сторону. Этатизм и антропоцентризм в качестве этических символов пол-

номочных участников военной безопасности находятся в неодинаковом соот-

26

ношении друг к другу. Их этатистские устремления – в большинстве случаев –

доминируют над антропоцентристскими, что порой приводит к ошибочным

структурным изменениям в системе военной безопасности российского госу-

дарства.

Подобное выступает своеобразной «платой» за ту репрезентативную практи-

ку, которую субъекты военной безопасности длительное время превратно при-

нимали на себя и следовали ей. Отсутствие же внимания к положительным

прецедентам её организации умеряет их роль в реализуемых военно-

политических проектах, что отдаляет продуктивное выполнение ими деятель-

ностных, идеологических и этических обязательств перед соотечественниками

на неопределённое время. В современных условиях наметился процесс исправ-

ления ситуации и его важно продлить, поскольку рано или поздно военная без-

опасность российского государства положительно обнаружит себя в рутине

воспроизводства должного сквозь многообразие сущего.

10. Динамика военной безопасности не в полной мере отражает выяв-

ленные тенденции: сочетание усложнения с деградацией, прогресса с ре-

грессом и роста упорядоченности с хаосом, причём негативные процессы

доминируют над позитивными. Она воспроизводит эволюционный переход

от одного качества деятельностного, идеологического и этического поряд-

ков её влиятельных субъектов – к другому, связанному с модернизацией

силового компонента России. Возможность возникновения притворного

или переломного уровней военной безопасности российского государства

значительно повысится при проявлении ряда обстоятельств. Среди них:

а) наличие одновременного многообразия альтернатив по средствам примене-

ния, способам взаимодействия и формам объединения её полномочных агентов;

б) возрастание «цены» за риск в совершении потенциально сбыточной ошибки

субъективными силами. Утверждение реального или приемлемого уровней во-

енной безопасности российского государства произойдёт, если указанные усло-

вия примут противоположные смыслы. Подобное пронизывает значительную

часть неблагоприятных факторов воздействия глобализационных процессов на

её динамику в настоящее время.

Идеология и этика военной безопасности российского государства, призван-

ные оформить мировоззренческую систематичность и нравственную благо-

устроенность её субъектов, сталкиваются с прочной «стеной» символического

потребления как внутри страны, так и на международной арене. В таком резоне

репрезентативная практика заинтересованных участников не располагает к

стратегическому планированию по обеспечению военной безопасности. Про-

должающиеся экономический кризис, модернизация России и «война» санкций

вынуждает их разрабатывать и реализовывать военные проекты, реагируя на

складывающуюся обстановку сквозь призму цейтнота.

Непрекращающиеся вооружённые конфликты являются серьёзной преградой

по предоставлению россиянам достаточных гарантий к жизни. В опыте полно-

мочных носителей военной безопасности необходимо исключить бесперспек-

тивные уступки «наступающему» Западу. Это обусловливается тем, что они

могут способствовать снижению её потенциала, станут восприниматься проти-

27

воположной стороной показателем уязвимости государства, создадут напряже-

ния в обеспечении национальных интересов на международной арене, сбереже-

нии материальных и духовных ценностей соотечественников. Современные

тенденции динамики военной безопасности должны отражать такую репрезен-

тативную практику её субъектов, которая утверждала бы их стремление к сбе-

режению совокупности усвоенных знаний по принятию не только своевремен-

ного, но и адекватного решения на мобилизацию сил и средств в достижении

заданной цели.

11. Социально-философская рефлексия военной безопасности посредством

её материальной и духовной составляющих имеет свою специфику, каче-

ственно отличающуюся от иных форм существования государства. Уста-

новить градацию их значимости не предоставляется возможным, ибо и та и

другая нуждаются в своей актуализации. Сохранение материальной части во-

енной безопасности российского государства без уяснения теоретико-

практических вопросов духовного устроения не скажется положительно на её

всесторонней паноплии. Результативное разрешение внутренних противоре-

чий духовного компонента военной безопасности российского государства не

воплотится в жизнь, если будет отсутствовать фундамент в качестве матери-

альной опоры.

Существующая опасность со стороны враждебно настроенных сил предполагает

создание механизма по сохранению материальной составляющей военной безопас-

ности российского государства. Он должен способствовать: сбережению территори-

альной целостности страны; ограждению отечественной экономики от напряжений

дискриминационных, экспансионистских и подрывных санкций; поддержанию фи-

зического здоровья нации и повышению её потенциала. Культурные каналы доверия

россиян к власти неустойчивы и ассиметричны из-за отчуждённости элиты и масс,

поэтому складывание и «рождение» подобного механизма остаётся насущной про-

блемой на неопределённое время.

Менталитет носителей военной безопасности российского государства в

определённой степени является малопродуктивным, но не окончательно утра-

ченным «пространством». Духовные парадигмы соотечественников поражены

недугом западных мифов. Нарушение логики социума адекватно оценивать

этическое обыкновение и идеологический режим способствует постепенному

исчезновению сохраняющей его защитной оболочки в виде нравственных цен-

ностей.

Полномочные субъекты военной безопасности в погоне за сиюминутной вы-

годой оказываются далёкими от учёта обстановки как внутри, так и вне страны.

В такой ситуации они не успевают реагировать на скорость созревания опасно-

стей изменениями экономического, демографического, этического и собственно

принудительного характера. Репрезентативная практика носителей власти, от-

вечающая императивам предотвращения ущерба материальной и духовной со-

ставляющим военной безопасности российского государства, не сформирована,

а прежняя, в соответствии со своими качественными характеристиками, «рабо-

тает» неэффективно.

28

12. В современных условиях наиболее перспективными приоритетами

развития военной безопасности определены: а) стратегическое ядерное

(неядерное) сдерживание и принуждение к миру; б) совершенствование во-

енно-технической политики и процесса военного строительства; в) опти-

мизация системы военного управления; г) прекращение разрушительного

реформирования системы военного образования и её выход на новое каче-

ство; д) применение потенциала невоенных средств.

Стратегическое сдерживание и принуждение к миру представляет собой ком-

плекс взаимосвязанных политических, дипломатических, информационных, эконо-

мических, военных и других мер, направленных на снижение и предотвращение

опасностей и агрессивных действий со стороны какого-либо государства (коалиции

государств). Это должно происходить через создание противоположной стороне

опасности неприемлемых для неё последствий в результате ответных действий. В

эпоху глобализации Россия не исповедует стратегию «устрашения», но поскольку

количество трагедий насильственного характера в мире не становится меньше, по-

стольку сопоставление военных сил, наряду с балансом интересов, будет оставаться

одним из критериев содержания военной безопасности российского государства.

Военно-техническая политика призвана: во-первых, интегрировать Вооружённые

Силы и их систему снабжения военной техникой и вооружением в сферу формиру-

ющейся рыночной экономики и модернизационных процессов, разворачивающихся

в России. Во-вторых, способствовать развитию высокотехнологичных производ-

ственных мощностей, позволяющих создавать, помимо оружия, необходимое обо-

рудование и технические системы для выполнения операций по всему спектру

направлений производства продукции военного назначения.

Любая организация создаётся для решения комплекса задач, поэтому важно сна-

чала определить цель и объём «работы», а затем органы военного управления. До

недавнего времени в погоне за внешней масштабностью реформаторских преобра-

зований, зачастую скоропалительно, разрабатывались и внедрялись сомнительные

проекты. Они, по сути, были направлены не на качественное обновление системы

военного управления, а на «перекройку» видов Вооружённых Сил. Исправление

продолжается до сих пор.

Выход военного образования на новое качество – объективная потребность про-

дуктивного функционирования военной безопасности российского государства. Это

предполагает его соответствие (как результата, процесса и системы) формируемому

комплексу личностных характеристик выпускников вузов, их общих и специальных

способностей, достигнутого уровня профессиональной и социальной компетентно-

стей. Высокое качество военного образования призвано обеспечить его престиж-

ность и привлекательность, эффективное выполнение военнослужащими своих обя-

занностей и перспективу их карьерного роста.

Применение потенциала невоенных средств предполагает реализацию непрямых

действий в комплексе с политическими, экономическими, информационными и

другими мероприятиями для лишения противоположной стороны воли к сопротив-

лению. При таком подходе эффективность репрезентативной практики субъектов

военной безопасности российского государства будет только возрастать, но это не

следует понимать упрощённо. Развитие и поддержание мощи не должно подрывать

29

экономический, научно-технический и духовный потенциалы. Это за определённы-

ми пределами, как максимальными, так и минимальными только ослабит «движе-

ние» соотечественников от знаков уяснения своей уязвимости к маркерам формиро-

вания адекватного ответа.

Степень достоверности результатов подтверждена следующим:

– объективным теоретическим осведомлением набора научных изысканий

отечественных и зарубежных авторов по проблемам военной безопасности гос-

ударства;

– приведением фактических материалов, опубликованных в социально-

публицистической литературе и электронных изданиях по интересующему во-

просу;

– выявлением соответствующих социально-философской рефлексии методо-

логических основ исследования указанной научной проблемы;

– следованием непротиворечивой логике социально-философского анализа

военной безопасности государства;

– всесторонней демонстрацией аргументации и предоставлением доказатель-

ности полученных результатов;

– проведением необходимых научных процедур для социальной работы.

Апробация результатов исследования: а) обсуждены и рекомендованы к

защите на заседании кафедры философии и религиоведения Военного универ-

ситета МО РФ; б) рассмотрены на научно- теоретических и практических кон-

ференциях; в) включены в учебные программы по философии, безопасности

жизнедеятельности, безопасности полётов и авиационной безопасности Крас-

нодарского высшего военного авиационного училища лётчиков; г) использова-

ны при подготовке учебных пособий по указанным дисциплинам, проведении

занятий по общественно-государственной подготовке с различными категория-

ми военнослужащих и организации информирования курсантов.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура диссертации включает в себя введение, четыре главы, заключение,

список литературы и приложения. Во введении: обоснована актуальность темы;

высказана степень её разработанности; определены замысел, объект, предмет,

цель, задачи исследования; засвидетельствованы общетеоретическая, методоло-

гическая и эмпирическая базы работы; сформулированы положения, выноси-

мые на защиту; зарегистрированы её теоретико-практическое значение, степень

достоверности и апробация результатов.

В первой главе диссертации «Сущность и содержание военной безопасности

государства» автором разработаны методологические основы философской

рефлексии военной безопасности.

В первом параграфе – «Смысл и содержание социально-философского иссле-

дования военной безопасности государства» выбран инструментарий, соответ-

ствующий предмету анализа, что способствовало достижению заданной цели.

Рассмотрены отличительные свойства безопасности, выявленные в конкури-

рующих позициях учёных для её обозначений. Зафиксировано, что большин-

30

ство из них отражает, как минимум, два аспекта. Первый даёт возможность го-

ворить о безопасности в контексте более протяжённого феномена – состояния.

Второй связан с сохранением идентификации социума – защищённостью. До-

казано, безопасность в качестве состояния сбережения служит опорой для

установления равновесия между негативным влиянием на объект извне и

стремлением её субъектов справиться с возникшей трудностью.

Безопасность продемонстрирована порядками: а) относительным отсутстви-

ем трагедий; б) удовлетворительным запасом устойчивости явлений матери-

ального мира к ним; в) возможностью и стремлением субъектов выявлять, пре-

дупреждать, минимизировать опасности, предотвращать урон ценностям объ-

екта регулирования сквозь призму их деятельности, поведения и мышления;

г) переосмыслением локальной общностью применяемых средств, способов

взаимодействия и форм объединения, направленных на достижение поставлен-

ной цели.

Раскрыта совокупность подходов исследователей в рассмотрении военной

безопасности государства и содержательно обнаружены её сущностные при-

знаки: а) состояние репрезентативной практики социума в контексте его дея-

тельности, мышления и поведения; б) сбережение качественной жизнеспособ-

ности общности в пределах её устойчивого бытия, динамичного развития и

продуктивного реагирования на предотвращение опасностей и вооружённого

насилия; в) принятые меры по дистанцированию материальных и духовных

ценностей социума от получения урона, в первую очередь, на основе мирных

значений: политических, экономических, социальных, информационных и др., а

военное вмешательство – вторично.

Исследованы онтологическая, гносеологическая, аксиологическая и праксио-

логическая стороны военной безопасности. Первая обусловлена объективным

сбережением живого, охватом интересующих явлений и процессов независимо

от сознания социума. Вторая актуализирована особенностями приобретения

знания о ней, осложняющегося количеством протяжений жизнедеятельности

людей. Третья совмещена с благом, добром, истиной, идеалом, справедливо-

стью, включённых в репрезентативную практику субъектов военной безопасно-

сти. Четвёртая установлена получением начальной информацией о ней, прием-

лемой для зарождения позитивных импульсов её постижения.

Неотъемлемым «спутником» военной безопасности государства показана

опасность как возможность причинения урона объекту регулирования посред-

ством обстоятельств, которым присущи негативные признаки, не фиксирую-

щие обречённые значения по данному поводу. Она выражена рядом форм: угро-

зами, рисками и вызовами. Угроза представлена как прямая и адресная разно-

видность опасности. Риск охарактеризован осмысленной возможностью воз-

никновения явления, выходящего за границы обычного уклада жизни с конкрет-

ными пространственно-временными последствиями. Вызов продемонстриро-

ван в качестве подстрекательства, производимого с целью уяснения пробелов в

военной безопасности объекта и провоцирования субъекта на ответные – же-

лательно неадекватные – действия, что позднее предоставит возможность

31

проведения более существенных, в том числе и насильственных, актов воздей-

ствия.

Выявлено, что развитие опасности подчиняется ряду закономерностей: а)

спонтанному изменению – переиначиванию данных феноменов вследствие их

внутренних причин; б) генерализованному вмешательству – общему принципу

подчинено «движение» частных явлений; в) резонансному эффекту – осу-

ществлению

их

развития

под

влиянием

внешних

воздействий;

г) агрегированному превращению – складыванию обобщённых показателей фе-

номенов из суммы однородных величин; д) сублимационному преобразованию

переключению энергии эмоциональных стремлений субъекта на искомые цели

его репрезентативной практики.

Во втором параграфе – «Типология государств и основное содержание их во-

енной безопасности» с учётом характеристики типов государств обнаружено

взаимодействие элементов содержания военной безопасности между собой и

внешней средой.

Типология государств разработана посредством деятельностного, идеологи-

ческого и этического критериев. По деятельностному основанию выделены: а)

защитный тип государства, подразумевающий его дистанцирование от опас-

ности; б) превентивный тип государства, предполагающий прогнозирование

опасности и формирование своевременного адекватного ответа. По идеологиче-

скому показателю объяснены: а) интерналистский тип государства, актуали-

зирующий достижение безграничности относительным отсутствием условной

линии перехода в качестве предела; б) экстерналистский тип государства,

фиксирующий умеренную закрытость границы перехода как мыслимого рубе-

жа. По этическому контексту обособлены: а) этатистский тип государства,

регистрирующий спокойствие, благополучие и стабильность правящего режи-

ма; б) антропоцентристский тип государства, приемлющий жизнеспособ-

ность социума и дальнейшее его совершенствование сквозь призму доминиру-

ющих ценностей.

Определено «единичное» содержания военной безопасности, включающее в

себя всё мыслительное разнообразие о ней, в том числе и идеологические пози-

ции субъектов по её объяснению. «Особенное» содержания военной безопасно-

сти причинено пространственно-временным, природно-климатическим, этно-

политическим, духовным и собственно силовым факторами. В такой ситуации

«особенное» становится адекватным этике носителей властных полномочий

или противоречит ему. «Общее» в субъектно-объектном взаимодействии со-

держания военной безопасности раскрыто деятельностным контекстом. На этой

основе воспроизведена словесная формула содержания военной безопасности

государства, взаимосвязанными элементами которого утверждены деятель-

ностный, идеологический и этический порядки её субъектов. Обнаружены пра-

вила их взаимодействия между собой и внешней средой.

Относительно деятельностного элемента оценена практика носителей власти,

скреплённая вокруг оппонентной пары «опасность – военная безопасность».

Установлен смысл уязвимости, который присутствует в стремлении социума к

самосохранению. Признано, что без осознания опасности не возникает разум-

32

ное основание направленности военной безопасности, и тогда первая составля-

ющая пары постигается в качестве императивного самочувствия.

По поводу этического элемента обладателей полномочий военной безопасно-

сти государства обоснована потребность учреждения иерархии ценностей, без

которой сложно объяснить её содержание. Значимость их нравственного по-

рядка показана не в «обособленном» его наличии, а постоянной взаимосвязи с

двумя другими элементами и внешней средой. Утверждено о важности неукос-

нительного «встраивания» поведенческих установок в предполагаемую реали-

зацию интересов различных субъектов сквозь призму идеологических услуг и

деятельностных устремлений.

Идеологический элемент воспринят в качестве одного из механизмов форми-

рования совместного мышления представителей военной безопасности относи-

тельно: а) обнаружения опасности; б) показа не только участников инициации

последней, но и способов взаимодействия, форм объединения агентов для её

предотвращения или минимизации; в) установления набора средств в достиже-

нии цели. Отмечено, что подобная совокупность состояний трактуемого эле-

мента часто завуалирована воспроизводством мифов, обслуживающих правя-

щие режимы, что не придаёт положительных оценок содержанию военной без-

опасности государства.

В третьем параграфе – «Взаимообусловленность безопасности страны и во-

енной безопасности государства» охарактеризованы виды национальной без-

опасности, выявлена взаимосвязь между ними и значение военной безопасно-

сти в системе родового смысла.

Военная безопасность как система представлена в качестве части националь-

ной безопасности на основе принципов целостности и иерархичности с после-

дующим объяснением направленности её внутреннего порядка.

Доказано, что влияние политической безопасности на военную ограничено

рядом условий: а) исключительным правом государства на законное принужде-

ние; б) стремлением к удержанию власти, сопровождающимся постоянным

воспроизводством войн и вооружённых конфликтов; в) уровнем продуктивно-

сти политической системы, отражающим увеличение или уменьшение опасно-

стей.

Взаимосвязь экономической безопасности и военной зарегистрирована соче-

танием ряда позиций. Среди них: а) возможности оборонно-промышленного

комплекса, что устанавливает количество и качество ВВТ; б) длительное пре-

бывание экономики в переломных значениях может иметь не только негатив-

ный, но и необратимый результат для механизма обеспечения военной безопас-

ности государства.

Влияние социальной безопасности на военную утверждено совокупностью

детерминантов: а) снижением качественного состояния призывников и мобили-

зационного резерва; б) безразличием и безучастностью граждан к службе в ар-

мии; в) «урезанным пакетом» гарантий военнослужащих и лиц гражданского

персонала силовых организаций.

Воздействие информационной безопасности на военную оценено набором

обстоятельств: а) применением государством технологий медиа ресурса в усло-

33

виях вооружённых конфликтов; б) совершенствованием автоматизированных

систем управления, возможностей связи, разведки и радиоэлектронной борьбы;

в) стремлением к информатизации механизма вооружённого противоборства.

Во второй главе диссертации «Генезис военной безопасности государств»

проанализированы применявшиеся средства, способы взаимодействия и формы

объединения субъектов власти, узаконенные ими в прошлом для обеспечения

военной безопасности.

В первом параграфе «Изменение содержания военной безопасности западно-

европейских государств от античности до XX века» интегрированы причины

возникновения и становления военной безопасности стран Европы.

Античные стандарты военной безопасности представлены императивным

утверждением нравственных, умственных и физических качеств личности.

Обосновано, что в период Средневековья мысль о военной безопасности в ка-

честве блага общества не стала доминирующей в религиозно-философской ре-

флексии. Для того времени выявлены значимые цель и смысл человека: не ма-

териальное благополучие, а «спасение души на основе веры».

Военная безопасность в эпоху Возрождения зарегистрирована установлением

социальных законов из практики, а не из имевшегося в тех условиях примата

теологического воззрения. Признано, что мыслители той поры указали на необ-

ходимость как можно лучше понять историю общества в его установлениях и

учреждениях, правах и обязанностях. Их заслуга усмотрена в желании обосно-

вать, разработать и представить стратегию военной безопасности, обращённую

к конкретным носителям власти.

Вскрыто стремление учёных Нового времени к анализу военной безопасно-

сти, основанному не на субъективном опыте социума, а его объективном стату-

се. Подтверждено, что положение последнего защищается договором по

предотвращению злоумышленных действий как изнутри, так и извне. Тональ-

ность подобной практики носителей военной безопасности актуализирована

потребностью мобилизации энергии нации на достижение цели и преувеличен-

ным оградительным предназначением правящего режима. Военная безопас-

ность охарактеризована положением: чем меньше оказывался потенциал телес-

ных и умственных сил человека, тем значительнее становилась его обусловлен-

ность внешними обстоятельствами среды, что увеличивало шансы истребления

или порабощения побеждённого победителем. И наоборот, совершенствование

физических и волевых качеств личности способствовало поиску адекватного

ответа на возникающую опасность.

Резюмировано, что теоретические разработки учёных тех времён в основном

предавались остракизму и забвению, лишь малой толикой находя своё вопло-

щение в деятельностном, идеологическом и этическом порядках представите-

лей властной элиты.

Во втором параграфе «Особенности возникновения и становления военной

безопасности российского государства» интерпретированы способность и

стремление россиян противостоять опасностям посредством соблюдения не-

прерывной ответственности за своё существование.

34

Объяснение совокупности обстоятельств, оказавших воздействие на обеспе-

чение военную безопасность российского государства, позволило уяснить как

причины, так и источники её возникновения. Осознана невозможность адекват-

но понять появление военной безопасности без раскрытия объективных факто-

ров. Среди них: пространственно-временной, природно-климатический, этно-

политический, духовный, собственно силовой.

Анализ влияния пространственно-временного фактора на военную без-

опасность позволил зафиксировать стремление соотечественников уяснить

культуру наций, существовавших на новых для них территориях. Рассмотрение

воздействия природно-климатического фактора на военную безопасность

предопределило вывод: процветание социума во многом зависит от того,

насколько успешно он приспосабливается к условиям среды и проявляет заботу

о своей защите от недобросовестных соседей. Исследование этнополитическо-

го фактора на военную безопасность дало возможность отразить присущее рос-

сийскому менталитету гуманное отношение к другим нациям и бесперспектив-

ность утверждения по отношению к ним норм дискриминации. Объяснение

влияния духовного фактора заключилось в суждении: россияне вырастили из

свободного сердечного созерцания свою, особую, русскую культуру воли, мыс-

ли и организации военной безопасности. Рефлексия отражения собственно си-

лового фактора показала, что полководческое искусство, опирающееся на кол-

лективный героизм и мужество россиян, вкупе с совершенными для того вре-

мени образцами вооружения предопределяли победы, благодаря которым Русь

выстаивала и сберегала свою идентичность. Сделан вывод о том, что в своём

сочетании данные факторы стали причинами возникновения военной безопас-

ности российского государства, а содержание особенностей – её источниками.

В третьем параграфе «Характер развития военной безопасности западноев-

ропейских стран и российского государства в XX – начале XXI веков» исследо-

вана практика субъектов западноевропейских стран как «раздражителя» преры-

вания безопасности, рассмотрены общее и особенное в постижении российским

социумом неблагоприятных условий для жизнеспособности государства.

Раскрыты позиции западноевропейских мыслителей XX в., в которых опас-

ности представляются в качестве «страшных» обстоятельств из-за скрытой

приверженности локального социума такому разумению и негативного воздей-

ствия медиа потоков на уяснение им уязвимости. Обнаружен его «уход» от

нейтрализации угроз и боязнь идти на риск. Подчёркнуто влияние подобного на

мобилизационную ориентацию зарубежной общности и её предрасположен-

ность к обеспечению военной безопасности. Доказано, что удержание «образа

врага» в современных практиках носителей военной безопасности западноев-

ропейских стран отражает их переформатированную позицию: от реагирования

на вызов к предупредительной модели. Показано их существенное подспорье –

стремление к «управлению угрозой». Оценены плачевные итоги таких «преду-

предительных» мер, устанавливающих уровень военной безопасности ряда

стран в границах переломного.

Общее в развитии военной безопасности российского государства показано

закономерным утверждением существенной связи между особенностями её

35

проявления и их претворением в духовной, материальной, социальной и воен-

ной практиках. Особенное констатировано культурными основами российского

социума, реализуемыми с учётом специфики обеспечения военной безопасно-

сти. К ней отнесены: а) достаточный общекультурный уровень развития субъ-

ектов

военной

практики

и

их

высокие

профессиональные

навыки;

б) осуществление непроизводственного вида деятельности при обеспечении во-

енной безопасности, результаты которого используют все слои общества;

в) применение агентами военной сферы при выполнении своего предназначе-

ния насилия, скреплённого законом; г) проведение боевой и гуманитарной под-

готовок; д) эксплуатация и обслуживание вооружения и военной техники, несе-

ние боевого дежурства, внутренней и караульной служб.

В третьей главе диссертации «Специфика противоречий и опасностей эпохи

глобализации, обусловливающих военную безопасность российского государ-

ства» обоснованы противоречивость планетарных процессов, новые угрожаю-

щие явления относительно военной безопасности российского государства и

структурные изменения в её системе.

В первом параграфе «Основные политико-экономические противоречия про-

цесса глобализации, предопределяющие военную безопасность стран мира»

конкретизированы противоречия существования, развития и функционирова-

ния, представлена формулировка основного из них.

Политико-экономические противоречия оценены как пребывающие в посто-

янном столкновении с опасностями, а итогом их разрешения оказывается пере-

ход военной безопасности из одного состояния в другое. Опосредованное влия-

ние противоречий существования на неё обнаружено через механизмы органов

власти. Противоречия функционирования осознаны сквозь призму воспроиз-

водства смыслов безопасности в виде идеально-ценностных целей, достигае-

мых практикой субъектов государства. Противоречия развития обусловлены

факторами субъектно-объектного характера.

Вскрытые противоречия обобщены основным, заключающим существенный

признак военной безопасности на основе относительного единства старого и

нового. Практики её субъектов представлены средствами, способами и форма-

ми реализации предшествующего опыта по воспроизводству их деятельности,

идеологии и этики в предотвращении / пресечении попыток деструктивных сил

нанести ущерб ценностям локального государства. Динамика политико-

экономического пространства подчёркнута высокими требованиями к каче-

ственным и количественным характеристикам военной безопасности, актуали-

зирующими внесение насущных изменений в её прежние устои.

Во втором параграфе «Качество новых опасностей относительно военной

безопасности российского государства» определены малоизвестные феноме-

ны, отражающие возможность причинения урона политической организации

страны.

Доказано, что технологии концепта «облачного противника», выступая осно-

вой «цветных революций», США и рядом западноевропейских государств

представляются продуктивными средствами установления нового миропорядка.

Аргументировано, что концепты «мягкой силы» различных стран объединяет

36

её системе.

Защитный тип военной безопасности, отражающий дистанцирование объекта

регулирования от опасности, и её превентивная модель, предполагающая пре-

дупреждение вооружённых конфликтов с последующим формированием адек-

ватного ответа, узаконены в изменениях деятельностного контекста. Интерна-

листски и экстерналистски ориентированные парадигмы военной безопасности

демонстрированы в символах идеологии, что объясняется несхожестью в до-

стижении безграничности: относительной закрытостью границы или отсутстви-

ем таковой. Этатистская разновидность военной безопасности, приверженная

благополучию носителей власти, и антропоцентристская, отличительной чертой

которой является сбережение человека, осознаны в этическом аспекте.

Выявлены различные позиции западных стран к России что актуализировало

потребность в учёте не одного, а ряда вариантов проявления любого из рас-

смотренных типов военной безопасности – это значимо для выбора оптималь-

ного. Первый вариант воплощения военной безопасности ограничен духовной

зрелостью россиян, экономической мощью, социальной стабильностью и про-

дуктивной дипломатией государства, что предоставляет дополнительный им-

пульс её динамике. Второй регистрирован относительной зависимостью наше-

го государства от Запада, противоречащей его традициям и чувству националь-

ной гордости соотечественников. Третий фиксирован воспроизводством курса

«железного занавеса» по периметру границ, а внутри страны – утверждением

обстановки «осаждённой крепости», в результате чего формирование качества

военной безопасности будет происходить в условиях фактической изоляции

страны. Суть четвёртого варианта военной безопасности заключена в утратах

самостоятельности и территориальной целостности России, ведущих к её рас-

членению на отдельные части.

Удостоверено, что способы взаимодействия и формы объединения агентов

военной безопасности не позволяют принять второй и четвёртый её варианты,

хотя, по отношению к России, на подобном характере развития событий

«настаивают» западные страны. Третье видоизменение военной безопасности

закреплено опасностью самоизоляции и трудностью осуществления из-за под-

37

только общее название, особенности же изложения их внутренней направлен-

ности трактуются неодинаково. В этой связи объяснено качество указанной

опасности с позиции социально-философской рефлексии. Смысл содержания

концепта «фальсификационной деформации» как опасности касательно воен-

ной безопасности государства показан преградой для благоприятных условий

внедрения источника продуктивного типа экономики – инновационных техно-

логий. Практическая сосредоточенность международного исламского фунда-

ментализма представлена на стыке внешних / внутренних вызовов и угроз,

напрямую затрагивающих состояние военной безопасности России, что пред-

полагает сохранение внимания к нему со стороны её властных носителей.

В третьем параграфе «Структурные изменения в системе военной безопас-

ности российского государства в эпоху глобализации» проанализированы дея-

тельностные, идеологические и этические практики субъектов военной без-

опасности российского государства сквозь призму происходящих изменений в

рыва потенциала нации, но внешние силы, заинтересованные в ослаблении

нашего государства, провоцируют его вступление на этот путь. Достаточной

оценена первая разновидность военной безопасности, предусматривающая её

соответствие мерительному ряду: превентивности – в деятельности; интерна-

лизму – в идеологии; антропоцентризму – в поведении субъективных движу-

щих сил.

В четвёртой главе диссертации «Динамика военной безопасности российско-

го государства» исследованы обилие движения военной безопасности россий-

ского государства, её материальная / духовная составляющие и основные прио-

ритеты развития.

В первом параграфе «Современные тенденции динамики военной безопасно-

сти российского государства» обнаружены направленность и интенсивность

трансформаций, влияющих на пригодность практики субъектов военной без-

опасности, поправки в механизме связей между её содержанием и степенью по-

лезности.

Доказано, что динамика военной безопасности в полной мере не отражает

практику её носителей, подтверждающую их стремление к сохранению опыта

по принятию своевременного решения на мобилизацию сил и средств в дости-

жении цели. Обосновано, что отсутствие идеологии военной безопасности при-

водит к замалчиванию и скрытию российским субъектом действительной опас-

ности, обесцениванию и забвению его адекватного ответа, уменьшению скоро-

сти и снижению качества в достижении им заданного предела. В динамике во-

енной безопасности зафиксированы тенденции: сочетание усложнения с дегра-

дацией, прогресса с регрессом и роста упорядоченности с хаосом, причём сово-

купность приёмов и навыков её агентов в ней испытывают доминирование

негативных процессов над «весом» позитивных. Зарегистрировано, что произ-

водительные силы, реализовавшиеся в энергию войны, всё труднее совмещают-

ся с ответом россиян на возникающие опасности, обусловленные, в том числе,

наличием практических, идеологических и этических пробелов в обеспечении

военной безопасности государства.

Во втором параграфе «Материальная и духовная составляющие военной без-

опасности российского государства в современных условиях» ограничены дву-

мя группами ценностей: материального и духовного характера.

Военная безопасность продемонстрирована рядом пространств: территори-

альным, экономическим, демографическим, нравственным, военно-социальным

управлением, идеологическим, религиозным, которые сведены в материальную

и духовную группы. Взаимообусловленность её материальной и духовной со-

ставляющих представлена определёнными отношениями координационного

свойства. Подобное охарактеризовано: а) признанием человека главной куль-

турной ценностью; б) незыблемостью территориальной целостности государ-

ства и сохранением его суверенитета; в) реализацией прав личности на свобод-

ное проявление способностей. Функционирование военной безопасности обу-

словлено необходимостью сохранения в ней положительного опыта прошлого и

устранением отжившего, что повлекло за собой рассмотрение значимых ценно-

стей материального и духовного характера.

38

В третьем параграфе «Основные приоритеты развития военной безопасно-

сти российского государства» систематизированы их необходимые значения,

выработаны конкретные предложения и рекомендации.

Приоритеты развития военной безопасности предопределены наличием в ней

противоречий, актуальностью их «снятия» и соответствующим реагированием её

субъектов на увеличивающиеся в объёме опасности. В современных условиях

наиболее перспективными приоритетами развития военной безопасности оце-

нены: а) стратегическое ядерное (неядерное) сдерживание и принуждение к миру;

б) совершенствование военно-технической политики и процесса военного строи-

тельства; в) оптимизация системы военного управления; г) прекращение разруши-

тельного реформирования системы военного образования и её выход на новое каче-

ство; д) применение потенциала невоенных средств.

Деятельностный, идеологический и этический порядки военно-политических

субъектов ряда стран осознаны в качестве их беззаботного выхода за рамки суще-

ствующего международного правового поля, поэтому стратегическое сдерживание

и принуждение к миру как приоритет развития военной безопасности России и

дальше остаются значимыми. Уяснено, что совершенствование военно-технической

политики и военного строительства должны осуществляться с учётом изменения

баланса сил на планете, рациональных затрат и продуктивного использования эко-

номических возможностей государства. Оптимизация системы военного управле-

ния актуализирована потребностью её определения на основе имеющейся матери-

альной, организационно-технической и кадровой платформ. Доказано, что прекра-

щение разрушительного реформирования системы военного образования и её выход

на новое качество для военной безопасности является важным приоритетом разви-

тия, но пока подобной модернизации характерно доминирование сущего над долж-

ным. Для применения потенциала невоенных средств первенствующим символом

выступает не разгром вооружённых сил противника, а использование непрямых

действий в комплексе с политико-экономическими, информационными и другими

мерами для лишения противника воли к сопротивлению.

В заключении подводятся общие итоги диссертации, делаются теоретические вы-

воды и обобщения, формулируются практические рекомендации.

III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Необходимо углубление междисциплинарных научных сочинений в сфере

теории военной безопасности российского государства и утверждение её в ран-

ге самостоятельной отрасли знания. Опираясь на рассмотренные в работе по-

ложения, раскрывающие концепцию военной безопасности российского госу-

дарства как целостного научно-практического комплекса, актуализируется по-

требность в регистрации ряда перспективных направлений, расширяющих объ-

ём эвристических сведений по данной проблеме:

– использование потенциала интеграции научного познания в интересах во-

енной безопасности российского государства;

– исследование и прогнозирование факторов развития военной безопасности

российского государства;

39

– обоснование методологических основ формирования научных разработок

военной безопасности;

– совершенствование понятийно-категориального аппарата военной безопас-

ности как коммуникативного и семантического оснований для научного дис-

курса;

– определение критериев продуктивности военной безопасности российского

государства;

– разработка методологической стратегии для реализации практических за-

дач военной безопасности российского государства;

– анализ диалектики потенциальных и реальных возможностей военной без-

опасности российского государства;

– объяснение подходов к управлению военной безопасностью российского

государства в эпоху глобализации;

– обобщение противоречий институционализации военной безопасности рос-

сийского государства;

– разработка концепции профессионального образования, учитывающей ин-

тересы и потребности всех силовых структур государства.

Поскольку диалектическое отрицание является одним из императивов воен-

ной безопасности российского государства, постольку актуализируется потреб-

ность, во-первых, в отказе от неэффективных подходов к её динамике. А, во-

вторых – в создании обстановки режима наибольшего благоприятствия для оп-

тимального проявления потенциала её продуктивных сторон. В этом резоне

иной резонанс должно получить оформление военной идеологии россиян, что

будет не мешать, а способствовать своевременному уяснению уязвимости от

опасности и осуществлению адекватной оценки последней. Для этого важно

продумать решение следующих вопросов:

– воссоздание системы патриотического воспитания граждан Отечества и во-

енно-политического мышления его элиты;

– принятие действенного механизма по вовлечению потенциала обществен-

ности к выявлению и разрешению проблем военной безопасности российского

государства;

– разработку и внедрение методологии и методик комплексного мониторинга

оценки состояния и перспектив развития военной безопасности российского

государства, особенно в части её деструктивного характера.

Претворение в жизнь всей совокупности мероприятий по динамичному раз-

витию военной безопасности российского государства указывает на необходи-

мость согласованных действий учёных, политиков, военных, государственных

и общественных органов. Основываясь на проведённом исследовании, целесо-

образно акцентировать внимание на двух блоках рекомендаций (предложений),

имеющих практическое преломление: а) рекомендации по дальнейшей теорети-

ческой разработке проблем военной безопасности; б) рекомендации собственно

практического характера.

К первому блоку следует отнести оформление теоретико-методологических

основ анализа национального, регионального и глобального развития через

преломление диалектики культуры и политики военной безопасности. Рассмот-

40

ренные в работе социально-философские основы анализа военной безопасности

могут стать заделом для выявления, обсуждения и претворения в жизнь новых

направлений по приращению научных знаний, представляющих собой развитие

теоретического содержания глав настоящего научного сочинения. Перспектив-

ным представляется социально-философский анализ военной безопасности

конкретного государства – появится возможность глубже осознать военную и

политическую историю отдельных наций. Не менее привлекательными изыска-

ниями могут стать историко-философский анализ теорий, концепций, стратегий

военной безопасности различных стран планеты. Вне всякого сомнения, науч-

ный интерес представляет и диалектика международной (региональной) воен-

ной безопасности в эпоху глобализации.

Приращение новых знаний реально получить при осознании проблем, нахо-

дящихся на «стыке» дисциплин. Так, плодотворными могут оказаться исследо-

вания: сравнительного анализа агрессии, терроризма, вооружённого пиратства,

риска

и

военной

безопасности

российского

государства;

социально-

философского осмысления механизма обсуждения, принятия и реализации по-

литических проектов субъектами военной безопасности. Правомерно пролон-

гирование изысканий представителями социально-гуманитарных наук для

обоснования всей совокупности условий и факторов воздействия на военную

безопасность российского государства в целях формирования качественно но-

вой по содержанию личности военного специалиста.

Развития научных знаний следует ожидать в случае продолжения более глу-

бокого анализа полученных результатов данной работы. К ряду наиболее пер-

спективных тем необходимо отнести следующие: осмысление места и роли во-

енной безопасности российского государства в обеспечении региональной и /

или глобальной стабильности; исследование общества (государства и личности)

как субъекта и объекта военной безопасности; анализ содержания и особенно-

стей функционирования системы военно-политических отношений (военной

безопасности) в эпоху глобализации; методология комплексного мониторинга

за развитием рисков практике субъектов военной безопасности российского

государства или конкретному региону планеты.

Результаты исследования целесообразно использовать в качестве методоло-

гических предпосылок теоретической проработки проблем взаимодействия

международных, региональных, национальных органов и общественных орга-

низаций в сфере военной безопасности.

Второй блок рекомендаций (предложений) – собственно практического ха-

рактера целесообразно рассматривать по двум направлениям.

Одно из них (первое) предполагает рекомендации государственным органам

и общественным организациям, связанными с практикой субъектов военной

безопасности российского государства:

1. Разработать и осуществить комплекс первоочередных мер по восстановле-

нию утраченных во второй половине XX в. позиций безопасного военно-

политического бытия. В нём предусмотреть совершенствование научных основ

политики военной безопасности,

41

повышение этической ответственности её

полномочных носителей за принимаемые решения и их дальнейшую реализа-

цию.

2. Инициировать подготовку и проведение региональных и / или мирового

форумов (конференций) политиков, учёных, военных, бизнесменов с целью об-

суждения и принятия программы действий по выходу из военно-политического

кризиса. Рабочим лозунгом подобных конференций может стать следующий:

«Для процветания всех, необходим учёт интересов каждого».

3. Главе государства, Правительству РФ, Федеральному собранию РФ, Сове-

ту безопасности оказывать противодействие возможному усилению (расшире-

нию) существующих и созданию новых военно-политических блоков, несущих

опасность во всех её формах военной безопасности российского государства.

4. МИД РФ принимать активное участие в урегулировании вооружённых

конфликтов, включая миротворческую деятельность под эгидой ООН и других

международных организаций. Решение этой задачи возможно при увеличении

членов Совета безопасности ООН, где должны быть представлены все регионы

планеты.

5. На базе Военного университета МО, Дипломатических академий МИД и МО

организовать подготовку квалифицированных специалистов – конфликтологов-

международников (переподготовку офицеров-юристов с высшим образованием),

способных реализовать себя в сфере межгосударственной коммуникации по сдер-

живанию вооружённых конфликтов и принуждению к миру.

6. Возникла потребность в разработке и предложении мировому сообществу

через ООН и другие институты пакетов соглашений, договоров и международ-

ных законов о запрещении агрессивного применения невоенных средств. Оза-

ботиться разработкой методологических основ информационного противобор-

ства, которое определить таким же преступлением перед человечеством, каким

объявлена собственно война, узаконить меры политической и уголовной ответ-

ственности военно-политических субъектов за его развязывание. В этом отно-

шении большое поле деятельности для Федерального Собрания РФ, МИД РФ,

Генеральной прокуратуры РФ, Военной академии ГШ ВС РФ и Военного уни-

верситета МО РФ.

7. Отечественным военно-политическим, социальным, экономическим, пра-

вовым органам и учреждениям (в первую очередь – Совету безопасности РФ),

занимавшимся разработкой Стратегии национальной безопасности РФ до

2020 года (далее – Стратегия…) и Военной доктрины РФ, предложить к экспер-

тизе оформленную в диссертации социально-философскую концепцию военной

безопасности российского государства.

8. Дополнить VI-й раздел «Основные характеристики состояния националь-

ной безопасности» Стратегии… двумя показателями: а) уровнем рождаемости,

продолжительности жизни и смертности граждан; б) уровнем безопасности

российского социума. В III-й раздел Военной доктрины РФ включить статьи (по-

ложения): а) военное управление; б) морально-психологическое обеспечение обо-

ронной (военной) деятельности.

9. Отразить основные направления, задачи, принципы и способы применения

невоенных средств в мирное время, угрожаемый период, ходе войны, миро-

42

творческих операциях, при принуждении к миру в принятой Военной доктрине

РФ (2014 г.). Определить роль этих средств в отражении, нейтрализации и

устранении опасностей для военной безопасности российского государства:

подрыве духа, деморализации народа, внедрении беспредельного пацифизма,

продовольственной, финансовой и тому подобных ресурсных зависимостей.

Для решения этой задачи Государственной думе РФ (комитету по безопасно-

сти) рекомендовать принятие Федерального Закона «Информационная безопас-

ность в социокультурном пространстве России».

10. Организовать разработку теории и стратегии (документа) по сдержива-

нию / предотвращению войн и вооружённых конфликтов, принуждению к ми-

ру, где были бы конкретно определены функции, задачи и ответственность раз-

личных государственных (военных и невоенных) субъектов за их деятельност-

ный, идеологический и этический порядки в этом направлении.

11. Верховному Главнокомандующему целесообразно оформить заказ на си-

стемную и эвристическую проработку названной в п. 10 проблемы Совету без-

опасности РФ, Российской академии наук (существует должность вице-

президента РАН по проблемам безопасности), Военной академии ГШ ВС, Во-

енному университету МО, Дипломатическим академиям МИД и МО.

12. В Совете безопасности РФ создать специальный сектор (управление), ко-

торый бы постоянно занимался вопросами, указанными в п. 10.

13. В МИД РФ, которое несёт непосредственную ответственность за сохра-

нение мира и предотвращение войн, целесообразно иметь координационный

центр, ведущий оперативную работу в данном направлении со всеми министер-

ствами, занимающимися внешнеполитической деятельностью. Складывающая-

ся на планете военно-политическая обстановка указывает на необходимость со-

здания подобных специализированных подразделений и в партнёрских объеди-

нениях: ШОСе, ОДКБ, СНГ и так далее.

14. Положение в мире и внутри России делают актуальным юридически воз-

ложить на Президента РФ обязанность общего руководства по применению не-

военных средств, определению политики и стратегии в данной сфере деятель-

ности.

15. В аппаратах Совета безопасности РФ и Министерства обороны РФ целе-

сообразно

создать

структуры,

обеспечивающие

экспертизу

военно-

политических проектов, контроль над их исполнением, координацию усилий

государственных и негосударственных институтов в этом направлении. Осуще-

ствить комплекс мероприятий по подготовке специалистов для работы в по-

добных организациях.

16. Министру обороны РФ оформить заказы по проведению НИР на темы: а)

«Подоплёки “цветных революций” и меры по их недопущению»; б) «Механизм

противодействия “облачному противнику” в сфере военной безопасности госу-

дарства»; в) «Феномен “фальсификационной деформации” как угроза военной

безопасности России»; г) «Исламский фундаментализм как проявление небла-

говидного дела».

17. В интересах стабильного функционирования высшей военной школы

необходимо принять ряд правовых актов в области военного образования. Это

43

могут быть Федеральные Законы «О военном образовании», «О государствен-

ном заказе на подготовку офицерских кадров и национального резерва», где

должен быть определён комплекс мер по восстановлению статуса военной

службы в качестве особого вида федеральной государственной службы. На ос-

нове этих законов разработать и утвердить Федеральную целевую программу

развития военного образования как самостоятельного нормативного правового

документа или раздела общей Федеральной целевой программы развития обра-

зования, где, наряду с другими мероприятиями, предусмотреть следующее:

– распространение Положения о статусе ректора государственного высшего

учебного заведения федерального подчинения на начальников военных акаде-

мий, университетов и учебно-научных центров ВВС, ВМФ и СВ;

– разработку и введение в действие Положения о государственных стандар-

тах военного образования;

– создание координирующего органа по подготовке специалистов высшей

квалификации (докторов и кандидатов наук) как для МО РФ, так и других си-

ловых структур по военному, военно- гуманитарному и техническому направ-

лениям;

– образование ассоциации вузов России, занимающихся подготовкой специа-

листов в интересах обороны и безопасности государства;

– устранение несоответствия в материальном стимулировании профессорско-

преподавательского состава за научные и спортивные результаты (один к вось-

ми-десяти);

– введение в содержание учебных программ военных учебных заведений

МО РФ и ФСБ РФ по дисциплине «философия» темы: «Теория и практика во-

енной безопасности российского государства», а программ факультетов граж-

данских вузов, где готовят специалистов безопасности жизнедеятельности –

курс по выбору: «Военная безопасность как фактор стабильности российского

общества»;

– подготовку учебного пособия «Военная безопасность российского государ-

ства: содержание, проблемы и приоритеты развития».

Другое направление второго блока концентрирует в себе рекомендации,

направленные на укрепление связей теоретических изысканий с практикой во-

енной безопасности российского государства:

– принять меры по максимально возможному привлечению научного потен-

циала страны к решению проблем военной безопасности российского государ-

ства. Увеличить ассигнования на фундаментальные, поисковые и прикладные

разработки в указанной сфере;

– уделить внимание вопросам согласования научных исследований по про-

блемам военной безопасности на федеральном и региональном уровнях. В про-

граммах регионального развития предусмотреть создание центров научно-

технического обеспечения военной безопасности с учётом специфики местных

условий;

– добиваться, чтобы итоги научных изысканий в сфере военной безопасности

российского государства находили своё отражение в средствах массовой ин-

формации;

44

– определить и реализовать мероприятия по патриотической ориентации со-

знания военнослужащих (например, в военных вузах создать военно-

исторические общества преподавателей, курсантов и слушателей), развитию их

политико-правовой и нравственной культуры.

Список основных работ, опубликованных автором по теме диссертации.

Монографии:

1.

Вершилов,

С.А.

Военная

безопасность

государства

(социально-

философский анализ) / С.А. Вершилов. – Ульяновск : Зебра, 2015. – 290 с.

2. Вершилов, С.А. Генезис военной безопасности государств (на примерах

Западной Европы и России) / С.А. Вершилов. – Краснодар : РИО филиала Во-

енного учебно-научного центра ВВС «ВВА», 2015. – 133 с.

3. Вершилов, С.А. Особенности, топосы и противоречия культуры военной

безопасности

российского

социума

(социально-философский

анализ)

/

С.А. Вершилов. – Краснодар : РИО филиала Военного учебно-научного центра

ВВС «ВВА», 2014. – 159 с.

4. Вершилов, С.А. Субстанциональные основы анализа культуры военной

безопасности локального социума / С.А. Вершилов. – Краснодар : РИО филиала

Военного учебно-научного центра ВВС «ВВА», 2014. – 147 с.

5. Вершилов, С.А. Социально-философское осмысление культуры военной

безопасности российского социума: боль и надежды / С.А. Вершилов. – Крас-

нодар : Военный учебно-научный центр ВВС «ВВА», 2012. – 364 с.

6. Вершилов, С.А. Культура военной безопасности социума конца XX –

начала XXI веков в зеркале социально-философского анализа / С.А. Вершилов.

– Краснодар : Изд-во филиала ВУНЦ ВВС «ВВА», 2011. – 327 с.

7. Вершилов, С.А. Культура военной безопасности: методология, особенно-

сти становления и развития, состояние в период формирования нового мирово-

го порядка (социально-философский анализ) / С.А. Вершилов. – Краснодар :

КВВАУЛ, 2010. – 190 с.

8. Вершилов, С.А. Культура военной безопасности в системе современных

военно-политических

отношений

(социально-философский

анализ)

/

С.А. Вершилов. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2010. – 188 с.

9. Вершилов, С.А. Культура военной безопасности: экскурс в историю и

стратегия реализации в эпоху глобализации (социально-философский анализ) /

С.А. Вершилов. – Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2009. – 88 с.

Статьи в журналах, входящих в Перечень ведущих рецензируемых

научных изданий, в которых должны быть опубликованы результаты дис-

сертации на соискание учёной степени доктора наук:

1.

Вершилов,

С.А.

Структура

военной

безопасности

государства

/

С.А. Вершилов // Исторические, философские, политические и юридические

науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2015.

– № 9. – Ч. 2. – С. 41-43.

45

– № 8. – Ч. 2. – С. 65-67.

7. Вершилов, С.А. Интерпретация понятия «военная безопасность» в зеркале

социально-философского анализа / С.А. Вершилов // Современные исследова-

ния социальных проблем (электронный научный журнал). – 2015. – № 3(47). –

С. 250-260. – Doi: http://dx.doi.org/10.12731/2218-7405-2015-3-22.

8. Вершилов, С.А. Военная безопасность государства сквозь призму антич-

ной философии / С.А. Вершилов // Исторические, философские, политические и

юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и

практики. – 2015. – № 7. – Ч. 1. – С. 29-31.

9. Вершилов, С.А. Влияние духовного и этнополитического факторов на осо-

бенности становления военной безопасности Руси / С.А. Вершилов // Историче-

ские, философские, политические и юридические науки, культурология и ис-

кусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2015. – № 5. – Ч. 1. – С. 44-46.

10. Вершилов, С.А. Интерпретация «вечных спутников» безопасности /

С.А. Вершилов // Исторические, философские, политические и юридические

науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2015.

– № 5. – Ч. 2. – С. 32-34.

11. Вершилов, С.А. Онтологические, гносеологические, аксиологические и

праксиологические основы безопасности / С.А. Вершилов // Исторические, фи-

лософские, политические и юридические науки, культурология и искусствове-

дение. Вопросы теории и практики. – 2015. – № 4. – Ч. 1. – С. 31-33.

12. Вершилов, С.А. Влияние пространственно-временного и природно-

климатического факторов на особенности становления и развития военной без-

опасности государства (на примере Руси) / С.А. Вершилов // Исторические, фи-

46

2. Вершилов, С.А. Этический контекст военной безопасности государства /

С.А. Вершилов // Исторические, философские, политические и юридические

науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2015.

– № 9. – Ч. 2. – С. 43-45.

3. Вершилов, С.А. Идеологический контекст военной безопасности государ-

ства / С.А. Вершилов // Исторические, философские, политические и юридиче-

ские науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. –

2015. – № 9. – Ч. 1. – С. 39-41.

4. Вершилов, С.А. Формулирование понятия «безопасность» сквозь призму

современных научных подходов / С.А. Вершилов // Современные исследования

социальных проблем (электронный научный журнал). – 2015. – № 5. – С. 261-

272. – Doi: http://dx.doi.org/10.12731/2218-7405-2015-5-22.

5. Вершилов, С.А. Противоречия военной безопасности российского госу-

дарства и объяснение основного из них / С.А. Вершилов // Современные иссле-

дования социальных проблем (электронный научный журнал). – 2015. – № 5. –

С. 273-289. – Doi: http://dx.doi.org/10.12731/2218-7405-2015-5-23.

6. Вершилов, С.А. Возрастание количества опасностей как неблагоприятный

фактор

воздействия

на

обеспечение

военной

безопасности

России

/

С.А. Вершилов // Исторические, философские, политические и юридические

науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2015.

С. 14-17.

15. Вершилов, С.А. Детерминация особенностей становления и развития

культуры военной безопасности российского социума / С.А. Вершилов // Изве-

стия Саратовского университета. Новая серия. – 2013. – Том 13. – Серия Фило-

софия. Психология. Педагогика. – Выпуск 4. – С. 17-21.

16. Вершилов, С.А. Проблематика культуры военной безопасности россий-

ского социума в научной литературе / С.А. Вершилов // Армия и общество. –

2013. – № 1(33). – С. 132-138.

17. Вершилов, С.А. Культура военной безопасности: в поисках её основного

противоречия / С.А. Вершилов // Вестник ЧелГУ. Политические науки. Восто-

коведение. – 2012. – № 12(226). – Выпуск 12. – С. 73-86.

18. Вершилов, С.А. Ментальное пространство культуры военной безопасно-

сти российского социума в зеркале социально-философского анализа. [Элек-

тронный ресурс] / С.А. Вершилов // Современные исследования социальных

проблем

(электронный

научный

журнал).

2012.

№ 4.

URL:

http://sisp.nkras.ru/e-ru/issues/2012/4/vershilov.pdf.

19. Вершилов, С.А. Безусловность и неделимость как специальные принципы

исследования культуры военной безопасности (социально-философский ана-

лиз) / С.А. Вершилов // В мире научных открытий. (Гуманитарные и обще-

ственные науки). – 2011. – № 4(16). – С. 224-228.

20. Вершилов, С.А. Гносеологические принципы исследования культуры во-

енной

безопасности

в

зеркале

социально-философского

анализа

/

С.А. Вершилов // В мире научных открытий. (Гуманитарные и общественные

науки). – 2011. – № 11.2(23). – С. 754-763.

21. Вершилов, С.А. Модели реализации культуры военной безопасности Рос-

сии

в

их

социально-философском

анализе.

[Электронный

ресурс]

/

С.А. Вершилов // Современные исследования социальных проблем (электрон-

ный

научный

журнал).

2011.

№ 3(07).

URL:

http://sisp.nkras.ru/issues/2011/3/vershilov.pdf.

22. Вершилов, С.А. Условия развития и модели реализации культуры воен-

ной безопасности России в зеркале социально-философского анализа /

С.А. Вершилов // Среднерусский вестник общественных наук. – 2011. – № 3. –

С. 24-29.

23. Вершилов, С.А. Методологические основы исследования культуры воен-

ной безопасности в зеркале социально-философского анализа / С.А. Вершилов

47

лософские, политические и юридические науки, культурология и искусствове-

дение. Вопросы теории и практики. – 2015. – № 3(53). – Ч. 2. – С. 41-43.

13. Вершилов, С.А. Деятельностное представление концепта “военная без-

опасность” в культуре: семиотический срез / С.А. Вершилов // Исторические,

философские, политические и юридические науки, культурология и искусство-

ведение. Вопросы теории и практики. – 2014. – № 5(43). – Ч. 1. – С. 61-63.

14. Вершилов, С.А. Типология культуры военной безопасности российского

социума / С.А. Вершилов // Известия Саратовского университета. Новая серия.

– 2014. – Том 14. – Серия Философия. Психология. Педагогика. – Выпуск 4. –

№ 17. – С. 61-66.

Выпуск 11. – С. 41-51.

24. Вершилов, С.А. Культура военной безопасности в зеркале процессов гло-

бализации (социально-философский анализ) / С.А. Вершилов // Вестник МГОУ.

Серия «Философские науки». – 2010. – № 1. – Выпуск в серии № 18. – С. 49-53.

25. Вершилов, С.А. Логика развития и варианты реализации культуры воен-

ной безопасности России в период становления нового мирового порядка (со-

циально-философские аспекты) / С.А. Вершилов // Аспирантский вестник По-

волжья. – 2010. – № 1-2. – С. 16-21.

26. Вершилов, С.А. Культура военной безопасности: экскурс в прошлое (со-

циально-философские аспекты) / С.А. Вершилов // Известия Саратовского уни-

верситета. Новая серия. – 2010. – Том 10. – Серия Философия. Психология Пе-

дагогика. – Выпуск 2. – С. 8-13.

27. Вершилов, С.А. «Философский камень» культуры военной безопасности

в мировой социальной материи не найден: путь «просчётов и ошибок» в реаги-

ровании на вызовы продолжается / С.А. Вершилов // Вестник МГОУ. Серия

«Философские науки». – 2009. – № 1. – Выпуск в серии № 14. – С. 29-30.

28. Вершилов, С.А. Глобализация как фактор развития культуры военной

безопасности / С.А. Вершилов // Вестник МГОУ. Серия «Философские науки».

– 2009. – № 3. – Выпуск в серии № 16. – С. 54-61.

29. Вершилов, С.А. Проблемы самодостаточности культуры военной без-

опасности России в их социально-философском анализе / С.А. Вершилов //

Вестник МГОУ. Серия «Философские науки». – 2009. – № 4. – Выпуск в серии

// Вестник ЧелГУ. Политические науки. Востоковедение. – 2011. – № 21(236). –

30. Вершилов, С.А. Понятие безопасности: социально-философский аспект» /

С.А. Вершилов // Известия Волгоградского государственного педагогического

университета. Серия «Социально-экономические науки и искусство». – 2009. –

№ 8(42). – С. 59-61.

31. Вершилов, С.А. Особенности становления и современное состояние куль-

туры военной безопасности (социально-философские аспекты) / С.А. Вершилов

// Вестник военного университета. – 2009. – № 4 (20). – С. 48-54.

32. Вершилов, С.А. Мировоззрение общества как проблема культуры воен-

ной безопасности России (социально-философские аспекты) / С.А. Вершилов //

Аспирантский вестник Поволжья. – 2009. – № 5-6. – С. 27-31.

33. Вершилов, С.А. Противоречия культуры военной безопасности: история и

современное их видение / С.А. Вершилов // Безопасность Евразии. – 2009. –

№ 2(36). – С. 146-154.

34. Вершилов, С.А. Современные подходы к процессу интеграции нацио-

нальных культур военной безопасности / С.А. Вершилов // Безопасность Евра-

зии. – 2009. – № 4(38). – С. 509-514.

35. Вершилов, С.А. Облик культуры военной безопасности: история и совре-

менность / С.А. Вершилов // Военная мысль. – 2009. – № 9. – С. 48-52.

36. Вершилов, С.А. От безопасности XX века к культуре безопасности

XXI столетия / С.А. Вершилов // Известия Саратовского университета. Новая

48

– С. 3-6.

37. Вершилов, С.А. Логический подход к исследованию культуры безопасно-

го управления / С.А. Вершилов // Безопасность Евразии. – 2007 – № 2(28). –

С. 370-385.

Публикации в других научных изданиях (журналах):

1. Вершилов, С.А. Типологическая интерпретация военной безопасности рос-

сийского государства. [Электронный ресурс] / С.А. Вершилов // Интернет жур-

нал

«Мир

науки»

2015

2.

URL:

http://mir

nauki.com/PDF/14FILSMN215.pdf (доступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус.,

англ.

2. Вершилов, С.А. Динамика развития военной безопасности российского

государства. [Электронный ресурс] / С.А. Вершилов // Интернет-журнал «Мир

науки». – 2015. – № 2. – URL: http://mir-nauki.com/PDF/05FILSMN215 .pdf (до-

ступ свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.

3. Вершилов, С.А. Сущность и значение военной безопасности в бытии госу-

дарства сквозь призму социально-философского анализа. [Электронный ресурс]

/ С.А. Вершилов // Интернет-журнал «Мир науки». – 2015. – №1. –

URL: http://mir-nauki.com/PDF/23FILSMN115 .pdf (доступ свободный). Загл. с

экрана. Яз. рус., англ.

4. Вершилов, С.А. Военная безопасность российского государства: варианты

проявления и выбор приемлемого / С.А. Вершилов // Символ науки. – 2015. –

№ 5. – С. 152-155.

Всего по теме диссертации 88 публикаций общим объёмом 165,6 п. л.

49

серия. Серия Философия. Психология. Педагогика. – 2008. – Том 8. – Выпуск 2.



Похожие работы:

«ЛАВРИШИН Владимир Иванович ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ОРКЕСТРОВОГО ИСПОЛНИТЕЛЬСТВА НА РУССКИХ НАРОДНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ 17.00.02 – Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Магнитогорск – 2015 Имханицкий Михаил Иосифович, доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ, профессор ФГБОУ ВПО Российская академия музыки им. Гнесиных Варламов Дмитрий Иванович, доктор искусствоведения, профессор,...»

«ГРИШАЕВА ОЛЬГА НИКОЛАЕВНА ДИНАМИКА ИНСТИТУТА ПРЕЗИДЕНТСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННЫХ ВЫЗОВОВ Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва – 2015 Работа выполнена на кафедре философии, культурологии и политологии АНО ВО Московский гуманитарный университет Научный руководитель: Скиперских Александр Владимирович доктор политических наук, доцент...»

«Труш Роман Викторович ФАРМАКО-ТОКСИКОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СКАЙ-ФОРСА И ЕГО ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИ КОЛИБАКТЕРИОЗЕ ЦЫПЛЯТ-БРОЙЛЕРОВ 06.02.03 – ветеринарная фармакология с токсикологией АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Троицк– 2015 2 Работа выполнена в ФГБОУ ВО Белгородский государственный аграрный университет имени В.Я. Горина на кафедре морфологии и физиологии. Научный руководитель доктор биологических наук, профессор Горшков...»





 
© 2015 www.z-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.