авторефераты диссертаций www.z-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

Данилевич Алина Игоревна

НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ

В СМЫСЛОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ КОНЦЕПТОСФЕРЫ

(на материале фразеологии русского и английского языков)

Специальность:

24.00.01 — Теория и история культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата культурологии

Санкт-Петербург

2015

Марков Александр Петрович, доктор педа-

гогических наук, доктор культурологии, про-

фессор кафедры философии и культурологии

НОУ ВПО «Санкт-Петербургский Гуманитар-

ный университет профсоюзов»

Большаков Валерий Павлович, доктор

философских наук, профессор кафедры

теории и истории культуры ФГБОУ ВПО

«Санкт-Петербургский государственный

институт культуры»

Малыгина Ирина Викторовна, доктор

философских наук, заведующая кафедрой

теории культуры, этики и эстетики ФГБОУ

ВПО «Московский государственный институт

культуры»

ФГБОУ ВПО «Российский государственный

педагогический университет имени А. И. Гер-

цена»

Научный руководитель:

Официальные оппоненты:

Ведущая организация:

Работа выполнена на кафедре философии и культурологии НОУ ВПО

«Санкт-Петербургский Гуманитарный университет профсоюзов»

Защита состоится 12 февраля 2016 года в 15.00 на заседании диссерта-

ционного совета Д.602.004.01 при НОУ ВПО «Санкт-Петербургский Гумани-

тарный университет профсоюзов» по адресу: 192238, Санкт-Петербург, ул. Фу-

чика, д. 15.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Д. А. Грани-

на Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов по адресу:

192238, Санкт-Петербург, ул. Фучика, д. 15.

Диссертация и автореферат размещены на сайте:

http://www.gup.ru/uni/science/aspirant/council/detail.php?ID=182545

Автореферат разослан _____ декабря 2015 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

Ю. И. Гурова

2

1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется, во-первых, расширени-

ем пространства и форм межкультурных коммуникаций и активным взаимо-

действием различных национальных лингвокультур, что стимулирует культу-

рологические исследования по выявлению национально-специфических черт,

значимых для конструктивного взаимодействия. Существенным условием взаимо-

развивающегося межкультурного диалога является понимание национально-куль-

турных особенностей представителя другой культуры, специфики его эмоцио-

нального склада, картины мира, жизненных ценностей и приоритетов.

Ключевой категорией, целостно фиксирующей всю совокупность нацио-

нально-культурных особенностей, является ментальность — интегрированная

характеристика субъекта культуры, фиксирующая характерный для культурно-

го сообщества тип мышления и психический склад, специфическую картину

мира и образы национального «я». Ментальные матрицы выступают фундамен-

том культурной системы — «психофизическим» носителем культуры (А. А. Пе-

липенко), определяя ее ценностные доминанты и «смысловые сценарии», сте-

реотипы восприятия мира, мышления и поведения. Ментальное своеобразие

обнаруживается в языковой картине мира и структуре самосознания культурно-

го сообщества, в типичных поведенческих стратегиях и формах коммуникации.

Ментальность — важнейший идентификационный ресурс нации, разрушение

которого ведет к расколу социума и экзистенциальному вакууму, сопровожда-

ется аномией — утратой способности культуры выполнять ценностно-нор-

мативные функции. В культурно-антропологическом измерении деформация

ментального базиса становится причиной глобального кризиса идентичности,

который, в свою очередь, сопровождается расширением социальной базы де-

виаций, патологий и трансгрессий. В этом контексте особую значимость при-

обретает проблема понимания и учета специфики национально-культурной

ментальности. Культурные процессы последних двух десятилетий показывают,

что деформация основ национально-культурной ментальности влечет за собой

усиление кризисно-катастрофических явлений в обществе, а в крайних случа-

ях ведет к сбою всей цивилизационной программы (Р. М. Рупова). Понимание

ментальных особенностей может стать условием выхода из духовного кризи-

са общества, основанием для корректировки моделей экономических и поли-

тических преобразований.

Во-вторых, актуальность данного исследования определяется интенсивным

развитием в системе гуманитарного знания лингвокультурологических иссле-

дований концептосферы национального языка как символической и смысловой

основы национальной культуры, «дома бытия» духа народа (О. А. Корнилов).

Языковая концептуализация ментальных оснований культуры осуществляется

с помощью лингвоконцептов — оязыковленных ментальных «единиц созна-

ния», смысловых «ячеек культуры», которые участвуют в формировании цен-

ностной «картины мира», символической маркировке «своих» и «чужих», фор-

мировании стандартов коммуникации внутри «своего» и «чужого» культурного

пространства. В этой связи особую актуальность представляет сравнительный

3

анализ смыслового наполнения базовых концептов в различных культурно-язы-

ковых средах, фиксирующих сущность и специфику национальной менталь-

ности.

Таким образом, актуальность исследования феномена ментальности в рам-

ках лингвокультурологической методологии определяется: во-первых, отсут-

ствием в системе гуманитарного знания исследований национальной менталь-

ности как целостного феномена, представленного в образно-символических

структурах национальной фразеологии, — в многочисленных исследованиях

концептосферы ментальности, выполненных в рамках лингвокультурологиче-

ской методологии, рассматриваются лишь отдельные концепты, фиксирующие

элементы ментального своеобразия вне связи с целым; во-вторых, гносеоло-

гическими и культуротворческими энергиями национально-культурной мен-

тальности, выполняющей важнейшие функции в культурогенезе и динамике

культуры.

Цель исследования — охарактеризовать сущность и определить специфи-

ку национально-культурной ментальности на основе анализа смыслового и об-

разно-символического содержания ее базовых концептов (на материале фразео-

логии русского и английского языков).

Для достижения этой цели в диссертации поставлены и решены следующие

задачи:

1. Обосновать ментальность как антропологическое выражение националь-

ной культуры в единстве ее ценностно-нормативных оснований и поведенче-

ских стратегий.

2. Определить специфику и возможности лингвокультурологической мето-

дологии исследования национально-культурной ментальности.

3. Охарактеризовать онтологический статус и гносеологические возможно-

сти концептосферы ментальности.

4. Обосновать концепт как «банк» культурных тезаурусов, определяющих

ценностные ориентации и поведенческие сценарии субъекта культуры.

5. Отразить специфику национально-культурной ментальности в смысловом

пространстве фразеологизмов.

6. Осуществить анализ базовых концептов, определяющих смысловое ядро

и специфику национальной ментальности (на материале фразеологии русско-

го и английского языков).

7. Выявить общее и специфическое в поведенческих проявлениях нацио-

нальной ментальности в русской и английской культурах.

Объект исследования — национально-культурная ментальность в языко-

вом пространстве.

Предмет исследования — концептосфера ментальности во фразеологиче-

ском фонде русского и английского языков.

Степень разработанности проблемы

Категория ментальности (или «менталитета») была введена в научный

обиход во франкоязычной школе «Анналов» (М. Блок, Ж. Дюби, Ж. Лефевр,

Л. Февр). Общетеоретические аспекты изучения стереотипов и черт националь-

4

ного характера, составляющих основу ментальности, представлены в трудах

философов и психологов: Э. Дюркгейма, М. Хайдеггера, К. Юнга, З. Фрейда,

Э. Фромма, Л. Февра, а также в работах, анализирующих мифологическую со-

ставляющую культуры (А. А. Потебня, А. Ф. Лосев, В. Н. Топоров). Методоло-

гия изучения ментальных матриц была положена в основу антропологических

исследований «примитивных» культур (Л. Леви-Брюль). Исследование менталь-

ности в контексте этнического своеобразия и национально-культурной специ-

фики предпринято в фундаментальных работах зарубежных культурологов и ан-

тропологов: К. Леви-Стросса, Ж. Дюби, Ф. Грауса, А. Дюпрона, Р. Рейнхардта,

Г. Телленбаха, а также в трудах отечественных гуманитариев: А. Я. Гуревича,

И. Г. Дубова, В. П. Большакова, С. В. Вальцева, Г. Д. Гачева, Т. С. Корнеевой,

Л. Н. Пушкарева, Е. Я. Таршис, Н. С. Южалиной.

В отечественной гуманитарной мысли феномен ментальности полу-

чил различные интерпретации в контексте исследования: отечественных

духовных традиций и картин мира (В. П. Большаков); специфики русской

идеи (О. М. Здравомыслова); ценностно-мотивационной структуры лично-

сти в русской культуре (Н. М. Лебедева); «этнического фундамента России»

(Л. О. Рыбаковский); трудностей и перспектив экономических реформ Рос-

сии (И. В. Грошев); отношений между Россией и Западом (В. Ф. Шаповалов,

Г. Г. Дилигенский, С. Н. Бурин). Системно-структурный анализ ментально-

сти использован в работах П. В. Алексеева, А. В. Панина, В. Н. Сагатовского,

А. И. Субетто, Е. В. Ушаковой. В философско-культурологическом контексте

исследованы: механизмы формирования социальной идентичности (Н. Л. Ива-

нова) и этнических стереотипов (Т. Г. Стефаненко); динамика ментальности,

обусловленная внутрикультурным конфликтом и детерминирующая измене-

ние картины мира и смещение акцентов в структуре ценностных ориентаций

(С. В. Лурье); закономерности и условия деформации ментальных матриц в ус-

ловиях «культурной аномии», их перехода в «дезинтегрированное» состояние,

которому сопутствует трансформация модальных ценностей и стереотипов по-

ведения (З. В. Сикевич). В ряде работ представлена характеристика факторов

модификации ментальности, включая внешние воздействия (природно-клима-

тическая специфика, особенности ландшафта, природные катаклизмы, харак-

тер внешних угроз, сформировавшиеся психологические стереотипы и модели

общения), а также влияние «внутренних» сил и условий (этнических особен-

ностей, национальных традиций, религии, искусства).

Значительный пласт исследований связан с трактовкой языка как формы

бытия культуры, способа сохранения национальных особенностей и средства

презентации культурно-этнических доминант, детерминирующих менталь-

ные матрицы, национальные стереотипы и мировоззренческие модели (рабо-

ты Л. Вайсгербера, В. фон Гумбольдта, Э. Сепира, исследования отечественных

лингвистов А. Н. Афанасьева, Ф. И. Буслаева, А. А. Потебни). В развитие линг-

вокультурологической методологии внесли свой вклад: а) работы по общей куль-

турологии (Н. Г. Багдасарьян, О. В. Жукова, С. Н. Иконникова, И. В. Малыгина,

А. Я. Флиер) и семиотике (Ю. М. Лотман, Н. Б. Мечковская, Ю. С. Степанов);

б) труды по философии и культурологии языка (С. С. Аверинцев, М. М. Бахтин,

5

С. Н. Булгаков, В. В. Бибихин, Е. М. Верещагин, М. Л. Гаспаров, М. Н. Гро-

мов, А. Ф. Замалеев, В. В. Колесов, А. Ф. Лосев, Д. С. Лихачев, А. А. Потебня,

П. А. Флоренский); в) «филологической герменевтике» (Г. И. Богин, Г. П. Гай-

денко, Ю. Б. Борев, А. В. Лашкевич); г) исследования, осуществленные на сты-

ке лингвокультурологии, концептологии, лингвоперсонологии и теории дискур-

са (С. А. Аскольдов, В. И. Карасик, Ю. С. Степанов, И. А. Стернин). Изучению

концептов культуры в их ментально-антропологическом измерении посвящены

монографические работы Н. Э. Агарковой, Н. Ф. Алефиренко, С. Г. Воркачева,

В. И. Карасика, В. В. Колесова, В. В. Красных, Н. Н. Панченко, Ю. С. Степано-

ва. В рамках антропологической парадигмы охарактеризованы этноспецифиче-

ские принципы организации языковой картины мира и показана роль фразеоло-

гических единиц (Ю. Д. Апресян, А. Вежбицкая, О. А. Корнилов, С. М. Толстая).

На основе лингвокультурологической методологии в исследованиях послед-

них лет дана характеристика ключевых для понимания специфики националь-

ной культуры концептов: «правда–истина» (Ю. С. Степанов, Т. В. Булыгина,

А. Д. Шмелев, Н. Д. Арутюнова, В. Г. Гак, А. В. Пузырев), «человек» (И. С. Ку-

ликов, Д. В. Салмин), «любовь» (Л. Н. Чурилин). На материале русского и ан-

глийского языков выявлена специфика концептов «богатство» и «бедность»

(В. В. Куцый), охарактеризованы функционально-семантическое поле и ассо-

циативно-сленговая символика концепта «деньги» (Е. А. Редкозубова), смысло-

вые нагрузки концептов «еда» (О. Г. Савельева), «обман» (Н. Н. Панченко) и т. д.

Анализ литературы философско-культурологической и лингвистической на-

правленности свидетельствует о фундаментальной проработке проблем, свя-

занных с изучением языковых картин мира как мировоззренческих оснований

национальных культур, характеристикой содержания и специфики отдельных

черт ментальности. Накоплен значительный материал по сравнительному ана-

лизу смысловых полей, ключевых для понимания специфики культуры концеп-

тов. В то же время отсутствуют лингвокультурологические исследования нацио-

нально-культурной ментальности как целостного феномена, представленного

в образно-символической системе национальной фразеологии. В настоящей ра-

боте данный аспект рассматривается в компаративистской парадигме, на осно-

ве которой осуществляется сравнительный анализ общего и специфического

в национальных ментальностях русской и британской культур. Кроме того, реше-

ние поставленных в работе задач потребовало вторичной интерпретации в рам-

ках лингвокультурологической методологии результатов многочисленных линг-

вистических и лингвокультурологических исследований отдельных черт русской

и английской ментальностей на основе анализа национальных фразеологий.

Гипотеза исследования представляет собой совокупность следующих пред-

положений:

1. Смысловые и образно-символические доминанты национальной фразео-

логии детерминируются ментальными особенностями языковых сообществ,

которые, в свою очередь, обеспечивают устойчивость ментальных матриц в ее

пространственно-временных координатах.

2. Лежащие в основе ментальности аксиологические матрицы и поведен-

ческие программы в концентрированном виде представлены в национальной

6

фразеологии, базовые концепты которой характеризуются выраженностью оце-

ночных функций, многообразием коннотативных смыслов, доминированием об-

разности и метафоричности.

3. Изучение образно-символической, смысловой и ассоциативной состав-

ляющих базовых ментальных концептов позволит определить аксиологические

доминанты культуры, выражающие ее духовное ядро, охарактеризовать типич-

ные для культурного сообщества «ментальные сценарии» жизненных стратегий.

Теоретико-методологическая основа исследования концептосферы

национально-культурной ментальности: а) опирается на понимание куль-

туры как саморазвивающейся системы надприродной активности человека,

«психофизическим» носителем которой выступает ментальная сфера челове-

ческого индивидуума, а структурной единицей — производимый ею смысл

(А. А. Пелипенко); теорию языка как «эргона» и «энергейи» (В. фон Гум-

больдт, Л. Вайсгербер, Э. Сепир и Б. Уорф); трактовку культуротворческих

функций национальной концептосферы (Д. С. Лихачев, Ю. С. Степанов); кон-

цепцию «языкового мировидения» и языковую картину мира, значимым эле-

ментом которой является фразеология (Н. Ф. Алефиренко, Ю. Д. Апресян,

Ю. Н. Караулов, О. А. Корнилов); б) выстраивается на базе мировоззренческих

универсалий культуры, аккумулирующих исторически накопленный социаль-

ный опыт, с помощью которого человек оценивает, осмысливает и переживает

мир, фиксирующих и определяющих наиболее общие представления субъекта

об основных компонентах и сторонах человеческой жизни: о месте человека

в мире, социальных отношениях, духовной жизни и ценностях (В. С. Степин);

в) учитывает результаты лингвокультурологических исследований роли язы-

ка в формировании национальной картины мира, идеи и принципы структур-

ной и когнитивной лингвистики; г) включает принципы единства ментально-

го и лингвокультурного пространства как базовых репрезентантов культуры

(Д. Б. Гудков, В. И. Карасик, В. В. Красных). Концептосфера ментальности

рассматривается в качестве когнитивной схемы — универсальной единицы

анализа, обеспечивающей интерпретацию, категоризацию и понимание явле-

ний и объектов реальности. Характеристика смысловых полей концептосфе-

ры национальной ментальности, репрезентированных на фразеологическом

уровне, осуществлялась с опорой на механизмы взаимосвязи когнитивных

и языковых структур и закономерности влияния языковой картины мира на

культурную динамику (Ю. Д. Апресян, В. И. Карасик, И. А. Стернин); тео-

рию семантических универсалий (А. Вежбицкая); трактовку фраземы как на-

ционально-специфического лингвокультурного символа, способного накапли-

вать, структурировать и хранить в языковой памяти значимую культурную

информацию о культурном этосе и ментальных матрицах (В. Л. Архангель-

ский, В. А. Маслова, В. Н. Телия). Основу лингвокультурологической мето-

дологии составили выполненные на стыке философии, культурологии, линг-

вистики, психологии исследовательские парадигмы интерпретации языковых

концептов, утверждающие онтологическую методологию понимания текста

культуры как событийного континуума, а также семиологические трактовки

текста как пространства кодов (В. И. Карасик, Ю. Н. Караулов, В. В. Колесов,

7

Д. С. Лихачев, Ю. С. Степанов, В. Н. Топоров). Трактовка ключевых для дис-

сертации категорий «концептосфера» и «концепт» производилась с учетом ре-

зультатов исследования данных феноменов, выполненных Д. С. Лихачевым,

Ю. С. Степановым, В. В. Колесовым. Анализ концептосферы ментальности

на материале национальной фразеологии включал: а) обоснование ключевых

концептов, составляющих смысловые и поведенческие кирпичи ментальных

матриц; б) содержательное наполнение на материале национальной фразео-

логии полученной «концептуальной схемы» смысловыми и поведенческими

реалиями. Концепты отечественной ментальности выступают точкой отсче-

та, относительно которой смысловые параметры концептов английского язы-

ка рассматриваются как совпадающие или специфические.

Организация и методика исследования. Работа над диссертацией осущест-

влялась в период с 2012 по 2015 год. На первом этапе (2012–2013 гг.) были обо-

снованы концепция и программа исследования, определены его цели, задачи,

понятийный аппарат, методологические основания, сформулированы гипотезы,

проведен анализ степени изученности проблемы. Основная идея исследования

состояла в анализе национальных фразеологизмов, обеспечивающих макси-

мально полную языковую объективацию базовых характеристик ментальности,

в характеристике ключевых языковых средств и способов объективации нацио-

нально-культурной ментальности. На втором этапе (2013–2014 гг.) проходили

сбор и анализ теоретического и эмпирического материала, формулировка пред-

варительных выводов, а также их апробация в серии публикаций посредством

участия в научно-практических конференциях. Предварительно были опреде-

лены основные классификационные признаки базовых категорий, составля-

ющих концептосферу ментальности: ментальная черта — ключевые концеп-

ты — смысловые поля (или лексемы-репрезентанты концепта); разработана

категориальная матрица ментальности, в состав которой были включены пять

макроконцептов, относящихся к группе культурных универсалий и фиксиру-

ющих ядро национальной ментальности: справедливость, свобода, счастье,

любовь, дружба. При их отборе был использован частотный принцип — вклю-

чались категории, чаще всего используемые в философско-культурологической

характеристике национальной ментальности. Анализ ментальности в языковом

пространстве фразеологии осуществлялся путем отбора и анализа базовых кон-

цептов, имеющих статус культурных универсалий и фиксирующих смысловые

и поведенческие характеристики национальной ментальности. Лингвокульту-

рологическая характеристика концептосферы ментальности выстраивалась на

основе модели структуры концепта, включающей центральную ядерную зону,

периферию, а также символический и метафорический ряды. По результатам

анализа концептосферы ментальности были сформулированы базовые оппо-

зиции, фиксирующие общие поля и специфику русской и английской менталь-

ностей. На третьем этапе (2015 г.) были подведены основные итоги диссер-

тационного исследования, сформулированы выводы и выносимые на защиту

положения.

Междисциплинарный характер исследования обусловил применение различ-

ных методов исследования. Автором использовались: системный, сравнительно-

8

типологический анализ; описательный метод, позволяющий сопоставить

ментальные матрицы и выявить общее и специфичное; метод компонентно-

го анализа образно-символического состава концептосферы ментальности

на материале фразеологии, позволяющий эксплицировать лексическое значе-

ние базовых концептов в виде набора минимальных семантических признаков

(дифференциальных сем); метод структурно-семантического моделирования,

анализирующий историко-этимологические корни фразем и осуществляющий

интерпретацию их актуальной семантики, генетически связанной с ментальны-

ми концептами; метод контекстуального анализа, который используется в про-

цессе изучения дискурсивной реализации фразеологической семантики в усло-

виях того или иного контекста; наблюдение над прототипическими речевыми

и поведенческими реакциями участников межкультурной коммуникации —

носителей русского и английского языкового сознания. Информационной ос-

новой исследования паремиологического представления концептов в англий-

ском и русском языках послужили: словари пословиц и поговорок В. И. Даля,

В. П. Жукова, В. И. Зимина, Большой англо-русский фразеологический словарь

А. В. Кунина, Оксфордский словарь английских пословиц, словарь Р. Фергюс-

сон и др.; интернет-ресурсы, среди которых основным является «Националь-

ный корпус русского языка». Материалом исследования послужила авторская

картотека, составленная методом сплошной выборки ментальных концептов

из 24 фразеографических источников и насчитывающая около 3500 фразем рус-

ского и английского языков.

На защиту выносятся:

1. Трактовка ментальности в лингвокультурологическом контексте

как интегрированной характеристики субъекта культуры, определяющей:

а) экзистенциальные матрицы культурной системы, которые находят свое вы-

ражение в смысловых полях базовых концептов, соответствующих культурным

универсалиям; б) критерии и основания национально-культурной идентично-

сти; в) модели самоопределения общности «мы» и характер образов «они»;

г) специфические для субъекта культуры поведенческие сценарии и жизнен-

ные стратегии.

2. Характеристика национальной фразеологии как лингвокультурного

феномена, отражающего и формирующего ментальные матрицы культу-

ры. Ментальность осуществляет свою языковую объективацию во фразеоло-

гическом поле культуры, следовательно, характеристика содержания и специ-

фики ментальных матриц предполагает изучение национальной фразеологии,

которая отражает структуру и иерархию ценностных доминант националь-

ной культуры и фиксирует своеобразие аксиологических доминант и поведен-

ческих стратегий ментальности. Ассоциативно-образные и смысловые поля

фразеологизмов выступают ключевым источником формирования националь-

ного характера, ценностно-ориентационным «банком» гуманитарной культу-

ры. Фразеология не только отражает культурную специфику, но и воспроизво-

дит ментальное своеобразие субъекта культуры, фиксируя вектор активности

«от текста — к действительности». Образно-символическая составляющая

фразеологии, объективируясь в ментальных проявлениях субъекта культуры,

9

обеспечивает воспроизводимость и устойчивость ментальных матриц, поэтому

анализ фразеологического материала позволяет выявить национально-культур-

ную специфику ментальных концептов, концентрирующих результаты культур-

ного опыта народа и типичные для культуры смыслы, формирующих картину

мира носителей языка.

3. Трактовка концепта как языковой проекции мировоззренческих уни-

версалий культуры и «банка» ментальных тезаурусов, фиксирующего и хра-

нящего специфические для культурного сообщества ценностные ориентации,

модели восприятия мира, «поведенческие сценарии» и жизненные стратегии.

4. Обоснование концептосферы ментальности и сравнительная харак-

теристика смыслового наполнения составляющих ее концептов в русской

и английской фразеологии. Концептосферу ментальности составляют относя-

щиеся к группе «культурных универсалий» базовые макроконцепты: свобода,

справедливость, счастье, любовь, дружба, которые концентрируют результаты

культурного опыта народа и формируют специфическую картину мира носите-

лей языка, фиксируют этос национальной культуры, типичные модели смысла

и жизненные стратегии ее субъекта.

5. Обоснование оппозиции «мы–они» как ключевого поведенческого сце-

нария национальной ментальности, фиксирующего идентификационные об-

разы национального «я» русских и англичан; смысловую и эмоционально-сим-

волическую нагрузку образов (соответствующих концептов) «свои»–«чужие».

Для русской ментальности характерны: а) выраженная антиномичность (двой-

ственность, противоречивость, бинарность, амбивалентность, эмоциональная

неустойчивость) как в самоидентификации, так и в восприятии «другого»; б) до-

минирующая роль образа «чужого», выполняющего компенсаторные функции,

обусловленные слабостью внутренних ресурсов консолидации общности «мы».

В структуре английской ментальности более выраженной является самодоста-

точность внутренних критериев солидарности и в значительно меньшей степени

представлена негативная символика образа «другого» — противоположностью

«своему» здесь выступает «странность» (в географическом, культурном, ду-

ховном смысле).

6. Классификация ментальных поведенческих стратегий русских и ан-

гличан и характеристика их языковых презентаций: 1) синкретизм, целост-

ность мировосприятия русских — и рационализм, материализм, прагматизм,

утилитаризм англичан; 2) катастрофизм, эсхатологизм отечественного нацио-

нального самосознания — и английский оптимизм; 3) социальность, собор-

ность бытия, общинный характер форм жизненного устройства русских —

и автономность, независимость, индивидуализм как атрибуты английской

ментальности; 4) «русский максимализм» (в восприятии и оценке событий

и других людей) — и английская умеренность и сдержанность в суждениях

и мнениях, политкорректность и толерантность; 5) мировоззренческая и пси-

хологическая противоречивость россиян (биполярность, инверсия, дихотомия,

антиномичность, разорванность, устремленность к противоположным полю-

сам) — и английская холодность и тотальный самоконтроль; 6) этатирован-

ность русского сознания, его патернализм — и либерализм, рационализм в от-

10

ношении к власти у англичан; 7) резонансность ментальных структур в русской

культуре, обеспечивающая совесть, сочувствие, сострадание, — и дистанци-

рованность носителей англосаксонского менталитета. Общее ментальное про-

странство русских и англичан обеспечивают консерватизм и имперская доми-

нанта самосознания (мессианизм), лежащие в основе поведенческих стратегий.

Научная новизна исследования: 1) реализован комплексный междисци-

плинарный подход к изучению национально-культурной ментальности путем

анализа базовых концептов с последующим выявлением ее аксиологических

и поведенческих модусов, объединяющий различные методы в рамках линг-

вокультурологической методологии; 2) разработана лингвокультурологическая

концепция национально-культурной ментальности как системы когнитивных

признаков и источника формирования банка фразеологических смыслов, ре-

презентированных на фразеологическом уровне; 3) выявлена специфика и воз-

можности культурологической методологии анализа концептосферы менталь-

ности в структуре национальной фразеологии, позволяющей охарактеризовать

онтологический статус концептов, а также их экзистенциально-аксиологиче-

ские и коммуникативно-поведенческие презентации, составляющие «сценар-

ный план» концепта; 4) обоснованы базовые концепты ментальных матриц как

организующие элементы сознания и поведения субъекта культуры, отражаю-

щие и определяющие специфику национально-культурного этоса, особенности

мировосприятия и мировоззрения субъекта национальной культуры, а также

его поведенческие стереотипы и сценарии; 5) путем анализа в составе нацио-

нальной фразеологии ключевых концептов, отражающих ядро ментальных ма-

триц, выявлены смысловые поля, стоящие за когнитивными слоями наименова-

ний концептов в языковой картине мира; 6) обоснован онтологический статус

концептосферы национально-культурной ментальности, ее способность опре-

делять ценностные ориентации и поведенческие сценарии субъекта культуры;

7) раскрыты механизмы взаимовлияния поведенческих сценариев ментально-

сти и фразеологических концептов, обеспечивающие устойчивость черт нацио-

нального характера и повторяемость образно-символической составляющей

национальной фразеологии.

Теоретическая значимость работы: 1) охарактеризованы возможности

лингвокультурологической методологии анализа ментальности как внеязыково-

го источника формирования репертуара фразеологических смыслов и образно-

символической составляющей национальной фразеологии; 2) обоснован антро-

поцентрированный характер лингвокультурологии, проблемно-тематическое

поле которой формируется в смысловом пространстве «культура–язык–лич-

ность»; 3) определены смысловые поля и особенности антропоцентрической

фразеологии русской и английской речи, сходства и различия антропоцентри-

ческой организации фразеологизмов русского и английского языков; 4) выяв-

лены образно-символические средства концептуализации ментальных харак-

теристик в языковом пространстве фразеологии, связанные с метонимическим

и метафорическим переносами смыслов; 5) обоснована ядерная зона кон-

цептосферы национальной ментальности, включающая языковые единицы,

отражающие специфику мировидения и оценку окружающей действительно-

11

сти; 6) охарактеризованы экзистенциально-аксиологический и коммуникатив-

но-поведенческий уровни содержания концептов, составляющих ядро менталь-

ности и фиксирующих ее национально-культурное своеобразие; 7) на основе

лингвокультурологической методологии осуществлен вторичный анализ резуль-

татов многочисленных исследований концептов русской и английской культур,

смысловые поля которых интерпретируются в качестве языковой основы нацио-

нальных ментальностей; 8) на базе компаративистской парадигмы осуществлен

лингвокультурологический анализ ключевых макроконцептов в структуре рус-

ской и английской фразеологии, дана характеристика концептосферы универ-

сальных и уникальных образов антропоцентрических фразеологизмов русского

и английского языков; 9) анализ ключевых концептов в структуре национальной

фразеологии позволил выявить поведенческие презентации языковых экспли-

каций, обнаруживающие себя в структуре семи базовых оппозиций; 10) по ре-

зультатам сравнительного анализа паремиологического фонда русского и ан-

глийского языков, с одной стороны, выявлены дихотомические характеристики

русской и английской ментальности, блокирующие процесс взаимопонимания

и диалога, с другой стороны, определены общие поля смыслов ключевых кон-

цептов, входящих в ядро национальной ментальности, расширяющие простран-

ство диалога русской и британской культур.

Практическая значимость результатов исследования. Анализ частот-

но номинируемых фразеологическим фондом языка смысловых пластов фра-

зеологизмов позволил охарактеризовать ценностные доминанты, составляю-

щие основу культуры народа, а также раскрыть духовно-нравственную основу

национальных ментальных матриц. На основе лингвокультурологической ме-

тодологии выявлена специфика смыслового наполнения концептов, лежащих

в основе ментальных матриц. Проанализирован значительный массив фразео-

логического материала, отражающего общие и специфические черты русской

и английской ментальности. Предложена трактовка национальных концепто-

сфер, и осуществлена характеристика специфического и общего в ментальных

матрицах русской и британской культур, которая может стать основанием для

выстраивания конструктивного межкультурного диалога. Результаты диссерта-

ционного исследования вносят вклад в сравнительное изучение национальных

ментальностей, позволяют наметить перспективные направления лингвокульту-

рологических исследований, направленных на изучение эксплицируемых в язы-

ковой картине особенностей национальной ментальности. Сопоставительные

исследования фразеологизмов разных языков на основе обобщения многочис-

ленных исследований русской и английской языковых картин мира помогают

расширить представление об исторически сложившихся и укоренившихся об-

разах поведения носителей английского и русского менталитетов, способствуя

тем самым межкультурному пониманию и диалогу. Результаты диссертации

могут использоваться: а) в расширении проблемно-тематического поля вузов-

ских курсов по культурологии, лингвистике, теории межкультурной коммуника-

ции, лингвокультурной концептологии; б) разработке спецкурсов по проблемам

межкультурной коммуникации, фразеологии и лингвокультурологии; выявлен-

ная специфика ментальных концептов в русской и британской фразеологии мо-

12

жет быть использована в качестве иллюстративного материала в спецсеминарах

по проблемам связи языка и культуры; в) формировании лингвокультурологи-

ческой компетенции специалистов, работающих в сфере политической и меж-

культурной коммуникации; г) совершенствовании методологического аппарата

кросс-культурных исследований.

Апробация результатов исследования осуществлялась по следующим на-

правлениям: а) выступления на научных конференциях: Социальная психо-

логия сегодня: наука и практика: VIII Межвузов. науч.-практ. конф. — СПб.,

2013; Реклама и PR в России: современное состояние и перспективы развития:

XII Всерос. науч.-практ. конф. — СПб., 2015; Современные проблемы социаль-

ной психологии и социальной работы: X Межвуз. науч.-практ. конф. — СПб.,

2015; Электронные средства массовой информации: вчера, сегодня, завтра:

IX Всерос. науч.-практ. конф. — СПб., 2015; б) опубликование теоретических

положений и выводов исследования (всего опубликовано 8 работ); 4 статьи

опубликованы в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК Министер-

ства образования и науки РФ для публикации основных научных результатов

диссертаций; в) основные положения диссертации докладывались и обсужда-

лись на заседаниях кафедры философии и культурологии СПбГУП.

Структура диссертации: введение, две главы, включающие 7 параграфов,

заключение, список литературы.

2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы, указываются

цель и поставленные задачи, объект и предмет, научная новизна, методы иссле-

дования, определяется теоретическая и практическая значимость диссертаци-

онной работы, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Ментальность в языковом пространстве националь-

ной культуры» дается анализ феномена ментальности как антропологической

проекции национально-культурной специфики, исследуется концепт как текст

национальной культуры и смысловая единица ментальности, представлено

обоснование фразеологии как смысловой и образно-символической среды на-

ционально-культурной ментальности.

В параграфе 1.1 «Ментальность как антропологическая проекция нацио-

нально-культурной специфики» представлен анализ множества подходов к пони-

манию сущности и структуры ментальности, многообразие которых определяет-

ся сложностью и многоаспектностью данного феномена, а также важнейшими

функциями, которые ментальные матрицы выполняют в генезисе и динамике

культуры. В русле исторической антропологии, а также в парадигмах философ-

ско-культурологических и лингвистических исследований ментальность пони-

мается как совокупность «коллективных» или «социальных представлений»

(Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль); исторически устойчивый и передающийся из по-

коления в поколение чувственно-мыслительный способ восприятия действи-

тельности (М. Блок, Л. Февр); «общественный разум» (Я. В. Рейзема) и «преду-

становленная гармония» (Г. В. Лейбниц); «фонд знаний» (А. Шюц); «духовный

мир» (Д. Бом); «национальный характер» (Н. А. Бердяев, И. А. Ильин); «главная

13

ценность культуры», ее доминирующая черта, которая проявляется во всех сфе-

рах человеческой деятельности (П. Сорокин); «народный дух» (В. Вундт); «ду-

шевный строй» (Г. Лебон); «социальный характер» (Э. Фромм); «образ» или

«картина мира» (А. Я. Гуревич); «семантическое поле культуры» (В. В. Нали-

мов); «национальный Космо–Психо–Логос» (Г. Д. Гачев). В лингвокультурном

контексте под ментальностью понимается «совокупность типичных проявлений

в категориях родного языка своеобразного восприятия внешнего и внутренне-

го мира, специфическое проявление национального характера, интеллекта, ду-

ховных и волевых качеств того или иного культурно-языкового сообщества»

(М. К. Голованивская); «генная память народа» (В. В. Колесов).

В настоящем исследовании автор опирается на понимание ментальности

как интегрированной характеристики субъекта культуры, определяющей: со-

ответствующие культурным универсалиям экзистенциальные матрицы куль-

турной системы; критерии и основания национально-культурной идентичности

(включая образы «я», модели самоопределения общности «мы» и характер об-

разов «они»); специфические для субъекта культуры поведенческие сценарии

и жизненные стратегии. Ментальность проявляется в концептосфере языка, вы-

ступающей «информационным зеркалом» и «банком» ментальных состояний.

Связь ментальности и языка двухсторонняя. С одной стороны, языковые кар-

тины мира являются производными от национальных менталитетов (О. А. Кор-

нилов). С другой стороны, образно-символический и информационно-понятий-

ный потенциал национальной концептосферы оказывает существенное влияние

на формирование ментальных матриц и обеспечение их устойчивости в про-

странстве–времени. Онтологический статус концептов как элементов комму-

никации и феноменов сознания состоит в их способности активно участво-

вать в процессе порождения новых значений, связей и смысловых ассоциаций.

Особую функцию выполняет фразеологический банк языка, который отражает,

выражает и формирует «культурный хронотоп», способствует развитию само-

сознания и идентичности общества как коллективного субъекта культуры.

Национально-культурная ментальность строится на базе мировоззренче-

ских универсалий культуры, которые аккумулируют социальный опыт и фик-

сируют наиболее общие представления субъекта культуры о человеке и мире.

В структуре мировоззренческих универсалий особую роль играет группа ка-

тегорий, фиксирующих «исторически накапливаемый опыт включения инди-

вида в систему социальных отношений и коммуникаций» и характеризующих

ядро человеческой экзистенции: свобода, справедливость, истина, судьба, сча-

стье, любовь, вера, надежда, добро, зло (В. С. Степин). Соответствующие ми-

ровоззренческим универсалиям культуры базовые концепты структурируются

в сложную и многомерную систему, лежащую в основе концептосферы нацио-

нально-культурной ментальности.

В параграфе 1.2 «Феномен национально-культурной ментальности в кон-

тексте лингвокультурологического знания» дана характеристика лингвокульту-

рологической методологии, которая в последние годы стала значимым направ-

лением развития гуманитарного знания и для которой характерно внимание

к языковому, знаковому «телу» концепта (С. Г. Воркачев). Предметом лингво-

14

культурологических исследований выступает национальная языковая карти-

на мира, которая является носителем информации о национальной специфике

мировосприятия, характере национальной образности и национальном мен-

талитете (С. Г. Воркачев). Национальный язык рассматривается как «фактор

преемственности» национальных матриц культуры, средство формирования

и отражения национального характера и менталитета. Он выполняет функцию

«когнитивно-этнической вакцины», с помощью которой «прививаются» сфор-

мированные культурой и временем специфические черты национального ха-

рактера. Концептосфера языка представляет собой «банк смыслов» культуры,

концентрируя все богатство ее смысловых значений, и чем богаче культура на-

ции, тем богаче концептосфера народа (Д. С. Лихачев). Языковое кодирование

мира находится в прямой зависимости от менталитета народа, говорящего на

данном языке (М. Л. Лаптева). Образно-смысловое поле национальной лексики

удерживает культурно-этнические доминанты, детерминирующие националь-

ные особенности поведения, способы и формулы мироощущения и мирооцен-

ки (О. А. Корнилов). Центральной категорией лингвокультурологии, исследу-

ющей способы языкового выражения национально-культурной ментальности,

является лингвокультурный концепт — комплексная ментальная вербализован-

ная единица, включенная в контекст культуры и выступающая в качестве моде-

ли восприятия человека и мира. Лингвокультурологический подход акцентиру-

ет внимание на онтологическом статусе имени концепта, выделяет в структуре

концепта его понятийный, образный и ценностный компоненты. Особенностями

лингвокультурологической методологии являются: а) понимание культуротвор-

ческих возможностей концептосферы, приоритет смысла по отношению к зна-

чению (в силу его интенционального характера и культурной обусловленности);

б) выраженная антропоцентрическая ориентация исследовательского метода,

отражающая общую парадигмальную переориентацию гуманитарного знания;

в) специфическое проблемное поле, возникающее в пространстве взаимодей-

ствия языка и культуры. Ментальность народа, его мышление, мировоззрение

и поведение лингвистически детерминированы, они в значительной степени

определяются характером языкового восприятия и познания мира. Лингвокуль-

турология не только исследует языковое пространство культуры, но и рекон-

струирует когнитивную картину мира, составляющую концептосферу народа.

Теоретическими источниками становления лингвокультурологической мето-

дологии являются основы лингвистики текста и теории дискурса, когнитивная

семантика, разрабатывающая принципы единства содержания слова и когнитив-

ных структур, актуализирующих различные ракурсы своего содержания с помо-

щью «фрейма», «гештальта», «понятия». Анализ фундаментальных концептов

и их репрезентаций в языках осуществлялся в трудах А. А. Джиоевой, Е. В. Ива-

новой, Т. В. Лариной, Ю. С. Степанова, В. Н. Телии. Значительный вклад в по-

нимание лингвокультурных аспектов ментальности внесли исследования на-

циональных языковых картин мира и концептосферы культуры А. Вежбицкой,

Д. С. Лихачева, С. Г. Воркачева, В. И. Карасика, Е. С. Кубряковой, Н. А. Красав-

ского, Ю. С. Степанова. Результаты лингвокультурологического анализа взаи-

мозависимостей между национальным языком и ментальными особенностями

15

становятся основанием для культурно-философских обобщений, фиксиру-

ющих базовые основания национальной культуры. В последние годы в русле

лингвокультурологии исследованы прецедентные феномены в коммуникации

(Ю. Н. Караулов, В. В. Красных), изучены сущностные характеристики и специ-

фика семантики фразеологических единиц, их роль в формировании внутрен-

ней формы концептов (Н. Ф. Алефиренко, А. Н. Баранов, Д. О. Добровольский,

В. Н. Телия). Лингвокультурологическая методология позволяет понять фено-

мен ментальности с точки зрения его национально-культурной специфики, ко-

торая находит отражение в национальном языке и текстах культуры. В этом

контексте особую актуальность исследования представляет тот ракурс пробле-

мы, который связан со спецификой смыслового наполнения базовых концептов

ментальности в различных культурно-языковых средах. Составляющие осно-

ву ментальности концепты выступают своеобразными смысловыми и ценност-

ными «ячейками культуры», существующими в формах национального языка

в виде понятий, ассоциаций, стереотипов, установок, переживаний и участву-

ющими в формировании ценностной «картины мира».

В параграфе 1.3 «Концепт как текст национальной культуры и смысло-

вая единица ментальности» представлено обоснование сущности и специ-

фики лингвокультурологического анализа, позволяющего выявить глубинные

смыслы лингвокультурных концептов, лежащих в основе ментальных матриц.

Основным предметом лингвокультурологии выступает концепт как: а) «квант

структурированного знания» (З. Д. Попова, И. А. Стернин), объективируемый

в языке и репрезентирующий культурно-национальную ментальность его но-

сителей, обеспечивающий процесс мышления и хранения информации; б) ком-

плексная лингвокультурная единица, актуализирующая свою понятийную,

смысловую или фреймовую сущность в системе коммуникации, попадая в раз-

личные контексты и становясь предметом восприятия и понимания. В куль-

турно-языковом пространстве концепты выступают в качестве «понятий жиз-

ненной философии», «обыденных аналогов мировоззренческих терминов»,

закрепленных в структуре языка и обеспечивающих стабильность и преем-

ственность духовной культуры. К ним можно отнести любой вербализованный

культурный смысл, отмеченный этнокультурной спецификой, независимо от ее

«вклада» в национальный характер. В узком смысле концепты — это стоящие

за категориями семантические образования, которые не всегда обнаруживают

адекватные эквиваленты в языковом пространстве другой культуры (З. Д. По-

пова, И. А. Стернин).

Базовые характеристики концептов: комплексность бытования, менталь-

ная природа, условность и размытость, изменчивость, ограниченность созна-

нием носителя, трехкомпонентность (в состав концепта входят ценностный,

образный и понятийный компоненты), полиапеллируемость, многомерность

(в сравнении с фреймом, сценарием, скриптом), методологическая открытость

и поликлассифицируемость (В. И. Карасик, Г. Г. Слышкин). Конститутивны-

ми признаками лингвокультурного концепта выступают: ценностная насы-

щенность перцептивного образа, интерпретативная глубина и многомерность,

аттрактивность для носителей культуры. Лингвокультурные концепты, в отли-

16

чие от других языковых единиц (фрейма, сценария, скрипта, гештальта, мне-

мы), фиксируют ментальные матрицы субъекта культуры, обнаруживая смыслы

и образы антропоцентрированной направленности. Их грамматическая основа

позволяет осуществлять «этноспецифическое осмысление действительности»

(В. И. Карасик), а лексико-фразеологическая составляющая фиксирует социо-

специфические и этноспецифические смыслы (В. А. Лазарев).

Ядро концепта формируют образно-символический, информационно-по-

нятийный и оценочный (интерпретационный) компоненты. Концептосфера

языка формирует и отражает языковую картину мира субъекта культуры —

национальное «мирочувствование» и «мироощущение», в котором «сенсор-

но-рецептивный компонент сознания является определяющим», при этом ло-

гико-понятийный компонент детерминирует национальный склад мышления,

а эмоционально-оценочный и нравственно-ценностный компоненты созна-

ния фиксируют субъективно окрашенное отношение к событиям и явлениям,

обеспечивая формирование национальной «мирооценки» (О. А. Корнилов). Ло-

гико-понятийный компонент концептов, выступая важнейшим элементом язы-

кового сознания, осуществляет категоризацию предметной среды и внутренне-

го мира человека, уплотняя и сгущая информационный поток в границах того

или иного языкового понятия, которое становится элементом национального

языкового сознания. Составной частью мыслительной составляющей структу-

ры концепта является понятие, отражающее рациональную часть смыслового

содержания концепта. Значимым содержательным компонентом концепта явля-

ются этимология его имени, дефиниционные признаки и словообразовательная

парадигма, синонимический ряд. В содержании концептов особую роль игра-

ют их коннотации, которые в значительной степени имеют национально-куль-

турную окраску — коннотативные значения обусловлены эмоционально-оце-

ночным компонентом языкового сознания народа и спецификой национальной

культуры. Таким образом, лингвокультурологическая методология анализа мен-

тальности, исследуя языковую концептуализацию мира в системе «язык–чело-

век–культура», позволяет выявить глубинные смыслы концептов, фиксирую-

щих этос и ментальные матрицы национальной культуры.

В параграфе 1.4 «Фразеология как смысловая и образно-символическая сре-

да национально-культурной ментальности» дана характеристика концепто-

сферы языка как «банка» ментальных состояний, ее «информационного

зеркала». Исторически устойчивым лингвокультурным явлением, репрезенти-

рующим ментальные матрицы народа-носителя, является фразеология, которая

«в наибольшей степени отражает неповторимость национального склада мыш-

ления в области нравственно-ценностной интерпретации мира» (О. А. Корни-

лов). Концептосфера фразеологии, отражая ментальность субъекта культуры,

является «домом бытия» духа народа (О. А. Корнилов), она фиксирует свое-

образие культуры и определяет характер межкультурной коммуникации языко-

вых личностей как представителей различных культурных социумов (И. В. Ко-

нонова). Фразеологический фонд языка формируется веками, репрезентируя

и транслируя культуру народа-носителя, он отражает, выражает и в определен-

ной степени формирует «культурный хронотоп», способствует самосознанию

17

общества как коллективного субъекта культуры, становится тем «зеркалом,

с помощью которого лингвокультурная общность идентифицирует свое нацио-

нальное самосознание» (В. Н. Телия). Фразеологизмы номинируют в структу-

ре языка актуальные для человека и его жизнедеятельности фрагменты мира,

они содержат значимый для субъекта культуры коллективный опыт, фиксиру-

ют и обеспечивают национальную специфику в ее ценностно-нормативной со-

ставляющей, отражают константные ценности и поведенческий репертуар кол-

лективного субъекта культуры (И. В. Кононова).

Национальная фразеология в контексте лингвокультурологического знания

рассматривается в качестве специфического текста культуры, который возни-

кает в результате отражения действительности и привнесения в нее смысла

(по формуле «действительность–смысл–текст», которая в художественном тек-

сте модифицируется в триаду «действительность–образ–текст» — Ю. С. Сте-

панов). В то же время фразеология не только отражает культурную специфи-

ку, но и воспроизводит ментальное своеобразие субъекта культуры. Семантика

фразеологической единицы, смысловые поля которой разворачиваются в про-

цессе восприятия и понимания, является значимым элементом в формирова-

нии языковой картины мира и имеет культурологическую обусловленность.

В лингвокультурологическом плане фразеологическая единица выступает спо-

собом кумуляции мировидения, средством концентрации социального опыта

и передачи духовных традиций языкового коллектива (С. Г. Воркачев). Исполь-

зуемые в структуре фразеологии метонимические переносы и метафорические

ассоциации выступают образно-символическим способом концептуализации

национально-культурного мировидения. Высокая значимость оценочной функ-

ции (в связи с тем, что семантическое ядро фразеологической единицы форми-

рует ее коннотативный компонент — Е. В. Слепушкина), а также доминирова-

ние образности и метафоричности обеспечивают фразеологическим единицам

способность демонстрировать особенности мировосприятия и мировоззрения

коллективного субъекта национальной культуры. Фразеология способна пере-

давать духовно-нравственный опыт, осуществлять оценочную категоризацию

явлений, показывать поведенческие особенности субъекта культуры глаголь-

ными сочетаниями (дескрипциями). За счет метафорического характера и осо-

бой ассоциативно-образной логики фразеологизмы создают ментальные обра-

зы всеобъемлющего характера (М. И. Дубровин). Лингвокультурологический

анализ «фразеологического языка» позволяет осуществить концептуализацию

ментальных матриц и выявить их культурно-национальную специфику.

Во второй главе «Аксиологические и поведенческие модусы ментально-

сти в национальной фразеологии (сравнительный анализ базовых менталь-

ных концептосфер в русском и английском языках)» дана характеристика ак-

сиологических доминант ментальной концептосферы в русском и английском

языковом пространстве, показана специфика бинарных оппозиций «мы–они»

в русской и английской ментальности, раскрыты «ментальные сценарии» жиз-

ненных стратегий русских и англичан в структуре национальной фразеологии.

В параграфе 2.1 «Аксиологические доминанты ментальной концептосфе-

ры в русском и английском языковом пространстве» дана сравнительная ха-

18

рактеристика смысловых полей базовых концептов, которые, с одной стороны,

раскрывают сущностные аспекты и глубинные уровни экзистенциальной со-

ставляющей национального характера, с другой стороны, формируют аксиоло-

гические доминанты культуры, в концентрированном виде выражающие ее ду-

ховное ядро. Автор дает обоснование фундаментальной роли макроконцептов,

составляющих ядро национального культурного мира: справедливость, свобо-

да, счастье, любовь, дружба, а также осуществляет сравнительную характери-

стику (на материале русской и английской языковых картин мира) смыслового

наполнения данных концептов в контексте русского и английского языково-

го сознания. Анализ показывает, что данная группа концептов, составляющих

основу ментальности, входит в ядро языкового сознания народа, концентрируя

результаты культурного опыта народа и типичные для культуры модели смыс-

ла, формируя специфическую картину мира носителей языка.

Общее и специфическое в смысловых полях ментальной концептосферы

в русской и английской фразеологии выглядит следующим образом.

Концепт «свобода». Ассоциативные положительные связи в русской куль-

туре: белый свет, рай, бог, ум. Негативные ассоциации: черт, болото, господин,

холоп, доля. Негативные ассоциации бинарных концептов: неволя, ад, тюрьма.

Ключевые концепты-ассоциации в английской культуре (ассоциативные по-

ложительные связи): doubt, free rein, blank cheque, elbowroom. Негативные ас-

социации: money. Смысловые нагрузки бинарных концептов: lost of freedom,

forsaken freedom.

Концепт «справедливость». Состав ассоциативных концептов в русской

фразеологии: правда-матка, цепная собака, оса. Негативные ассоциации: день-

ги, суд, закон. Негативные ассоциации бинарных концептов: ложь, кривда, не-

правда. Ассоциативные связи концепта в английской фразеологии: правосудие

(justice), честность (honesty), добродетель (best policy), сокровище (jewel). Не-

гативные ассоциации: ограбление (robbery), несправедливость (injustice), за-

кон (law), честные слова = правда (fair words). Бинарный концепт — injustice.

Концепт «счастье». Ассоциативные связи в русской культуре: пташка, зем-

ля обетованная, ум, здоровье, труд, правда, гость, дружба, совесть. Негатив-

ные ассоциации: богатство (кошелек), деньги, лошадь, нужда, батрак, зависть,

старость (седина). Состав бинарных концептов: несчастье, ненастье, беда.

Ассоциативные положительные связи концепта в английской культуре: труд,

два хвоста, серебряная ложка, облака, небеса, луна, ложе из роз, успех, отвага,

невеста, веселье, счастливая жена, счастливая мама, доброта. Негативные ассо-

циации: невежество (неосведомленность). Негативные ассоциации бинарных

концептов: несчастье, смерть, беда.

Концепт «любовь». Ассоциативные положительные связи в русской фразео-

логии: кольцо, друг, солнышко, мука (двойное толкование), весна, огонь, добро-

та, сердце. Негативные ассоциации: преграда, вьюга, пустота, жалость, скука,

золото (в значении богатство, деньги), «цветок без солнца» (метафорическое

сравнение), «ссоры да розни», «козни», ссора, разлука, горе, напасть. Негатив-

ные ассоциации бинарных концептов: несчастная любовь, горе. Ассоциатив-

ные положительные связи английского концепта: дети, дар, свобода, доверие,

19

дружба, старая любовь, добродетель, сад. Негативные ассоциации: золото (бо-

гатство), страх (переживание), рынок, закон, знание, ревность, брак (двойное

толкование). Бинарный концепт: ненависть.

Концепт «дружба». Ассоциативные положительные связи в русской куль-

туре: правда, мед, хлеб-соль, счастье, клад, обычай. Негативные ассоциации:

деньги, долг, служба, счет. Негативные ассоциации бинарных концептов: враг,

коварный друг, недруг, недружба. Ассоциативные положительные связи англий-

ского концепта: жизнь, любовь, помощь, родственник, яркое сияние, корабль,

зеркало, лекарь. Негативные ассоциации: смерть, нахмуренный друг, смерть

в одиночку. Негативные ассоциации бинарных концептов: открытый враг, улы-

бающийся враг, чужак. Данные макроконцепты объективируются языковыми

средствами в различных сферах языкового сознания, что свидетельствует об их

стабильности и устойчивости как важнейших средств актуализации и форми-

рования ментальных матриц.

В параграфе 2.2 «Специфика бинарных оппозиций “мы–они” в поведенче-

ских сценариях русской и английской ментальности» представлен материал,

в котором показана зависимость характера оппозиции «мы–они» от специфики

национального характера русских и англичан, образов национального «я». Эта

специфика обнаруживается в метафорических самоопределениях, входящих

в структуру национальной фразеологии и фиксирующих содержание и границы

понятий «русский» и «англичанин», а также в смысловой и эмоционально-сим-

волической нагрузке идентификационных образов (и соответствующих концеп-

тов): «мы–они», «свои–чужие». Отношение к «чужим» выступает в структуре

национального самосознания в качестве «зеркала», с помощью которого «отта-

чивается» представление народа о своем собственном образе. В русской культу-

ре «мы» и «они», «свое» и «чужое» тесно переплетаются в процессе взаимодей-

ствия. При этом в историческом плане образ «они» выполняет более значимую

функцию в формировании общности «мы» (изначально он нес вполне реальные

качества тех сил, от которых народ терпел реальные бедствия, и символом таких

сил было непонимание «ими» «человеческой» речи: «не-мы», «не-мые», «нем-

цы»). Позитивный вклад в формирование «мы» как реальной общности вноси-

ли символическая, событийная и обрядовая составляющие культуры, персони-

фицированные символы нации.

В структуре русской ментальности, с одной стороны, обнаруживается «гиб-

кость» (отсутствие насильственности и властолюбия, мягкость характера —

Н. Данилевский), которой она обязана историческому опыту — русская куль-

тура на протяжении всей истории своего формирования органично включала

в себя культуры других этносов, воплощая, ассимилируя и модифицируя это

разнообразие в культурно-духовную целостность. С другой стороны, очевид-

но и противоположное качество — двойственность и противоречивость, от-

сутствие единого внутреннего центра и выраженная «скользящая доминанта»,

противоречивость, антиномичность, дуализм, парадоксальная полюсарность

и соединение несоединимого (А. Ю. Большакова). История «русского мира»

пронизана бинарными фреймами: «двоеверие, двоевластие, опричнина, ереси,

20

1. Синкретизм, целостность мировос-

приятия, романтизм, иррациональность

восприятия мира.

2. Катастрофизм, эсхатологизм нацио-

нального самосознания.

21

Рационализм, материализм, прагматизм,

утилитаризм, пунктуальность. Рациональ-

но-аналитическое сознание.

Оптимизм, вера в прогресс.

самозванство, бунты, раскол, разночинство, русский коммунизм, евразийство,

русское зарубежье, постсоветская реальность», которые выражают различные

смысловые грани амбивалентности, двусоставности, драматизма (И. В. Кон-

даков). Не случайно все фреймы, лежащие в основе русской культуры, сопря-

гаются между собой по принципу «взаимоупора»: язычество–христианство,

самодержавие–православие, власть–интеллигенция, религия–наука, искусство–

действительность, история–современность.

Такой накал антиномичности нехарактерен для западноевропейской куль-

туры. В английской культуре в качестве противоположности «своему» рассма-

тривалась странность — как в географическом, так и в культурном, духовном

смысле. Выраженная бинарность русской ментальности, негативно сказываясь

на восприятии образа «другого», становится источником проблем межкультур-

ной коммуникации.

В параграфе 2.3 «“Ментальные сценарии” жизненных стратегий рус-

ских и англичан в структуре национальной фразеологии» представлены ре-

зультаты сравнительного анализа поведенческих модификаций российской

и английской ментальности, выступающих основой специфических жизнен-

ных стратегий. Языковые презентации ментальных «жизненных стратегий»

изучались на базе предварительно разработанных семи дихотомических пар

(по принципу: русская черта ментальности — английская): 1) синтетиче-

ское сознание — рационально-аналитическое; 2) катастрофизм, эсхатоло-

гизм национального самосознания — оптимизм, вера в прогресс; 3) социаль-

ность (экстравертность) — индивидуализм (интравертность); 4) духовный

радикализм — толерантность (конформизм); 5) биполярность–целостность;

6) этатизм–либерализм; 7) резонансность–дистанцированность. Кроме того,

исследовались смысловые грани ментальных черт, составляющих общее поле

русской и английской ментальности, а именно: консерватизм и имперское со-

знание (мессианизм). Обозначенные критерии легли в основу сравнительного

анализа российской и английской ментальности, так как, являясь базовыми

для одной культуры, они обнаруживают свои «антиподы» в другой. В то же

время некоторые концептуальные ядра составляющих одной ментальности

обнаруживают смысловые аналоги в другой, то есть маркируют поле общих

для различных культур ментальных смыслов. Это позволило рассмотреть оба

ментальных профиля на основе не только различий в репертуаре их языковых

презентаций, но и сходства.

Базовые характеристики ментальных «поведенческих сценариев» в русской

и английской культуре выглядят следующим образом:

Ментальные сценарии и их языковые

Ментальные сценарии и их языковые

презентации в русской фразеологии

презентации в английской фразеологии

3. Социальность, общинный характер

Автономность, независимость личности,

жизненных стратегий. Экстравертность

индивидуализм (значимость «я»). Невме-

(открытость, разгул, расточительность).

шательство в чужие дела, соблюдение

Доминирование совести.

privacy. Интровертность. Доминирование

чести (кодекс джентльменства, «честная

игра»).

4. Максимализм в восприятии и оценке

Умеренность и сдержанность в суждениях

событий и других людей. Духовный ра-

и мнениях. Конформизм, политкоррект-

дикализм.

ность. Толерантность. Английская вежли-

вость.

5. Мировоззренческая и психологиче-

Целостность. Stiff upper lip — воплоще-

ская противоречивость (инверсия, анти-

ние холодности и тотального самокон-

номичность, биполярность, устремлен-

троля при любой ситуации. Формальное

ность к противоположным полюсам).

разграничение добра и зла на основе пра-

вовых норм.

6. Этатированность сознания, патерна-

Либерализм, рационализм в отношении

лизм.

к власти.

7. Резонансность ментальности, обеспе-

Коммуникативная дистанцированность,

чивающая сочувствие, сострадание, ми-

чувство превосходства и национальной

лосердие («всемирная отзывчивость»).

гордости.

Таким образом, сравнительный анализ базовых концептов национальной

фразеологии позволил охарактеризовать лежащие в основе ментальных матриц

поведенческие сценарии и жизненные стратегии, определить специфику смыс-

ловых граней и образно-символического содержания концептосферы русской

и английской ментальности.

В заключении подводятся основные итоги исследования и намечаются пер-

спективы изучения национальных языковых картин мира. Диссертационное

исследование расширяет представление об исторически сложившихся и уко-

ренившихся образах поведения носителей английского и русского менталите-

тов, вносит вклад в сравнительное изучение национального характера путем

обобщения многочисленных исследований русской и английской языковых кар-

тин мира. Результаты исследования можно рассматривать в качестве мировоз-

зренческой основы выработки культурологически обоснованных рекомендаций

сохранения ментального базиса культуры в условиях глобализации, сопрово-

ждающейся расширением пространства межкультурных коммуникаций. Пони-

мание общего и специфического в ментальных матрицах отечественной куль-

туры и ментальных основаниях европейского мира позволит: прогнозировать

характер взаимодействия с носителями той или иной ментальности в рамках

межкультурной коммуникации; проектировать оптимальные модели культур-

ного будущего и осуществлять преобразования с учетом глубинных и истори-

чески устойчивых факторов народного бытия; прогнозировать зоны межкуль-

турных (межъязыковых) расхождений и вырабатывать условия их минимизации

в ситуации диалога культур.

22

Основное содержание диссертации изложено

в следующих публикациях:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК МО и Н РФ

для публикации основных результатов диссертационных исследований:

1. Данилевич, А. И. Мировоззренческие универсалии как основа нацио-

нально-культурной ментальности [Текст] / А. И. Данилевич // European Social

Sciences Journal (Европейский журнал социальных наук). — 2014. — № 9 (3). —

С. 42–47. (0,5 п. л., авторских 100 %).

2. Данилевич, А. И. Фразеология как смысловая и образно-символическая

среда национально-культурной ментальности [Текст] / А. И. Данилевич // Во-

просы культурологии. — 2014. — № 7. — С. 12–17. (0,5 п. л., авторских 100 %).

3. Данилевич, А. И. Концепт как средство репрезентации национально-куль-

турной ментальности [Текст] / А. И. Данилевич // Вестник КемГуки. — 2014. —

№ 29, ч. 2. — С. 95–100. (0,5 п. л., авторских 100 %).

4. Данилевич, А. И. «Синтетическое» и «аналитическое» как эпистемологи-

ческие доминанты национальной ментальности (на материале сравнительного

анализа российской и английской фразеологии) [Текст] / А. И. Данилевич // На-

учное мнение (Философские и филологические науки, искусствоведение и куль-

турология). — 2015. — № 11. (0,5 п. л., авторских 100 %).

Статьи в международных и всероссийских

научно-практических изданиях:

5. Данилевич, А. И. Бинарность в восприятии «другого» как специфическая

черта российской ментальности [Текст] / А. И. Данилевич // Социальная психо-

логия сегодня: наука и практика : материалы VIII Межвузовской научно-прак-

тической конференции, 20 марта 2013 г. — СПб. : СПбГУП, 2013. — С. 86–89.

(0,3 п. л., авторских 100 %).

6. Данилевич, А. И. Концептосфера национально-культурной ментально-

сти в современном рекламном тексте [Текст] / А. И. Данилевич // Реклама и PR

в России: современное состояние и перспективы развития : материалы XII Все-

российской научно-практической конференции, 12 февраля 2015 г. — СПб. :

СПбГУП, 2015. — С. 125–127. (0,22 п. л., авторских 100 %).

7. Данилевич, А. И. Ментальные особенности коммуникативных стратегий

в русскоязычной и англоязычной культурах [Текст] / А. И. Данилевич // Совре-

менные проблемы социальной психологии и социальной работы : материалы

X Межвузовской научно-практической конференции, 20 марта 2015 г. / науч.

ред. В. В. Горшкова. — СПб. : СПбГУП, 2015. — С. 42–44. (0,25 п. л., автор-

ских 100 %).

8. Данилевич, А. И. Современное медиапространство как среда деформа-

ции аксиологических основ национально-культурной ментальности [Текст] /

А. И. Данилевич // Электронные средства массовой информации: вчера, сего-

дня, завтра : материалы IX Всероссийской научно-практической конференции,

10 апреля 2015 г. — СПб. : СПбГУП, 2015. — С. 111–113. (0,25 п. л., авторских

100 %).

23

Данилевич Алина Игоревна

НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ

В СМЫСЛОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ КОНЦЕПТОСФЕРЫ

(на материале фразеологии русского и английского языков)

Подписано в печать с оригинал-макета 02.12.2015

Формат 60×90/16. Гарнитура Times New Roman

Усл.-печ. л. 1,5. Тираж 100 экз. Заказ №

Отпечатано в типографии

Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов

192238, Санкт-Петербург, ул. Фучика, д. 15



Похожие работы:

«Перевалов Тимофей Викторович ЭЛЕКТРОННАЯ СТРУКТУРА ВАКАНСИЙ КИСЛОРОДА В ОКСИДАХ АЛЮМИНИЯ, ГАФНИЯ, ТАНТАЛА И ТИТАНА 01.04.07 – Физика конденсированного состояния АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук Новосибирск – 2015 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте физики полупроводников им. А.В. Ржанова Сибирского отделения Российской академии наук Научный руководитель: Гриценко Владимир...»

«ИВАНОВ ЭРНЕСТ СЕРГЕЕВИЧ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОТЫ КОМПРЕССОРНЫХ СТАНЦИЙ В УСЛОВИЯХ СНИЖЕННОЙ ЗАГРУЗКИ МАГИСТРАЛЬНЫХ ГАЗОПРОВОДОВ Специальность 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Уфа 2016 Научный руководитель Официальные оппоненты: Китаев Сергей Владимирович доктор технических наук, доцент Калинин Александр Федорович, доктор технических наук, профессор...»

«Куликова Ольга Сергеевна ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ БОЛЬНЫХ ПАРАНОИДНОЙ ШИЗОФРЕНИЕЙ НА ИНИЦИАЛЬНОМ ЭТАПЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ 19.00.04. – Медицинская психология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Санкт-Петербург 2015 доктор медицинских наук, профессор Овчинников Борис Владимирович, начальник НИЛ профессионального психического здоровья, НИО медико-психологического сопровождения Научно-исследовательского центра...»





 
© 2015 www.z-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.