авторефераты диссертаций www.z-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

На правах рукописи

Климин Евгений Андреевич

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЗВУКОИДЕАЛ РУССКИХ КОЛОКОЛОВ

XVI – НАЧАЛА XX ВВ.

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

17.00.09 – Теория и история искусства

Саратов – 2015

Научный руководитель:

Научный консультант:

Официальные оппоненты:

Соколова Ольга Николаевна

кандидат искусствоведения, доцент, НОУ ВПО

«Православный Свято-Тихоновский гумани-

тарный университет», заместитель декана фа-

культета церковного пения по научной работе

Ярешко Александр Сергеевич

доктор искусствоведения, профессор, ФГБОУ

ВО «Саратовская государственная консервато-

рия имени Л. В. Собинова», заведующий кафе-

дрой народного пения и этномузыкаологии

Девуцкий Владислав Эдуардович,

доктор искусствоведения, профессор,

ФГБОО ВО «Воронежская государственная

академия искусств»

Благовещенская Лариса Дмитриевна,

кандидат искусствоведения, Сибирский центр

колокольного искусства Новосибирской

Митрополии, научный консультант

2

Работа выполнена в НОУ ВПО

«Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет»

Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО Московская государственная

консерватория имени П. И. Чайковского

Защита состоится 17 февраля 2016 г. в 14.00 на заседании диссертацион-

ного совета Д 210.032.01 в Саратовской государственной консерватории имени

Л.В. Собинова по адресу: 410012, Саратов, просп. им. Кирова С.М., д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Саратовской государ-

ственной консерватории имени Л.В. Собинова. Автореферат помещен на сайте

ВАК Минобрнауки РФ ( http://vak.ed.gov.ru ) и на сайте ФГБОУ ВО «Саратовская

государственная консерватория имени Л.В. Собинова» ( http://sarcons.ru ).

Автореферат разослан «__» ____________ 2015 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор искусствоведения, профессор

И.В. Полозова

3

Общая характеристика работы

Актуальность темы. Особое благозвучие русских колоколов легло в ос-

нову традиционных звонов – одного из наиболее ярких и самобытных феноме-

нов российской культуры. В прошлом, когда речь шла о русском колокольном

искусстве, оценивалось не только исполнительское мастерство звонаря и зву-

чание колокольного набора в целом, но и звуковые свойства отдельных колоко-

лов. Изучению звучания русских колоколов и их звукоидеала как музыкально-

го, акустического и исторического феноменов посвящена данная работа. В ней

колокол рассматривается «крупным планом» как самостоятельный органоло-

гический феномен. В таком качестве он выступает в некоторых видах звонов,

таких как благовест (мерные удары в один колокол) или перебор (медленные

поочередные удары во все колокола набора). В составе сложного звона звуча-

ние отдельного колокола так же может рассматриваться как самостоятельный

органологический феномен, подобно тому, как колокольный декор, будучи не-

отъемлемой частью архитектурной композиции, в то же время и сам по себе

представляет большой интерес как объект исследования. Такой ракурс изуче-

ния особенно актуален в случае с русскими звонами, где каждый из колоколов

обладает своим особым тембром, и музыкальная ткань строится на сопостав-

лении их звуковых индивидуальностей.

Период с XVI по начало XX века стал временем активного развития коло-

кололитейных технологий в нашей стране. Отлитые в это время колокола легли

в основу русских звонов в период их расцвета, который продолжался вплоть

до революции. Сформировавшаяся в то время традиция звонов в наши дни

воспринимается как естественная и неотъемлемая часть православного бого-

служения. Понимание акустической и художественно-эстетической природы

звучания русских колоколов того времени является необходимым условием

для полноценного осмысления многих аспектов отечественной кампанологии.

Термин «звукоидеал» впервые вводится Ф. Бозе и далее использует-

ся в работах этноорганологов (О. Эльшек, И. Мациевский, С. Субаналиев,

4

А. Скоробогатченко, Д. Абуднасырова (Булатова)), исследователей византий-

ской и русской монастырской культуры (И. Чудинова), джаза (В. Шулин), фоль-

клора (И. Земцовский) и др. В данной диссертации звукоидеал рассматрива-

ется как двуипостасное явление, существующее в единстве традиционных

эстетических представлений о звучании и самого звучания, характерного для

конкретной традиции. Соответственно, исследование опирается, с одной сто-

роны, непосредственно на звучание русских колоколов XVI – начала XX века,

с другой же стороны – на представления о нем, характерные для носителей до-

революционной традиции русских звонов.

Звуковые свойства значительного числа исторических русских колоколов

до настоящего времени оставались неизученными. У некоторых фиксирова-

лись лишь частные акустические параметры. Представления носителей ста-

рой традиции, так или иначе связанные со звукоидеалом колоколов, фиксиро-

вались в отдельных работах, но рассматривались в основном с точки зрения

источниковедения и как этнографические феномены. Настоящая работа ос-

нована на изучении значительного числа колоколов дореволюционного литья

(более 170) во взаимосвязи с представлениями об их звучании, характерными

для старой традиции. Звучание этих колоколов рассматривается на основе под-

робного изучения спектрально-временной структуры с использованием прие-

мов слухового анализа и современных технических средств. Все это позволяет

не только выявить определенное число не рассматривавшихся ранее частных

феноменов, но и составить представление о звукоидеале русских колоколов

как целостном явлении.

Тема диссертации имеет и очевидное практическое значение, посколь-

ку она связана с развитием колокольных звонов и колокололитейного дела

в России. Современные литейные технологии дают широкие возможности для

проектирования колоколов с различным звучанием. Однако любые техноло-

гические приемы не будут иметь смысла вне связи с представлениями о том,

какого звучания колокола требуется достичь с их помощью. Четкое и много-

стороннее представление о традиционном звукоидеале должно стать отправ-

5

ной точкой при проектировании и литье новых колоколов для традиционных

русских звонов.

Степень разработанности проблемы. Изучение звуковых свойств рус-

ских колоколов начинается с середины XIX века, когда неизвестный автор,

опубликовавший в 1850 г. статью в Московских ведомостях, выделяет в зву-

чании колокола три составляющие и устанавливает для них определенные

эстетические критерии. В исследовании А. А. Израилева, посвященном ко-

локолам и звонам ростовской Соборной звонницы, для каждого из колоколов

приводится высота музыкального тона и вычисленная им частота колебаний.

Ряд ценных наблюдений, касающихся звучания колоколов, опубликован в ра-

ботах исследователей, работавших на рубеже XIX-XX вв.: С. В. Смоленского,

С. Г. Рыбакова и А. М. Покровского, а также в книге П. И. Оловянишникова

«Колокола и колокололитейное искусство». В 1920-30-е гг. исследованием рус-

ских звонов, и, в том числе, звучания колоколов, занимались К. К. Сараджев,

В. Н. Ильин и др. В их работах разрабатывается проблема темброгармониче-

ской природы звучания колокола, благодаря которой в звуке одного колокола

можно слышать одновременно несколько тонов различной высоты.

Второй этап активных исследований русских колоколов начинается с се-

редины 1970-х гг. и продолжается в наши дни. Источниковая база современной

отечественной кампанологии разрабатывается в работах Л. Д. Благовещенской,

А. Н. Давыдова, А. Б. Никанорова, ряд документов опубликован благода-

ря деятельности И. А. Чудиновой, И. В. Коновалова и др. Т. Б. Шашкиной

и Ю. В. Пухначевым исследуются литейные технологии, имеющие клю-

чевое значение для звуковых свойств колоколов. В работах Ю. Н. Рагса,

Б. Н. Нюнина, И. А. Алдошиной, В. А. Клопова, А. Н. Гусевой (Горкиной), К. А.

Мишуровского и других исследователей колокола рассматриваются с точки зре-

ния акустики. Ряд сведений о звучании колоколов и его восприятии приводится

в работах, рассматривающих колокол с точки зрения истории, фольклористи-

ки и этнографии (Л. Д. Благовещенская, Т. Б. Шашкина, С. А. Старостенков,

Т. А. Агапкина, А. Н. Давыдов, А. Б. Никаноров, С. Г. Тосин, А. С. Ярешко

6

и др.). Отдельно стоит отметить исторические и краеведческие исследования,

не касающиеся звучания колоколов, но содержащие важные данные для атрибу-

ции памятников. К ним относятся работы дореволюционных краеведов Пскова

(А. С. Князев, И. И. Василев и др.), Великого Новгорода (Макарий), Москвы

(В. Максимов и др.), Вологды (Н. И. Суворов), а также современных иследо-

вателей: А. Ф. Бондаренко, И. Д. Костиной, А. А. Глушецкого, В. И. Яковлева

и др.

Результаты исследований звучания европейских и азиатских колоколов

зачастую малоприменимы к проблемам данной работы, что связано с корен-

ными различиями традиционных звукоидеалов. В то же время именно на этом

материале подробно изучена физика колебаний колоколов.

Объектом исследования является звучание русских колоколов.

Предмет исследования – звукоидеал колоколов, характерный для доре-

волюционной традиции русских звонов, проявляющийся и непосредственно

в звучании колоколов указанного периода, и в эстетических воззрениях носи-

телей традиции.

Целью данной работы является формирование комплексного представле-

ния о звукоидеале русских колоколов XVI – начала XX вв.

Для достижения данной цели были решены следующие задачи:

1. изучение представлений о звучании колокола, характерных для доре-

волюционной традиции;

2. разработка метода музыкально-акустического анализа колоколов;

3. изучение влияния на звучание колоколов архитектурно-пространствен-

ных условий и особенностей артикуляции;

4. изучение и фиксация звучания дореволюционных русских колоколов;

5. историческая атрибуция памятников;

6. классификация русских колоколов на основе родства звучания с уче-

том их исторического происхождения;

7. установление связи между представлениями о звукоидеале и звуковы-

ми свойствами конкретных колоколов.

7

Методологические основы исследования. Поставленные задачи опре-

деляют специфику использованного в работе комплекса методов:

историко-морфологический и структурно-типологический методы

органологии, позволяющие выявить основные типы колоколов по их

звучанию и проследить их эволюцию в историко-культурном контек-

сте;

историко-этнографический метод, дающий возможность опреде-

лить самобытные черты русских колоколов и оценить степень влияния

на них европейского ремесленного опыта;

методы когнитивной музыкологии: интервью и анализ письменных

источников, позволяющие выявить эстетические представления о зву-

чании колоколов, характерные для носителей дореволюционной тра-

диции русских звонов;

системно-этнофонический метод, связанный с изучением звучания

колоколов в контексте традиционных эстетических установок и осо-

бенностей музыкальной организации русских звонов;

комплексно-апробационный метод органологии, позволяющий уста-

новить зависимость звучания колокола от особенностей исполнитель-

ской артикуляции;

компаративный метод, который позволил выстроить ассоциативные

связи между эстетическими воззрениями носителей традиции, мне-

ниями дореволюционных исследователей, музыкой русских компози-

торов и конкретными звуковыми свойствами колоколов;

вероятностный подход, зародившийся в квантовой физике, а за-

тем перенесенный в научно-гуманитарную область (В. В. Налимов),

в частности, область изучения традиционного народного творчества

(И. И. Земцовский), – лег в основу классификации колоколов по их

звуковым свойствам;

метод музыкально-акустического анализа колоколов, сформировав-

шийся в процессе написания данной работы, который дает возмож-

8

ность рассматривать колокол комплексно, как акустический, звуковой

и художественный феномен.

Материал исследования. Первую часть материала исследования состави-

ли аудиозаписи русских колоколов дореволюционного, а также современного

литья. В их число вошли и некоторые работы западных литейщиков, участво-

вавшие в традиционных русских звонах. Вторая часть касается представлений

о звукоидеале, характерных для носителей дореволюционной традиции коло-

кольных звонов. В ее основе лежат письменные источники и интервью, взятые

у современных информантов. Особо отметим такой источник, как музыка рус-

ских композиторов, в которой звоны изображаются непосредственно, либо ко-

локольность присутствует в ней как абстрактное начало. Подобные музыкаль-

ные произведения являются результатом глубокого творческого осмысления

искусства русских звонов и, следовательно, также отражают представления о

звукоидеале колоколов.

Хронологические рамки исследования. Колокола на Руси известны

с домонгольского периода, о чем свидетельствуют летописные сообщения

и отдельные фрагменты памятников, обнаруженных в ходе археологических

раскопок. Однако значительное число сохранивших звучание колоколов от-

носится лишь к XVI веку, который является нижней временной границей для

данного исследования. Верхняя граница приходится на 1920-е гг., когда еще

продолжалась деятельность отдельных колокололитейных предприятий.

Научная новизна исследования. В данной работе, впервые в отечествен-

ной кампанологии, применяется метод музыкально-акустического анализа ко-

локолов, используются новые инструменты акустического анализа, а имен-

но: вычисление декрементов затухания для отдельных обертонов и выявление

степени геометрического подобия на основании структурного сопоставления

спектров. Применение этого комплекса средств позволило выстроить класси-

фикацию русских колоколов по их звуковым свойствам.

Значительная часть памятников, рассматриваемых в работе, прежде либо

не изучалась с точки зрения акустики, либо это изучение носило поверхност-

9

ный характер и выявляло лишь частные акустические свойства. В ходе работы

над данным исследованием была осуществлена историческая атрибуция неко-

торых колоколов. Кроме того, в работе впервые обобщаются и систематизиру-

ются эстетические критерии звукоидеала русских колоколов, характерные для

носителей дореволюционной традиции русских звонов, отечественных музы-

кантов и исследователей XIX – первой половины XX века.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть ис-

пользованы в обучающих программах по дисциплинам «История русской му-

зыки»; «История русской духовной музыки»; «История православной куль-

туры»; «Основы православной культуры», быть практическим приложением

к курсам обучения звонарскому искусству.

Положения, выносимые на защиту:

• Звучание колокола обладает высокой степенью семантической напол-

ненности, имеет определенную структуру и может рассматриваться

как самостоятельный художественный феномен.

• Звучание колокола можно рассматривать как музыкальный текст, в ка-

честве элементов которого выступают компоненты спектрально-вре-

менной структуры.

• Трактовка колокола с позиций органологии допускает рассмотрение

его не только как составной части колокольни или звонницы, но и как

самостоятельного музыкального инструмента.

• Звукоидеал русского колокола не сводится к единственному оптималь-

ному варианту звучания, а представляет собой многообразие звуковых

индивидуальностей.

Достоверность результатов исследования подтверждается очевидно-

стью его связи с источниковой базой, соответствием научных методов, приме-

няемых автором, предмету исследования, эффективностью методик, использу-

емых в процессе изучения параметров звучания колоколов.

Апробация исследования. Части работы обсуждались в Российском ин-

ституте истории искусств (сектор инструментоведения), в завершенном виде

10

диссертация обсуждена на совместном заседании кафедры истории и теории

музыки и кафедры истории и теории христианского искусства Православного

Свято-Тихоновского гуманитарного университета и рекомендована к защите.

Основные положения исследования отражены в докладах, представленных на

всероссийских и международных конференциях, симпозиумах и конгрессах,

конференциях аспирантов Российского института истории искусств, а также

исследовательском семинаре:

1. Международная

инструментоведческая

конференция

«Инструментальная музыка в межкультурном пространстве: пробле-

мы артикуляции», СПб., 2008;

2. «Методы в искусстве и методология анализа» – ежегодная конферен-

ция аспирантов Российского института истории искусств, СПб., 2010;

3. Седьмой

международный

инструментоведческий

конгресс

«Благодатовские чтения», СПб., 2010;

4. Исследовательский семинар «Среды в РИИИ», цикл «Фольклор и эт-

нография», СПб., 2011;

5. Международная научно-теоретическая конференция «Актуальные

проблемы когнитивной музыкологии», СПб., 2011;

6. IX конгресс этнографов и антропологов России, Петрозаводск, 2011;

7. «Термины и понятия в современном искусствознании» – ежегодная

конференция аспирантов Российского института истории искусств,

СПб., 2011;

8. «Звуки небес. Колокольные звоны в палитре музыкальной культуры

России» – симпозиум в рамках VIII Фестиваля колокольного искусства

«Хрустальные звоны», Каргополь, 2012;

9. Научные чтения в рамках VIII пасхального фестиваля, Новосибирск,

2012;

10.Научно-теоретическая конференция «Актуальные вопросы когнитив-

ного музыкознания», СПб., 2012;

11.Международный научный симпозиум «Петербург и национальный му-

зыкальные культуры», СПб., 2012;

11

12.Научно-практическая конференция «Колокольная коллекция. Вопросы

комплектования, описания, хранения и экспонирования», Валдай, 2012.

13.Научная конференция «Колокола: история и современность» в рамках

Международного фестиваля средневековой монастырской культуры

«Ростовское действо», Ростов, 2014.

14.Всероссийская научно-практическая конференция «Колокольная кол-

лекция. Вопросы комплектования, описания, хранения и экспонирова-

ния», Валдай, 2015.

Практические результаты исследования применялись в обучающих про-

граммах на курсах звонарского мастерства при Московском Свято-Даниловом

монастыре.

Структура исследования. Работа состоит из введения, трех глав, заклю-

чения, 6 приложений и библиографического списка. Общий объем диссерта-

ции составляет 267 страниц.

Основное содержание работы

Во Введении обоснована актуальность темы, определены объект, предмет

и материал исследования, показана степень разработанности темы, сформули-

рованы цель и задачи исследования. Здесь же раскрываются методы исследо-

вания, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, приве-

дены положения, выносимые на защиту, даны сведения об апробации работы.

Глава 1. Звучание колокола: спектрально-временная структура и ин-

струментарий анализа посвящена основным методологическим проблемам

данного исследования. Звучание любого музыкального инструмента зависит

как от его конструктивных особенностей, так и от искусства исполнителя.

В определенной степени звонарь может повлиять на звучание колокола – в пер-

вую очередь за счет изменения силы удара языка, что должно учитываться

в ходе исследований. В то же время многие ключевые свойства звука колокола

12

остаются неизменными, вне зависимости от особенностей исполнительской

артикуляции, что позволяет рассматривать его как звучание, зафиксированное

в материале.

Многие ключевые моменты данного исследования связаны с особыми

приемами слухового анализа и техническими аналитическими инструмента-

ми. Спектральные тоны колокола находятся между собой в негармоническом

(то есть не целочисленном) соотношении по частоте, как у большинства рас-

пространенных музыкальных инструментов и в человеческом пении. Благодаря

этому, с одной стороны, формируется особый, ни с чем не сравнимый тембр ко-

локола, с другой же стороны, человеческий слух может более отчетливо разли-

чать отдельные обертоны в общем звучании. Для обозначения комплекса спек-

тральных тонов колокола целесообразно использовать термин темброаккорд.

Различные обертоны колокола затухают с разной интенсивностью, за счет

чегоформируетсяспектрально-временнаяструктуразвучанияколокола.Основу

ее составляют три нижних (основных), наиболее устойчивых тона, которые

по продолжительности звучания значительно превышают другие. Звучание

ряда средних обертонов также может быть достаточно продолжительным –

у некоторых больших колоколов более 10 секунд. Высокие обертоны затухают

достаточно быстро. Как правило, лишь отдельные из них тянутся долее 3-4 се-

кунд. Наибольшей плотностью спектр колокола обладает в момент удара, ког-

да в звучании присутствует ударный импульс, состоящий из широких по диа-

пазону полос сплошного шумового спектра. Ударный импульс и относительно

устойчивые высокие обертоны вместе образуют ударно-шумовую составляю-

щую звучания. Развитие звука колокола делится на три стадии. Краткая стадия

атаки связана со звучанием ударно-шумовой составляющей. В течение стадии

затухания угасают средние обертоны. Стадия устойчивого (стабильного) зву-

чания характеризуется присутствием в спектре только трех основных тонов.

Исследовательская звукозапись колоколов в рамках данного исследо-

вания проводилась, как правило, в естественных условиях – на колокольнях

или на некотором расстоянии от них. Запись велась на портативный рекордер

13

Zoom H4n. Для спектрального анализа использовались программные средства,

позволяющие строить спектрограммы, сонограммы, а также графики затуха-

ния амплитуды отдельных обертонов. Это позволило рассматривать звуча-

ние одного колокола на уровне отдельных акустических элементов, а также

производить сравнительный анализ. Так, структурное сопоставление тембро-

аккордов служит выявлению степени геометрического подобия пары колоко-

лов, которая позволяет определить, строил ли мастер форму разных колоколов

по одним пропорциям, либо варьировал их.

Вычисление декремента затухания для нескольких тонов колокола осу-

ществляется на основании графиков их затухания. Эта физическая величи-

на позволяет количественно оценить способность колокола «держать звук».

Декремент затухания равен натуральному логарифму амплитудного соотно-

шения двух соседних циклов свободно затухающего гармонического колеба-

ния, следовательно, не зависит от его частоты. Таким образом, на его основа-

нии возможно сопоставление колоколов, отличающихся по своим размерам.

Аддитивный синтез звучания колокола позволяет создавать звучание колокола,

«собирая» его из отдельных обертонов, которые генерируются программным

синтезатором звука. Этот способ позволяет полностью создавать тембр коло-

кола с определенными акустическими параметрами, либо менять те или иные

обертоны в аудиозаписи колокольного звука. Соответственно, он дает возмож-

ность выявить роль отдельных спектральных компонент и их соотношения

в общем звучании.

Глава2. Ценностные представления о звучании колоколов, характер-

ные для носителей дореволюционной традиции русских звонов, рассматри-

вает звукоидеал колокола, отраженный в оценочных суждениях русских звона-

рей, членов причта и прихожан, академических музыкантов и исследователей,

а также в музыке русских композиторов. Основной материал главы составляют

письменные источники, сохранившиеся от жителей дореволюционной России,

а также от тех, кто сохранял духовную связь с ней после революции. В ряде

случаев использовались также интервью, взятые у современных информантов,

14

в том числе у жителей Печорского района Псковской области, где до послед-

них лет сохранялась старая традиция звонов.

Первый раздел главы посвящен оценочным мнениям информантов из

традиционной среды, которые постигали искусство русских звонов путями,

характерными для традиционной музыки, основываясь на интуитивном вслу-

шивании, исполнительской практике и контактной коммуникации.

Наиболее ранние источники, где говорится о звуковых свойствах колоко-

лов – русские летописи XVI века, в которых звучание колоколов ассоциируется

со «страшными трубами», возвещающими о Страшном Суде. Подобное сим-

волическое толкование колокольного звука является типичным для средневе-

кового христианства. Одновременно оно оказывается и особенно актуальным

в связи с тем, что литье новых больших колоколов стало одним из средств мо-

сковской власти укрепить свое влияние в недавно присоединенных землях.

Анализируя более поздние источники, либо общаясь с современными ин-

формантами, можно отметить, что люди, как правило, с особой теплотой от-

зываются о колоколах именно своего храма и рассматривают их как эталон,

когда речь идет о других. Из-за этого в прошлом каждый храм в России обла-

дал особыми колоколами. Известны случаи, когда в колокольный набор вхо-

дили треснувшие колокола, либо те, которые обладали неудовлетворительным

звучанием изначально. В некоторых случаях они находили свое, особое ме-

сто в фактуре звонов. Высоко ценилась и ценится в колоколе его способность

распространять звук на максимально большое расстояние. Об этом свидетель-

ствуют высказывания современных информантов, воспоминания старожилов,

а также многочисленные народные предания о колоколах, звон которых доно-

сится из-под земли, из-под воды, или из дальних, легендарных земель. В ряде

случаев в качестве одного из достоинств колоколов рассматривается их «сере-

бряное» звучание. Подобные оценки не связаны с химическим составом коло-

кольной бронзы, но основаны на синестетических связях, возникающих тогда,

когда в тембре колокола присутствует особая яркость, ассоциирующаяся с бле-

ском серебра.

15

Особую проблему представляет собой звуковысотное восприятие коло-

колов в традиционной среде. По мнению одних звонарей, звон должен быть

только ритмическим, другие в отдельных случаях вызванивали на средних

колоколах те или иные мелодические фрагменты, но они органично входили

в общую картину ритмо-тембрового звона. Следовательно, свойства колокола,

благодаря которым его звук дает четкое ощущение тона определенной высоты,

не могут рассматриваться как ключевой фактор звукоидеала.

Второй раздел главы рассматривает звукоидеал колокола в воззрениях

русских исследователей и музыкантов, которые стремились осмыслить этот

феномен, пользуясь методологическим аппаратом философии и других отрас-

лей научного знания: теории музыки, акустики и других. В этом же разде-

ле анализируется музыка русских композиторов, отражающая их понимание

звучания колоколов. В 1850-м г. неизвестным автором в «Московских ведомо-

стях» была опубликована обширная статья, посвященная колоколам и звонам.

В звучании колокола автор выделяет три компоненты: гул, звон и звененье.

Эти компоненты можно соотнести с тремя группами обертонов (три нижних,

средние и высокие). По мнению автора, ярко выраженное «звененье» является

недостатком колокола, хороший же колокол должен органично сочетать в себе

«звон» и «гул». В XIX – первой половине XX века некоторые исследователи

обращали внимание на биения – особую пульсацию, возникающую тогда, ког-

да в звуковом спектре присутствовали колебания близкие, но не идентичные

по частоте. Анализируя оценочные высказывания этих исследователей, можно

сделать вывод о том, что более частые биения рассматривались как недоста-

ток, тогда как медленные переливы колокольного тембра считались типичным

свойством хорошего колокола.

Для русских академических музыкантов и исследователей звуковысотная

сторона восприятия звучащего колокола во многих случаях являлась одной

из ключевых проблем. В ряде случаев звук колокола воспринимался ими как

тон определенной высоты. В связи с этим священник А. А. Израилев, занимав-

шийся акустическими исследованиями русских колоколов, в конце XIX века

16

высказал идею о необходимости подбора колоколов согласно европейским гар-

моническим ладам. В дальнейшем эти идеи Израилева стали предметом кри-

тики в работах таких исследователей, как С. Г. Рыбаков и В. Н. Ильин, которые

полагали их не соответствующими традиционному русскому стилю колоколь-

ных звонов.

Другие музыканты воспринимали звук колокола как своего рода ак-

корд, о чем свидетельствуют их высказывания, нотировки отдельных коло-

колов, а также сама музыка русских композиторов. Н. А. Римский-Корсаков,

А. Д. Кастальский, П. Ф. Гедике (брат А. Ф. Гедике), К. К. Сараджев и дру-

гие улавливали в звуке колокола несколько одновременно звучащих тонов,

С. В. Смоленский отмечал, что звучание тех или иных колоколов сходно по

окраске с мажорными или минорными аккордами. Колокольность в русской

музыке – будь то непосредственное изображение звонов, или особый круг об-

разов, на опосредованно-интуитивном уровне ассоциирующихся с колоколами

– во многих случаях связана со специфическими гармоническими приемами,

где звук колокола выражается аккордом (М. П. Мусоргский «Борис Годунов»,

2-я картина пролога; Н. А. Римский-Корсаков «Псковитянка», 1-я картина;

С. В. Рахманинов, вступление ко Второму концерту для фортепиано с орке-

стром и многие другие).

Анализ гармонических красок, связанных с феноменом колокольно-

сти, позволяет судить о том, что для звучания русских колоколов естествен-

ны и даже желательны диссонансы определенного рода. Приемы построения

фактуры и оркестровки в ряде случаев говорят о том, что звучащий колокол

воспринимался русскими композиторами не просто как темброаккорд, но как

процесс темброгармонического развития. Во многом благодаря этому, в музы-

кальной ткани каждый отдельный удар колокола может рассматриваться как

самостоятельная семантическая единица, что делает правомерной трактовку

колокола как самостоятельного музыкального инструмента. Подобный подход

не противоречит устоявшемуся представлению, согласно которому музыкаль-

ным инструментом является колокольня или звонница с подбором колоколов,

17

но дополняет его. Согласованно используя оба взгляда, мы можем получить

более полное представление о самобытной традиции русских звонов.

Глава 3. Музыкально-акустическая специфика русских колоколов

XVI – начала XX в. рассматривает звукоидеал, воплощенный непосредствен-

но в звучании старинных русских колоколов. Так как многообразие звуковых

индивидуальностей колоколов является ключевой особенностью традици-

онных русских звонов, звукоидеал колокола в этой традиции должен тракто-

ваться как множество, обладающее определенными границами и структурой.

Соответственно, важной задачей является классификация русских колоколов

по их звуковым свойствам. Подобный опыт классификации запечатлен в рабо-

тах А. Н. Горкиной (Гусевой). В частности, ею выстроены две классификацион-

ные таблицы на основании акустических параметров русских колоколов. Одна

из них разбивает колокола на 20 групп по интервальному соотношению между

первым, вторым и пятым спектральными тонами. Данный принцип ранее был

применен А. Лером (A. Lehr) к европейским качающимся (не карильонным) ко-

локолам. В другой таблице Горкина делит колокола на десять групп по интер-

вальному соотношению нижнего тона и тона, наиболее интенсивного в момент

удара. Подобный принцип может быть актуален для западного колокольного

искусства, так как в нем выработано представление об идеальном частотном

соотношении обертонов колокола. Применительно же к русским колоколам,

не имеющим такого эталона, данное сопоставление основывается фактически

на частных акустических свойствах, которые, будучи взяты отдельно, не дают

представления о звучании. На практике при подобном подходе в одну группу

должны войти колокола, весьма различные по тембру, и, напротив, в разных

группах можно найти примеры, сходные по звучанию.

Предлагаемая в данном диссертационном исследовании классификация

колоколов опирается как на данные спектрального анализа, так и на слуховое

восприятие их звучания. Человеческий слух, в отличие от физических прибо-

ров, способен различать не только (и не столько) отдельные свойства звука, но

и воспринимать их совокупно, как целостный образ. Исходя из этого, в данной

18

работе колокола объединяются в группы на основе слышимого сходства их зву-

чания и акустических параметров, стоящих за этим сходством. Русские коло-

кола здесь делятся на два типа: «Андреевский» и «Даниловский» – по именам

мастеров, которые, судя по сохранившимся памятникам, первыми или одними

из первых в России стали отливать колокола с таким звучанием. В одном слу-

чае это братья Андреевы, работавшие во Пскове в первой половине XVI века.

В другом – Емельян Данилов, московский мастер середины XVII века. Внутри

каждого типа выделяются более мелкие группы. Каждая из групп в этой клас-

сификации рассматривается как множество, находящееся в определенных гра-

ницах, но не имеющее инварианта. Некоторые колокола занимают промежу-

точное положение, совмещая в себе признаки, характерные для обоих типов,

некоторые же вовсе нельзя отнести ни к одному из них. По весу колокола де-

лятся на четыре категории: малые (менее 6 пудов), средние (6-50 пудов), боль-

шие (50-300 пудов) и гигантские (300 пудов и более). Опыт показывает, что

каждая из этих весовых категорий обладает своей звуковой спецификой, кото-

рая отнюдь не сводится к более низкому или более высокому (в зависимости

от размеров) звучанию.

Первый раздел третьей главы рассматривает общие свойства колоко-

лов двух типов. По внешним признакам оба они относятся к типу, который

Т. Б. Шашкина называет современным, подразумевая под этим то, что он при-

шел на смену средневековым формам колоколов, таким как «сахарная голо-

ва», «улей» («теофиловы колокола»), «готическая форма» и другим. Данный

тип в различных своих вариантах составляет основу европейского и русско-

го колокольного производства с XV-XVI веков по сей день. По спектральной

структуре колокола андреевского и даниловского типов рознятся между собой,

однако в основе спектров во всех случаях лежат три нижних, наиболее устой-

чивых тона. Между первым и вторым – широкий интервал (от септимы до ма-

лой децимы), между вторым и третьим – узкий (от малой секунды до большой

терции).

19

Второй раздел посвящен колоколам андреевского типа, которые име-

ют неяркий, глуховатый звук, часто с диссонирующим или хрипловатым от-

тенком. Такое звучание наиболее типично для русского литья XVI – первой

половины XVII века, а также для иностранных колоколов, отливавшихся для

России в то время. Их звучание ассоциируется именно с этим периодом как

у специалистов, знакомых с историей колоколов, так и у простых слушателей.

Колокола, которые по ряду признаков можно отнести к андреевскому типу, от-

ливались и позднее – со второй половины XVII века и вплоть до наших дней,

однако число их весьма незначительно.

Расцвет колоколов данного типа приходится на середину XVI века и свя-

зан, в первую очередь, с деятельностью псковских, а также новгородских ли-

тейщиков. В первой половине XVII века они отливались в Москве, а также за

границей – для русских городов. Следует отметить, что для иностранца в XVI

веке звучание таких колоколов было привычным и не воспринималось как

предмет национальной самобытности. По мнению одного из секретарей поль-

ского короля Стефана Батория, слышавшего псковские звоны из-за городских

стен во время осады 1581 г., все многочисленные городские колокола были

ливонского происхождения, тогда как согласно описаниям, сделанным в XIX

веке, подавляющее большинство их было отлито псковскими мастерами.

Для звучания колоколов андреевского типа характерны следующие осо-

бенности: 1) относительно быстрое затухание звука; 2) ударный импульс и вы-

сокие обертоны слабо выражены по амплитуде и диапазону; 3) быстрый пере-

ход от атаки к устойчивой стадии звучания; 4) заметное преобладание в тембре

трех нижних обертонов с самого, или практически с самого начала звучания;

5) специфическая структура темброаккорда: между первым и вторым тона-

ми интервал шире октавы (от малой ноны до малой децимы). По структуре

аккорда трех нижних тонов колокола андреевского типа можно разделить на

три группы: с диссонирующей ноной, с большой секундой и с малой секундой.

По характеру звука в момент удара можно выделить группу с нетипичной для

этого типа звонкой атакой, обладающей ярким, а порой и резким металличе-

Камно (1544 г.),

Григорьева, сохранившиеся в селах Псковской области:

Паниковичи (1546 г.) и Сенно (1550 г.) и др.

20

ским оттенком. Такие колокола занимают пограничное положение, приближа-

ясь по тембру к даниловскому типу.

Колокола с диссонирующей ноной встречаются чаще других. Удары их ла-

коничны, звучание прозрачное, но имеет грозный, волевой характер. Примером

могут служить: колокол Кирилла Самойлова 1528 г. из Новодевичьего мона-

стыря и другие. Крупные колокола с большой секундой между вторым и тре-

тьим тонами имеют несколько хрипловатый оттенок звука. Таков «Большой»

колокол псковского Троицкого собора (Матфей и Кузьма Михайловы, 1557

г.). Благодаря хрипловатой большой секунде между вторым и третьим тона-

ми, а также достаточно быстрому затуханию звука его удары ассоциируются

с немногословной, но емкой речью маститого старца. Иначе проявляет себя

большая секунда у средних колоколов, звучанию которых этот диссонанс при-

дает особую яркость, остроту, фонически родственную малому мажорному но-

наккорду. Примерами могут служить колокола псковского мастера Прокофея

Колокола с малой секундой между вторым и третьим тонами имеют звук

хрипловатый и напряженный. Звучание одного из них – «Полиелейного» ко-

локола Псково-Печерского монастыря (Козьма Васильева, Логин Семенов,

1558 г.) – А. Б. Никаноров характеризует как «вопрошающее», «взбудоражен-

ное», «неустойчивое», «надтреснутое». Колокола с нетипично-яркой атакой

имеют звук резкий, с острым металлическим оттенком, что объясняется при-

сутствием в спектре достаточно большого числа относительно протяженных

высоких обертонов. По этой причине второму по весу колоколу псковского

Троицкого собора (Михаил Андреев, 1547 г.) современные слушатели дают не

самые лестные оценки. Однако в прошлом подобный оттенок звука мог вос-

приниматься иначе в контексте символики «Страшных труб».

В XVI – первой половине XVII века тембр андреевского типа был тесно

связан с распространенными в то время геометрическими пропорциями ко-

локолов, для которых характерен слабо выраженный изгиб стен. По данным

21

А. Лера, специфическое для данного типа соотношение трех нижних тонов

характерно для колоколов именно с такой геометрией профиля. Подобные ко-

локола отливались в Нидерландах в XVI – XVII веках, некоторые из них попа-

дали в Россию, например, старейший колокол вологодской Софийской коло-

кольни (1627 г., Ассуерус Костер). Насколько можно судить по сохранившимся

памятникам, такие геометрические пропорции колоколов в России вышли из

употребления уже во второй половине XVII века. Тем не менее, колокола, ко-

торые можно отнести к андреевскому типу, либо по звучанию в целом, либо

только по структуре аккорда нижних тонов, встречаются и позднее. По форме

они заметно отличаются от описанных колоколов XVI-XVII веков. Это под-

тверждает на практике положение о том, что одно и то же соотношение ча-

стот у колокола может быть получено при разных геометрических пропорциях,

а также позволяет судить о том, что звучание, характерное для андреевского

типа, оставалось приемлемым для русских звонов не только в XVI-XVII веках,

но и в более позднее время.

В третьем разделе главы рассматриваются колокола даниловского типа.

Отдельные колокола, которые по звуковым свойствам можно отнести к этому

типу, известны начиная с середины XVI века, систематическое же их литье

началось во второй половине XVII столетия. Мощный подъем колокольного

литья XVIII – начала XX века практически полностью связан с изготовлением

колоколов данного типа: их звучание стало важной частью русской культуры

того периода.

Звучание типичных колоколов даниловского типа – глубокое, чистое пе-

вучее, с богатыми переливами тембра. Для него характерны следующие при-

знаки:

1. на стадии затухания в тембре ярко выражены и нижние, и средние

обертоны. Чаще всего, в момент удара в звуковом спектре по амплиту-

де преобладает пятый тон, а через секунду или две – третий;

2. характерный для даниловского типа аккорд трех нижних тонов чаще

всего состоит из октавы (как правило, неточной – зауженной или рас-

22

ширенной) между двумя нижними тонами и терции между вторым

и третьим. Также между первым и вторым тонами встречается боль-

шая септима, а в редких, нетипичных случаях – малая;

3. звонкая, но четкая атака звука со слышимым металлическим оттенком.

Спектральный анализ показывает, что в начале звучания в спектре та-

ких колоколов присутствует значительное число высоких обертонов,

довольно ярко выраженных по амплитуде и относительно продолжи-

тельных;

4. протяженное звучание. Стадия затухания у больших и средних колоко-

лов даниловского типа продолжается 5-6 секунд, а в отдельных случа-

ях, в зависимости от веса, может достигать 10-12 секунд. Поочередное

затухание средних обертонов рождает плавные изменения тембра, а не-

которые из них в определенные моменты звучания выделяются слу-

хом как отдельные тоны. Чаще всего речь идет об одном тоне, который

остается в конце стадии затухания. Благодаря этому звучание таких ко-

локолов может трактоваться как темброгармонический процесс.

Яркость тембра дореволюционных колоколов даниловского типа, обу-

словленная особенностями средних и верхних обертонов, имеет определен-

ную меру. Этим они отличаются от многих современных, копирующих их гео-

метрические пропорции. У современных колоколов группы средних и высоких

обертонов слишком сильно выражены по амплитуде, длительности и диапазо-

ну. Из-за этого металлический оттенок в тембре проявляется слишком ярко,

вплоть до болевых ощущений, а чрезмерная протяженность высоких оберто-

нов (на слух – более двух секунд) делает атаку нечеткой, размазанной, со скре-

жещущими призвуками.

По структуре аккорда нижних тонов колокола даниловского типа можно

разделить следующим образом: мажорные, минорные, мажорные с большой

септимой, минорные с большой септимой и квартовые с малой септимой.

Другой параметр, по которому характеризуется тембр этих колоколов – тон,

выделяющийся в группе средних обертонов в конце стадии затухания. Этот

23

тон находится значительно выше трех нижних. Чаще всего это малая терцде-

цима от второго тона, которую можно назвать верхней секстой. Также бывают

колокола с верхней квинтой, верхней малой секундой и др., с несколькими верх-

ними тонами, либо без верхнего тона.

Судя по сохранившимся памятникам, в XVI – первой половине XVII века

колокола даниловского типа значительно уступали колоколам андреевского

типа как численно, так и по весу. В ходе написания данной работы выявлены

всего шесть таких колоколов, при этом только один из них можно отнести к да-

ниловскому типу по совокупности признаков. Начиная со второй половины

XVII века, в России появляются колокола, звучание которых наиболее типично

для даниловского типа, тогда же формируется наиболее характерный для таких

колоколов силуэт: достаточно узкая сковорода и заметно расширяющаяся кни-

зу юбка с выраженным изгибом краев.

Наиболее распространенная группа – минорные колокола с верхней ма-

лой секстой, которые можно назвать центральным множеством этого типа.

Самый ранний из них в ряду известных – «Баран» ростовской Соборной звон-

ницы (1653-54 гг., Емельян Данилов), наиболее поздние относятся к первой

трети XX века. В наше время звучание этих колоколов оценивается многими

как образцовое для русской традиции.

Аккорд трех нижних тонов у таких колоколов состоит из октавы (как пра-

вило, неточной) между первым и вторым и малой (либо нейтральной) терции

между вторым и третьим тонами, что придает тембру спокойную минорную

окраску, особенно на стадии стабильного звучания. Для этих колоколов харак-

терна особая продолжительность звука, певучесть, богатое развитие на стадии

затухания. На этой стадии средние обертоны, угасающие с разной скоростью,

по очереди доминируют в общем звучании, благодаря чему рождаются кра-

сочные переливы спектра, в особенности, если в звуке колокола присутствуют

биения. На заключительном этапе стадии затухания в звуке отчетливо выде-

ляется тон верхней сексты. В качестве одного из лучших примеров таких ко-

локолов можно привести вологодский колокол «Большая Лебедь» (1691-92 гг.,

24

Иван Моторин). Звучание его мощное, соответственно весу (более 200 пудов),

но в то же время не лишено оттенка мягкой лирики.

Появление во второй половине XVII века колоколов центрального мно-

жества даниловского типа стало важнейшей вехой в истории русского колоко-

лолитейного дела. Вероятнее всего, их появление связано с влиянием новых

европейских образцов. Известно, что XVII век стал временем активного разви-

тия колокололитейного дела в Европе, в особенности в Нидерландах. Именно

тогда там сформировался тип так называемых октавных колоколов, который

по многим параметрам близок к центральному множеству даниловского типа.

Известно, что в XVI веке, и в особенности в XVII веке, европейские города

особенно активно торговали колоколами с Россией. Несомненно, в ходе эво-

люции европейских колоколов, приведшей к появлению октавного типа, воз-

никало и определенное число иных, близких к ним форм. Одна из них могла

быть заимствована русскими мастерами – точно или с теми или иными моди-

фикациями. Так из всех вариантов звучания колоколов, которые возникали то

время в ходе экспериментов литейщиков, две различные культуры – русская

и европейская – выбрали наиболее близкие для себя: для первой оказался пред-

почтителен богатый тембр звука, для второй – ясно различимый основной тон.

К периферийному множеству даниловского типа относятся колокола, по

тем или иным признакам отклоняющиеся от центрального множества, но в це-

лом сохраняющие с ним сходство. Так, в звучании многих средних колоколов

XVIII – начала XX века не присутствует или практически не прослушивает-

ся тон верхней сексты. У некоторых колоколов на заключительном этапе ста-

дии затухания звучит тон верхней секунды. Весьма интересен по звучанию

«Воздвиженский» (№3) колокол вологодской Софийской колокольни (Иван

Сохарев, 1739 г.). На стадии затухания спектр в области средних обертонов

(0,5-1,2 кГц) необычно плотен и включает в себя шесть равно протяженных

тонов, что придает звуку оттенок густого и мягкого металлического звона.

Отдельную группу составляют мажорные колокола даниловского типа с ок-

тавой (как правило, неточной) между первым и вторым тонами и большой тер-

25

цией между вторым и третьим. Для колоколов этой группы весом более 200 пу-

дов характерно особенно яркое, густое и теплое звучание, а средние обладают

чистой, солнечной окраской тембра.

Ряд колоколов, отлитых позднее середины XVII века, занимает промежу-

точное положение между двумя типами.

Четвертый и пятый разделы посвящены звуковым особенностям, со-

ответственно, малых и гигантских колоколов. Значительная часть малых рус-

ских колоколов по структуре темброаккордов отстоит весьма далеко от обоих

типов. Опыт показывает, что для их звучания интервальная структура тембро-

аккорда не столь принципиальна, что отражается на технологических приемах

формовки. Для звучания малых русских колоколов первостепенное значение

имеют параметры затухания и особенности ударно-шумовой составляющей.

Особенность звучания гигантских колоколов во многом определяется низ-

кими частотами трех основных обертонов. В низком регистре разность между

частотами второго и третьего обертонов, если они составляют малую терцию,

невелика (порядка 15-30 Гц), что приводит к образованию между ними частых

биений, которые ощущаются как своего рода громовые раскаты. Особенно же

мощно они звучат тогда, когда в звоне участвуют одновременно несколько ги-

гантских колоколов, как, к примеру, в Ростове Великом, Московском Кремле

и Даниловом монастыре. Особо следует отметить три гигантских колокола,

лежащих по структуре темброаккорда вне двух основных типов. Два из них

отлиты А. Чоховым в 1594 и 1622 гг. соответственно для Троице-Сергиевой

лавры («Лебедь») и для Московского Кремля («Реут»), третий – А. Бенником

в Любеке для вологодской Софийской колокольни в 1687 г. Все три колокола

получают весьма высокие оценки у современных слушателей и дореволюци-

онных исследователей. Подобное может быть связано с отсутствием у этих ко-

локолов узких интервалов между основными тонами спектра.

В Заключении изложены основные выводы работы и рассматриваются

перспективы дальнейших исследований, в которых могли бы использоваться

ее результаты. Согласно устоявшейся трактовке колокол рассматривается как

26

элемент музыкального инструмента – колокольни или звонницы. Однако, по

своему положению в структуре инструмента и исполняемой на нем музыки он

принципиально отличается от большинства других звучащих тел, которые, как

правило, являются стандартизированными элементами, лишенными индивиду-

альности. Звучание колокола неповторимо и уникально по отношению к дру-

гим колоколам, в каждом случае оно обладает своей особой красотой и индиви-

дуальной символикой. Заставить колокол функционировать в тех же рамках, что

и звучащие элементы большинства других музыкальных инструментов, значит

подавить его индивидуальность и обеднить тембр, что наблюдается в случае

с карильоном.

Если же поставить задачу сохранить все то ценное, что заложено в звуча-

нии колокола, необходимо во многом выйти за рамки традиционной парадиг-

мы музыкально-теоретического мышления, где в качестве элемента принято

рассматривать тон с гармоническим спектром. Когда мы имеем дело с музы-

кой колокольных звонов, в качестве фактурных элементов выступают отдель-

ные спектральные составляющие, вертикаль складывается из обертонов, а бога-

тое темброгармоническое развитие заложено в каждом отдельно взятом звуке.

Важно понимать также, что феномен звуковой индивидуальности колокола

включает в себя не только уникальную тембро-гармоническую структуру в ее

развитии, но и стоящую за ней многоплановую семантику, объединяющую му-

зыкально-эстетическую, историческую и духовно-религиозную компоненты.

Если рассматривать звук колокола только как тон определенной высоты, из поля

зрения уходят многие и многие важные вопросы, касающиеся его спектральной

структуры и тембро-гармонической процессуальности, христианской символи-

ки и художественной семантики. В прошлом эти проблемы решались благодаря

копившейся веками традиционной практике. В наши дни, когда русские звоны

восстанавливаются после десятилетий существования советской власти, дан-

ные вопросы остро нуждаются в научно-теоретическом осмыслении.

Библиографический список содержит 255 наименований, из них 24 – на

иностранных языках.

27

В шести приложениях приводятся материалы акустического экспери-

мента, спектрального анализа, а также данные обо всех колоколах, рассмо-

тренных в ходе исследования и краткие сведения об информантах.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ

1. Климин Е. А. Графическое отображение данных спектрального ана-

лиза как методологическая проблема русской кампанологии //

Известия Российского государственного педагогического университе-

та им. А. И. Герцена № 152 (2012). С. 136-139. (0,43 п. л.)

2. Климин Е. А. Памятник псковского колокольного литья первой поло-

вины XVI в. // Opera Musicologica №4(14), 2012. С. 4-24. (1,42 п. л.)

3. Климин Е. А. Опыт тембровой классификации дореволюционных рус-

ских колоколов // Вестник Православного Свято-Тихоновского гума-

нитарного университета. Серия V. Вопросы истории и теории христи-

анского искусства. 2014. Вып. 4(16). С. 182-203. (1,58 п. л.)

Публикации в других изданиях

4. Климин Е. А. К вопросу музыкально-акустического анализа русских

колоколов // Инструментальная музыка в межкультурном простран-

стве. Проблемы артикуляции / Отв. ред. И. В. Мациевский. СПб., 2008.

С. 32–35. (0,21 п. л.)

5. КлиминЕ.А.Спецификасинтезазвучаниярусскихколоколов//Вопросы

инструментоведения. СПб., 2010. Вып. 7. С. 244–247. (0,19 п. л.)

6. Климин Е. А. Звукоидеал колокола в представлениях современных жи-

телей северо-запада Псковщины // Актуальные проблемы когнитивной

музыкологии. Материалы Международной научно-теоретической кон-

ференции (Санкт-Петербург, 20-21 июня 2011 г.). СПб., 2011. С. 78-80.

(0,15 п. л.)

28

7. Климин Е. А. Старинные колокола в приходах Псковской области:

Проблемы сохранения // IX конгресс этнографов и антропологов России:

Тезисы докладов (Петрозаводск, 4–8 июля 2011 г.). Петрозаводск, 2011.

С.220-221. (0,03 п. л.)

8. Климин Е. А. Колокольные звоны в звуковом ландшафте современного

Пскова и окрестных поселений (по материалам кампанологических экс-

педиций 2010–2011 годов) // Звуки небес. Колокольные звоны в палитре

музыкальной культуры России. Симпозиум в рамках VIII Фестиваля ко-

локольного искусства «Хрустальные звоны» 17-19 января 2012 г. Тезисы

докладов. СПб. – Каргополь, 2012. С. 19-20. (0,07 п. л.)

9. Климин Е. А. Биения в звучании колоколов: мнения русских исследовате-

лей конца XIX – начала XX вв. // Актуальные проблемы когнитивной му-

зыкологии: тезисы и материалы международной научно-теоретической

конференции (Санкт-Петербург, 6 июня 2012 г.) / Российский институт

истории искусств. – СПб., 2012. С. 60-61. (0,1 п. л.)

10.Климин Е. А. Русский колокол середины XVIII в. из собрания Санкт-

петербургского Петропавловского собора // Петербург и национальные

музыкальные культуры. Материалы международного научного сим-

позиума (Санкт-Петербург, 7 июня 2012). Вып. 3. СПб., 2012. С. 35-36.

(0,08 п. л.)

11.Климин Е. А. К проблеме восприятия звуковысотности русских ко-

локолов // Методы в искусстве и методология анализа. Материалы

конф. аспирантов Российского ин-та истории искусств / Ред. сост.

Е. В. Соколова. – СПб. : Российский ин-т истории искусств, 2012. С. 5-10.

(0,31 п. л.)

12.Климин Е. А. К проблеме паспортизации русских колоколов по акусти-

ческим параметрам // Колокольная коллекция. Вопросы комплектования,

описания, хранения и экспонирования : науч.-практическая конферен-

ция 26-28 октября 2012 г. : тез. докл. – Валдай : Валдайский филиал :

Ассоциация колокольного искусства России, 2012. – С. 7-8. (0,06 п. л.)

29

13.Климин Е. А. Декремент затухания как критерий оценки акустических

свойств колокола // Современное искусствознание: термины и поня-

тия: Сборник статей аспирантов. СПб.: РИИИ, 2014. С. 7-10. (0,17 п. л.)

14.Климин Е. А. К вопросу ремесленных связей между русскими и ев-

ропейскими колокололитейными мастерами // У каждой колокольни

свой звон. Региональные и местные традиции звонильной России: те-

зисы докладов симпозиума в рамках X фестиваля колокольного искус-

ства «Хрустальные звоны» (Каргополь, 17-19 января 2014 г.) / науч.

ред. и сост. С. А. Старостенков, И. В. Онучина. СПб.-Каргополь, 2013.

С. 20-22. (0,15 п. л.)

15.Климин Е. А. О настройке колокольных наборов в рамках европей-

ской ладовой системы // Колокол: из прошлого в будущее: материа-

лы науч.-практ. конф. Х Пасхального фестиваля звонарского искусства

Сибири (Новосибирск, 23-24 мая 2014). Новосибирск: Твердый знак,

2014. С. 11-14. (0,28 п. л.)

16.Климин Е. А., Старостенков С. А. Исторический колокол Часовой баш-

ни города Выборга // Колокольная коллекция. Вопросы комплектова-

ния, описания, хранения и экспонирования : науч.-практическая конф.

6-7 июня 2015 г. : тез. докл. – Валдай : Новгородский музей-заповедник

: Валдайский филиал : Ассоциация колокольного искусства России,

2015 – С. 10-12. (0,11 п. л.)

17.Климин Е. А. К проблеме мониторинга микротоновых изменений в зву-

чании колоколов // Колокола: история и современность : материалы

науч. конф., посвященной 25-летию создания Ассоциации колокольно-

го искусства России, 22-23 августа 2014 г. – Ростов : Государственный

музей-заповедник «Ростовский кремль», 2015. – С. 92-104. (0,87 п. л.)

Общий объем опубликованных по теме диссертационного исследования

материалов составляет 6,21 п. л.



Похожие работы:

«Акопян Аргам Виликович Окислительное обессеривание углеводородного сырья пероксидом водорода в присутствии солей переходных металлов 02.00.13 – Нефтехимия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата химических наук Москва – 2015 Работа выполнена на кафедре химии нефти и органического катализа Химического факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования Московский государственный университет имени М.В....»

«ИВАНОВ ЭРНЕСТ СЕРГЕЕВИЧ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ РАБОТЫ КОМПРЕССОРНЫХ СТАНЦИЙ В УСЛОВИЯХ СНИЖЕННОЙ ЗАГРУЗКИ МАГИСТРАЛЬНЫХ ГАЗОПРОВОДОВ Специальность 25.00.19 – Строительство и эксплуатация нефтегазопроводов, баз и хранилищ АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Уфа 2016 Научный руководитель Официальные оппоненты: Китаев Сергей Владимирович доктор технических наук, доцент Калинин Александр Федорович, доктор технических наук, профессор...»

«Данилевич Алина Игоревна НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ В СМЫСЛОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ КОНЦЕПТОСФЕРЫ (на материале фразеологии русского и английского языков) Специальность: 24.00.01 — Теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата культурологии Санкт-Петербург 2015 Марков Александр Петрович, доктор педагогических наук, доктор культурологии, профессор кафедры философии и культурологии НОУ ВПО Санкт-Петербургский Гуманитарный...»





 
© 2015 www.z-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.