авторефераты диссертаций www.z-pdf.ru
БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА
 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

Стремительная трансформация социальной структуры современного

российского общества сформировала новую социальную реальность, в основе

которой лежат новые ценностные ориентиры и правила игры. Социальное

самочувствие россиян испытало значительный шок, оправиться от которого

удалось далеко не сразу. В условиях нарастающей неопределенности люди

пытались отыскать необходимые адаптационные стратегии, которые могли бы

обеспечить им достойный уровень жизни и уверенность в завтрашнем дне.

Особенно сильно происходящие изменения сказались на маргинализации и

дезинтеграции сельском социуме, в котором, по сути, шла борьба за

выживание.

За последние десятилетия в российском селе произошла заметная

перестройка

аграрного

сектора,

породившая

множество

социально-

экономических и демографических проблем. Системные сдвиги в сельском

мире негативно сказались на экономическом дисбалансе между городом и

деревней, вызвали ухудшение качества жизни сельского населения. За время

реформ произошла экономическая дифференциация по степени обладания

властью, экономическим, человеческим и культурным капиталом. Другими

словами, сформировалась новая социальная структура села со своими моделями

поведения1.

Для российского общества на первый план вышла проблема социального

неравенства.2 Стратификационные процессы затронули и молодежную среду.

Неотъемлемым компонентом этих процессов является социальная мобильность

сельской молодежи. Анализ проблем социальной мобильности помогает

оценить характер и масштаб социального неравенства на селе, выявить такие

социально-структурные

процессы,

как

адаптация,

интеграция

и

дифференциация в социальном пространстве сельского мира.

При этом стоит учитывать значение регионального измерения в

исследовании социальной мобильности сельской молодежи, поскольку именно

такой подход позволит оценить специфику социальных перемещений молодых

сельчан в соответствии с особенностями, проблемами и приоритетами развития

конкретного региона. Изучаемый объект анализируется с учетом всех сфер

жизнедеятельности

(экономической,

социальной,

политической,

демографической, экологической и др.), поскольку интенсивность и масштабы

социальной мобильности могут существенно разниться даже между соседними

1

См.: Хагуров А.А. Социология российского села: монография / А.А. Хагуров. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.,

2012. – 390 с.; Нечипоренко О.В. Сельские сообщества изменяющейся России: инновации и традиции / Под ред.

чл.-корр. РАН В.И. Бойко. Новосибирск: Сибирское научное издательство, 2010. – 302 с.; Рефлексивное

крестьяноведение: десятилетие исследований сельской России / Под ред. Т. Шанина, А. Никулина, В. Данилова.

М.: МВШСЭН, «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2002. – 592 с.; Муханова М.Н.,

Жвитиашвили А.Ш., Бессокирная Г.П. Российское село: социально-структурные процессы от прошлого к

настоящему / Под общ. ред. Г.М. Денисовского, А.Ш. Жвитиашвили, М.Н. Мухановой. – М.: Книжный дом

«ЛИБРОКОМ», 2014. – 304 с.

2

См.: Голенкова З.Т. Основные тенденции изменения социальной структуры российского общества в условиях

глобализации и трансформации // Философские науки. 2011. № 4. С. 44-57; Модернизация социальной

структуры российского общества / Отв. ред. З.Т. Голенкова. – М.: Институт социологии РАН, 2008. – 287 с.

3

поселениями, не говоря о существующих различиях между черноземными и

нечерноземными территориями. Именно поэтому мы будем анализировать

специфику

социальной

мобильности

сельской

молодежи

на

примере

конкретного региона (в данном случае Краснодарского края), не оставляя при

этом без внимания те социальные реалии, в которых развивается и

функционирует современная российская молодежь.

Степень разработанности проблемы исследования.

Проблематика социальной мобильности различных групп населения в

современной социологической науке занимает одну из ключевых позиций,

поскольку представляет собой не только важнейший индикатор степени

открытости и подвижности общества, но и проливает свет на особенности

общественного устройства, специфику социального неравенства и классового

расслоения.

Впервые данные вопросы были подняты еще в трудах Платона и

Аристотеля, размышлявших о том, каким же должно быть идеальное общество.

Однако в полной мере предметом научных исследований социальная

мобильность стала лишь с конца XIX – начала XX вв. в трудах российско-

американского социолога П.А. Сорокина, который первым ввел в оборот ряд

ключевых

понятий

и

охарактеризовал

пространственную

ориентацию

мобильности, заложив основы структурной парадигмы в изучении этого

феномена3.

Г. Зиммель в рамках школы формальной социологии большое значение

придавал

физическим

перемещениями

индивидов

в

пространстве.

Он

рассматривал социальную дифференциацию в качестве способа адаптации к

новым

социальным

условиям,

хотя

иногда

и

несущую

в

себе

дезорганизационный

потенциал4.

Немаловажный

вклад

в

понимание

социальной

мобильности

внесли

американские

социологии

С. Липсет5,

Р. Бендикс6 и Г. Зеттерберг7, впервые соединившие в единую систему

структурные характеристики мобильности с понятием «индустриальное

общество». Социальные преграды и барьеры стали предметом исследований

Р. Будона, отмечавшего влияние социального происхождения на мобильность8.

В исследованиях П. Блау и О. Дункана акцент делается на социально-

профессиональной структуре общества, как основном стратификационном

признаке9. Д. Фетерман и Р. Хаузер в рамках критической школы изучали

формы мобильности в зависимости от специфики общественного устройства

того или иного общества10. Социальную мобильность в Великобритании

3

Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество / Общ. ред., сост. и предисл. А.Ю. Согомонов: Пер. с англ. –

М.: Политиздат, 1992. – 543 с.; Сорокин П.А. Социальная мобильность / пер. с англ. М.В. Соколовой. – М.:

Academia, LVS, 2005. – 588 с.

4

5

6

7

Зиммель Г. Большие города и духовная жизнь // Логос. 2002. № 34. С. 23-34.

Lipset S. Social Mobility and Urbanization // Rural Sociology. Volume 20. № 3-4. 1955. p. 220-228.

Lipset S., Bendix R. Social Mobility in Industrial Society. – L.: Transaction Publishers, 1988. – 332 p.

Lipset S., Zetterberg H. A Theory of Social Mobility // Transactions of the Third World Congress of Sociology. – L.:

International Sociological Association, 1956.

8

9

Boudon R. L'Inegalite des Chances. La Mobilite Sociale dans les Societe Industrielle. – Paris: Pluriel, 1985. – 215 p.

Blau P.M., Duncan O.D. American occupational structure. – N. Y.: John Wiley and Sons, 1967.

10

Featherman D.L, Hauser R.M. Opportunity and change. – N. Y.: Academic Press, 1978.

4

исследовал Д. Гласс, пытавшийся выяснить, в какой степени те или иные

факторы влияют на социальный статус и престиж индивида11. В фокусе

внимания британских социологов Р. Эриксона и Дж. Голдторпа находились

механизмы распределения индивидов по тем или иным социальным слоям. При

помощи математических методов они пришли к выводу о существовании

устойчивых форм мобильности, определяемых ими в качестве базовых или

«сердцевинных»12.

В работах П. Бурдье осмысляется проблематика социальной мобильности

базируется на понятии «социального поля», определяемого им в качестве

«структурированного пространства социальных позиций»13. В работах Д. Берто

и И. Берто-Вьям утверждается, что на социальную траекторию индивида

особым образом влияет трансферабельность формы наследства, а эффект

различной «транслятивности» социального статуса проявляется не только в

индивидуальной, но и в групповой социальной мобильности, построении

механизмов защиты от социальной конкуренции, динамике социальных

перемещений в целом14.

В русле функционалистской парадигмы над особенностями перемещения

людей в социальном пространстве работал другой выдающийся классик

социологической мысли Т. Парсонс, в понимании которого мобильность

неразрывно связана с институциальным контекстом. Именно институциальная

теория по его замыслу должна была объяснить, каким образом происходит

распределение индивидов по тем или иным социальным позициям15. С близких

позиций к пониманию мобильности подходит Р. Мертон, считавший, что

социальное

восхождение

или

низхождение

индивида

определяется

непосредственно самой социальной системой и теми возможностями, которые

она предоставляет16. О проблемах социальной мобильности, способах ее

измерения и оценки в рамках своей структурационной теории также

размышлял Э. Гидденс, определявший стратификацию, как структурированные

различия между группами людей. «Общество состоит из слоёв, расположенных

в иерархическом порядке, причём привилегированные слои находятся ближе к

вершине, а непривилегированные внизу»17. О мобильности в пространстве

символов пишет Ж. Бодрийяр, утверждавший, что изменения социальных

позиций индивидов в современном мире напрямую зависят от особенностей

11

12

Social Mobility in Britain / Ed. by D.V. Glass. – L.: Routledge & Kegan Paul, 1954.

Erikson R., Goldthorpe J. H. The constant flux: a study of class mobility in industrial societies. – Oxford University

Press, USA, 1992.

13

Бурдье П. Социология социального пространства / Пер. с франц.; отв. ред. перевода Н.А. Шматко. – М.:

Институт экспериментальной социологии; СПб.: Алетейя, 2007. – 288 с.

14

Берто Д., Берто-Вьям И. Семейное владение и семья: трансмиссии и социальная мобильность,

прослеживаемые на пяти поколениях // Социологические исследования. 1992. № 12. С. 132-140.

15

16

17

Парсонс Т. О социальных системах. – М.: Академический проспект, 2002. – 832 с.

Merton R. Social Theory and Social Structure. – Enl. ed. – N.Y.; L.: Free press: Collier Macmillan, 1968. – 702 p.

Гидденс Э. Социология / При участии К. Бердсолл: Пер. с англ. А.В. Беркова и др. – 2-е изд. полностью

перераб. и доп. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – С. 196.

5

потребления тех или иных товаров или услуг. Брендирование жизни как

демаркация нового социального статуса – такова основная идея Бодрийяра18.

Среди российских исследователей феномен социальной мобильности

представлен в работах М.Н. Руткевича19 и Ф.Р. Филиппова20, анализировавших

динамику социальной подвижности населения СССР на разных этапах

жизненного пути. Крупные исследования различных аспектов социальных

перемещений были представлены в работах В.Н. Шубкина. В частности,

изучались

объективные

и

субъективные

факторы,

влияющие

на

профессиональные

склонности

и

выбор

профессии,

трудоустройство,

мобильность различных групп молодежи21. С близких позиций к вопросу

мобильности подходил М.Х. Титма, изучавший молодежь и советское

студенчество. Мотивы и последствия потоков миграции в сельской местности в

контексте социального расслоения и неравенства российского общества

изучались в трудах известного российского социолога Т.И. Заславской22.

Немалый вклад в понимание социальной мобильности внес Ю.В. Арутюнян,

анализировавший

степень

влияния

на

социальные

перемещения

национальности и социального происхождения в разных социально-этнических

средах23. Уход от определяющей роли пространственного перемещения, а также

понимание социальной мобильности через изменение общественного сознания

наблюдается в работах В.А. Ядова и А.Г. Здравомыслова24.

Следующим шагом в изучении социальной мобильности стал анализ ее

основных характеристик и роли в условиях трансформации социальной

структуры. Так, Л.А. Беляева пишет о слабой социальной мобильности и

консервации социального расслоения в современной России25. В свою очередь

З.Т. Голенкова говорит о динамичности процессов, связанных с объективными

изменениями не только в социальном составе населения, его количественной

трансформации,

но

и

о

значительных

интеграционных

процессах,

о

возникновении новых форм социальной дифференциации, тенденций и

направленности социальной мобильности26. Значимые интерес представляют

работы

российского

исследователя

М.Ф. Черныша,

раскрывающего

особенности соотношения понятий «институт» и «фактор мобильности».

18

Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры / Пер. с фр., послесл. и примеч. Е.А. Самарской.

– М.: Республика; Культурная революция, 2006. – 269 с.

19

20

21

Руткевич М.Н., Филиппов Ф.Р. Социальные перемещения. – М.: Мысль, 1970. – 253 с.

Филиппов Ф.Р. От поколения к поколению: социальная подвижность. – М.: Мысль, 1989. – 237 с.

Чередниченко Г.А., Шубкин В.Н. Молодежь вступает в жизнь (социологические исследования проблем

выбора профессии и трудоустройства). – М.: Мысль, 1985.

22

Заславская Т.И. Социальная трансформация российского общества: деятельно-структурная концепция. – М.:

Дело, 2002. – 568 с.

23

Арутюнян Ю.В. Из истории социологических исследований села // Социальные исследования / под ред.

Н.В. Новикова, Г.В. Осипова, З.А. Янковой. – М.: Наука, 1968. – С. 197-218; Арутюнян Ю.В. Этносоциология:

уч. пос. для вузов. – М.: Аспект Пресс, 1998. – 271 c;

24

Здравомыслов А.Г., Ядов В.А. Человек и его работа в СССР и после: Учебное пособие для вузов. 2-е изд.,

испр. и доп. – М.: Аспект Пресс, 2003. – 485 с.

25

Беляева Л.А. Россия и Европа: структура населения и социальное неравенство (часть 2) // Мониторинг

общественного мнения. № 3. 2010. С. 18-46.

26

Голенкова З.Т. Динамика социоструктурной трансформации в России // Социологические исследования.

1998. № 10. С. 77-84.

6

Ученый делает вывод, что социальная мобильность, по сути, может

происходить по самым разным причинам (уровень развития экономики, тип

стратификации общества, демографические и миграционные факторы, место

жительства, уровень образования, социальный статус семьи, национальность,

физические и умственные способности, личные качества и т.д.), в той или иной

мере влияющих на положение индивидов в сетке социальных координат27.

Существенный методологический вклад в изучение проблем мобильности

внесли работы М.К. Горшкова и Н.Е. Тихоновой, посвященные факторам

социальной стратификации в России28. Вопросы социальной дифференциации и

другие аспекты социальной мобильности также рассматривались в трудах

В.В. Радаева, О.И. Шкаратана29, В.И. Ильина30, Л.А. Гордона31, Г.Г. Силласте32,

П.М. Козыревой33 и др.

Радикальный взгляд на мобильность предлагает Дж. Урри, который

пишет о том, что основу социальной жизни в современном обществе составляет

множество всевозможных мобильностей, образующих в своей совокупности

глобальную сеть взаимодействующих и пересекающихся русел и потоков. В его

понимании именно постоянное движение становится важной формой власти в

мобильных

обществах34.

Близких

позиций

придерживается

М. Шеллер,

писавшая о том, что высокая мобильность и гражданская свобода составляют

сущность «хорошего общества». Кроме того, автор вводит ряд новых терминов,

пополнивших концептуальный аппарат теории социальной мобильности:

«капитал

мобильности»,

«инфраструктура

мобильности»,

«система

мобильности»35.

Тем не менее, несмотря на значительный массив литературы о

социальной мобильности, на сегодняшний момент в России недостаточно работ

раскрывающих специфику социальной мобильности сельской молодежи.

27

Черныш М.Ф. Социальные институты и мобильность в трансформирующемся обществе: Монография. – М.:

Гардарики, 2005. – 254 с.

28

Тихонова Н.Е. Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике. – М.:

РОССПЭН, 1999. – 320 с.; Тихонова Н.Е. Социальная структура России: теории и реальность. – М.: Новый

хронограф: Ин-т социологии РАН, 2014. – 408 с.

29

30

Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. Учебное пособие. – М.: Наука, 1995. – 235 с.

Ильин В.И. Классовая структура: проблема методологии анализа // Рубеж (альманах социальных

исследований). 2000. № 15. С. 86-109; Ильин В.И. Российская глубинка в социальной структуре России //

Журнал социологии и социальной антропологии. 2010. Т. 13. № 4. С. 25-47.

31

Гордон Л.А. Бедность, благополучие, противоречивость: материальная дифференциация в 1990-е годы //

Общественные науки и современность. 2001. № 3. С. 5-21.

32

Силласте Г.Г. Сельская молодежь в лабиринте средств массовой информации: монография. – М.: ИСПС РАО,

2005. – 239 с.; Силласте Г.Г. Изменения социальной мобильности и экономического поведения женщин //

Социологические исследования. 2000. № 5. С. 25-34; Силласте Г.Г. Сельское учительство: образ жизни и

адаптационный ресурс // Социологические исследования. 2002. № 9. С. 50-59; Силласте Г.Г. Влияние СМИ на

жизненные планы сельской учащейся молодежи // Социологические исследования. 2004. № 12. С. 95-102.

33

Козырева П.М. Особенности социальной самоидентификации и субъективной мобильности // Россия

реформирующаяся: Ежегодник – 2003 / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Институт социологии РАН, 2003. С. 127-

144; Козырева П.М. Межпоколенная социально-профессиональная мобильность в постсоветской России //

Социологическая наука и социальная практика. 2013. № 1. С. 60-73.

34

Урри Дж. Мобильности / Пер. с англ. А.В. Лазарева. – М.: Издательская и консалтинговая группа «Праксис»,

2012. – 576 с.

35

Sheller M., Urry J. The new mobilities paradigm // Environment and Planning (A). Volume 38 (2). 2006. pp. 207-

226.

7

Практически

отсутствуют

исследования,

анализирующие

тенденции

трансформации социальной структуры современного российского села и

характеризующие положение молодых сельчан на сельском рынке труда.

Большая часть из существующих работ была опубликована несколько

десятилетий назад еще в советское время (И.Т. Левыкин36, И.М. Слепенков и

В.И. Староверов37, А.С. Кононыгин38, И.Т. Гуцу и С.И. Плаксий39, Э.М. Кац40,

Т.Ф. Логвинова41, А.Л. Маршак42 и др.). Среди недавних исследований стоит

выделить труды В.А. Чигрина, размышлявшего над методологическими

аспектами изучения сельской молодежи43, А.Н. Старик, указывавшей на

механизмы конструирования неравенства между городской и сельской

молодежью44,

Т.Н. Бояк,

писавшей

о

духовно-нравственных

ценностях

сельских молодых людей полиэтнического региона, П.П. Великого46 и А.А.

Хагурова47, анализировавших реалии сельского социума в контексте аграрных

преобразований. В частности, в анализ проблем российского села А.А. Хагуров

вводит концепт человеческого капитала – одну из ключевых парадигм

современного российского дискурса. Категория человеческого капитала

рассматривается им в качестве фактора, структурирующего социальное

пространство российского села48.

Результаты упомянутых исследований свидетельствуют о бесспорной

значимости и актуальности изучения положения современной сельской

45

36

Левыкин И.Т. Сельская молодежь: Социологический очерк. – М.: Институт социологических исследований

АН СССР, 1970; Левыкин И.Т. Динамизм психологии сельской молодежи // Социальный облик сельской

молодежи. – М.: Институт социологических исследований АН СССР, 1985. – С. 141-153.

37

Слепенков И.М. Сельская молодежь. – М.: Знание, 1988. – 62 с.; Слепенков И.М., Староверов В.И.

Социальный портрет современной сельской молодежи // Социальный облик сельской молодежи. – М.: Институт

социологических исследований АН СССР, 1985. – С. 9-42.

38

Кононыгин А.С. Идеологические факторы изменения социального облика сельской молодежи // Социальный

облик сельской молодежи. – М.: Институт социологических исследований АН СССР, 1985. – С. 187-212.

39

Гуцу И.Т., Плаксий С.И. Образ жизни молодежи современного села. Кишинев: Картя Молдовеняскэ, 1984. –

190 с.

40

Кац Э.М. Сельская молодежь: Проблемы выбора профессии. Кишинев, 1981. – 76 с.; Кац Э.М. Социально-

профессиональная ориентация сельской молодежи в условиях агропромышленной интеграции: автореф. …

канд. филос. наук: 09.00.09 / Кац Эсфирь Михайловна. – Москва, 1982. – 22 с.

41

Логвинова Т.Ф. Ценностные ориентации и жизненные планы старшеклассников и выпускников средней

сельской школы и СПТУ // Социальный облик сельской молодежи. – М.: Институт социологических

исследований АН СССР, 1985. – 215 с.

42

Маршак А.Л. Социальные проблемы культурного развития молодежи современного села: автореф. … д.

филос. наук: 09.00.02 / Маршак Аркадий Львович. – М., 1989. – 32 с.; Боровик В.С., Маршак А.Л. Молодежь и

культура села: Учеб. пособие. – М.: ВКШ, 1978. – 90 с.

43

Чигрин В.А. Сельская молодежь: методологические аспекты исследования // Социология: теория, методы,

маркетинг. № 2. 2006. С. 116-132.

44

Старик И.Н. Механизмы конструирования неравенства городской и сельской молодежи: дис. … канд. социол.

наук: 22.00.04 / Старик Ирина Николаевна. – Саратов, 2012. – 185 с.

45

Бояк Т.Н. Русская сельская молодежь полиэтнического региона: трансформация духовно-нравственных

ценностей в условиях становления гражданского общества: на материалах Республики Бурятия и Читинской

области: дис. … д. социол. наук: 22.00.04 / Бояк Татьяна Николаевна. – Улан-Удэ, 2007. – 355 с.

46

Великий П.П. Социальная политика на селе: новые вызовы, старые ограничения // Журнал исследований

социальной политики. Т. 5. № 2. 2007. С. 231-244.

47

Хагуров А.А. Социология российского села: монография / А.А. Хагуров. – 3-е изд., перераб. и доп. – М., 2012.

– 390 с.

48

Хагуров А.А. Человеческий капитал современного российского села // Модернизация социальной структуры

современного российского общества / отв. ред. З.Т. Голенкова. – М.: Институт социологии РАН, 2008. – С. 195-

220.

8

молодежи в условиях непрерывных трансформаций российского села. В новых

социальных условиях важной проблемой становится выявление основных

каналов социальной мобильности молодых сельчан, а также факторов,

определяющих эти перемещения.

Проблема

исследования

заключается

в

противоречии

между

существующими

факторами

и

каналами

социальной

мобильности

и

возможностями их использования сельской молодежью.

Предметная сторона проблемы исследования состоит в выявлении

существующих факторов и каналов социальной мобильности сельской

молодежи, определении существенных параметров, оказывающих влияние на

перемещение молодых людей по социальной лестнице, на их самоопределение,

самореализацию и жизненный путь в условиях современного общества.

Гносеологическая же сторона проблемы заключается в теоретическом

осмыслении проблематики становления и развития сельской молодежи в

условиях

социально-структурной

трансформации

российской

действительности,

определении

основных

форм

мобильности

и,

соответственно, методико-методологических основ ее изучения.

Цель исследования состоит в выявлении и анализе основных каналов и

факторов

социальной

мобильности

сельской

молодежи

(на

примере

Краснодарского края).

Объект исследования: сельская молодежь, как особая социально-

демографическая группа в возрасте от 14 до 29 лет, включающая в себя

учеников старших классов средних образовательных школ, лицеев и

колледжей, учащихся высших учебных заведений, а также работающую

молодежь и временно не занятую. Территориальные границы исследования –

Краснодарский край.

Предмет исследования: каналы и факторы социальной мобильности

сельской молодежи в современной России.

Основная гипотеза исследования состоит в том, что в условиях

трансформации

и

реформирования

российского

села,

изменения

типа

социальной системы, ее структуры и организации произошло формирование

новой адаптивной модели социальной мобильности сельской молодежи,

позволяющей наиболее эффективно реализовывать жизненную стратегию

молодого человека. При этом традиционные способы перемещения молодых

сельчан утратили свою эффективность, все большее значение приобретают

новые гибридные формы, факторы и каналы социальной мобильности, так или

иначе обеспечивающие перемещение индивидов в обществе. В то же время

молодежь зачастую предъявляет завышенные требования к условиям и оплате

труда, нежелание самореализовываться в сельскохозяйственной сфере, а в

выборе профессий и специальностей исходит из личных предпочтений и

возможностей, но не из реальных потребностей рынка труда.

Исходя из этого, были сформулированы три группы частных гипотез:

К первой группе гипотез были отнесены вопросы, связанные с

использованием сельской молодежью тех или иных каналов социальной

9

мобильности. Делается предположение, что сельская молодежь в силу особых

условий

трансформирующейся

сельской

действительности

существенно

ограничена в возможностях использования и выборе различных каналов

социальной мобильности. В силу этого молодые сельчане практикуют

комбинированные или гибридные способы перемещения в социальной

иерархии,

сочетая

традиционные

(институциализированные)

каналы

продвижения

с

неформальными

практиками,

обеспечивающими

гарантированную реализацию задуманной стратегии. При этом каждой

реальной группе сельской молодежи будет соответствовать своя модель

социальной

мобильности,

отличающаяся

лишь

набором

инструментов,

последовательностью их применения и эффективностью.

Далее были выдвинуты идеи, связанные с влиянием на социальную

мобильность сельской молодежи различных внешних (объективных) факторов.

Предполагалось, что во многом масштабы и интенсивность социальных

перемещений молодых людей связаны с социально-экономической ситуацией

конкретного региона, с состоянием сельского рынка труда, а также со

спецификой культуры, политическими и духовными условиями существования

молодых сельчан.

Следующий блок гипотез касался специфики влияния на социальную

мобильность сельской молодежи личностных (субъективных) факторов.

Делается предположение, что именно от личной мотивации индивида, его

потребностей, установок на успех и на достижение желаемых целей, его

ценностных ожиданий и ориентаций зависит, насколько эффективно сможет

реализовать себя человек и найти свое место в социальной иерархии общества.

Исходя из сформулированных гипотез, для достижения поставленной

цели предполагалось решение следующих исследовательских задач:

– На основе существующих теоретико-методологических подходов к

изучению

социальной

мобильности

провести

комплексный

анализ

используемых сельской молодежью каналов перемещения в социальном

пространстве в условиях социально-структурной трансформации современного

российского общества.

– Проанализировать, в какой степени на социальную мобильность

сельской молодежи влияют внешние (объективные) факторы, связанные с

социальной средой, в которой проживает индивид, и выявить существующие

трудности и барьеры, ограничивающие доступность для молодых людей тех

или иных ресурсов.

– Выяснить, каково влияние личностных (субъективных) факторов на

характер социальной мобильности молодых сельчан, а также определить,

существует ли корреляция между внутренними ресурсами индивида и уровнем

его мобильности.

Теоретико-методологические основания исследования.

В

основе

диссертационного

исследования

лежит

комплексный

полипарадигмальный подход и общенаучные методы изучения процессов

социально-структурных изменений, позволяющие с различных сторон изучить

10

характер и особенности социальной мобильности современной сельской

молодежи.

В работе использованы труды зарубежных и отечественных авторов,

раскрывающих взгляд на различные аспекты социального неравенства,

стратификации и социальной мобильности. Особое значение придается

исследованиям в области социологии молодежи и социологии села.

Для анализа процессов социальных перемещений и их сущностных

оснований применялись следующие подходы: структурно-функциональный –

Т. Парсонс, Р. Мертон и др. (при анализе основных элементов сельского

социума в их взаимосвязи и взаимодействии с другими составляющими

социальной системы); структуралистско-конструктивистский подход П. Бурдье

(с одной стороны, при оценке различных обстоятельств, оказывающих влияние

на индивидов, а с другой – на их способность и предрасположенность к тем или

иным действиям); теория рационализации и «понимающая социология»

М. Вебера (при рассмотрении и анализе социальных действий индивидов);

теории социальной адаптации (У. Томас, Ф. Знанецкий, Г. Тард, Р. Парк,

Л. Уайт и др.); концепция глобализации и глокализаци Р. Робертсона (при

анализе воздействия глобальных цивилизационных процессов на характер

социальной мобильности на локальном уровне); теория социальных изменений

Р. Мертона, П. Штомпки; теории социальной мобильности П. Сорокина,

С. Липсета и Р. Бендикса, Г. Зеттерберга, Д. Фетермана и Р. Хаузера, Р. Будона,

Д. Гласса, Р. Эриксона и Дж. Голдторпа, Ж. Бодрийяра и др.

Во многом теоретико-методологическим основанием диссертационной

работы послужили исследования трансформации социальной структуры

М.К. Горшкова,

З.Т. Голенковой,

Е.Д. Игитханян,

Т.И. Заславской,

Н.Е. Тихоновой, М.Ф. Черныша, В.И. Ильина, Л.А. Беляевой, В.А. Ядова и др.

Существенное влияние на методологию исследования оказали работы,

демонстрирующие

особенности

изучения

молодежной

проблематики

(Ф.Р. Филиппов, М.Н. Руткевич, В.Н. Шубкин, М.Х. Титма, В.И. Чупров,

Ю.А. Зубок,

Д.Л. Константиновский,

Г.А. Чередниченко

и

др.).

При

исследовании сельского социума значительную помощь оказали труды

А.А. Хагурова, Т. Шанина, А.М. Никулина, Т.Г. Нефедовой, О.В. Нечипоренко,

В.А. Чигрина, Т.Н. Бояк, П.П. Великого и др. При подготовке эмпирического

раздела

диссертации

использовались

работы

И.Ф. Девятко,

В.А. Ядова,

Г.Г. Татаровой, В.В. Семеновой, Е.Ю. Рождественской.

Эмпирическую

базу

исследования

составили

данные

Росстата,

собственного авторского исследования каналов и факторов социальной

мобильности сельской молодежи Краснодарского края в июне-июле 2014 г.,

позволившие

провести

полноценный

анализ

социальных

перемещений

молодых сельчан, оценить ценностные и миграционные установки, социальное

положение, отражающее уровень и качество их жизни. Исследование включало

в себя два этапа: на первом этапе применялись качественные методы –

полустандартизированное интервью с представителями сельской молодежи с

применением

типологической

выборки,

направленной

на

выявление

11

максимально возможного числа вариаций модели (N=31); на втором этапе –

анкетный опрос представителей сельской молодежи из разных статусных групп

(школьники, учащиеся лицеев, колледжей, специалисты и безработные) с

применением типологической выборки, сформированной методом доступных

случаев (N=400).

Кроме того, в диссертационной работе использовались результаты

исследовательского

проекта

«Взаимодействие

городских

«дачников»

творческих и интеллектуальных профессий с местным сельским сообществом

(на примере Угорского проекта в Костромской области)» (руководитель

Н.Е. Покровский)49, проведенного при непосредственном участии автора в

августе 2014 г. в Мантуровском районе Костромской области. Было проведено

44 глубинных интервью с местными жителями, в том числе и с

представителями сельской молодежи. Ряд вопросов в интервью был посвящен

проблеме

социальной

мобильности

молодых

сельчан,

их

жизненным

стратегиям, образовательным и трудовым установкам.

Важным источником стал вторичный анализ данных социологических

исследований, проводившихся в России в период с 2010 по 2015 годы (данные

Института социологии РАН, «Российского мониторинга экономического

положения и здоровья населения НИУ-ВШЭ (RLMS-HSE)» и др.), а также

метод анализа статистических данных (социально-статистический подход),

базировавшийся на анализе данных государственной статистики (Росстата),

опубликованных

в

сборниках

Федеральной

службы

государственной

статистики и на официальном сайте.

Научная новизна диссертационного исследования.

Научные задачи, обозначенные в диссертации, характеризуются новизной

в

силу

фактического

отсутствия

подобного

рода

исследований,

ориентированных на сельскую молодежь, и определяются, с одной стороны,

недостаточной разработанностью данной проблематики как в отечественной,

так и в мировой социологической литературе, а с другой стороны, социальными

процессами, происходящими в современном российском обществе. Проведение

комплексного анализа стартовых возможностей сельских молодых людей в

сфере трудовой деятельности, определение основных проблем и барьеров, с

которыми

сталкиваются

молодые

сельчане

при

самоопределении

и

самореализации, выявление существенных характеристик и взаимосвязей,

устойчивых практик, позволяющих индивидам ориентироваться в социальном

пространстве и перемещаться по социальной лестнице, выделение основных

каналов и факторов социальной мобильности сельской молодежи позволит

расширить понимание трансформационных процессов, происходящих на селе, а

также даст возможность на основе полученного исследовательского комплекса

управлять, моделировать и прогнозировать те или иные социальные изменения.

49

Исследование осуществлено при поддержке Фонда социальных исследований «Хамовники», грант № 2014-

002 «Взаимодействие городских дачников творческих и интеллектуальных профессий с местным сельским

сообществом (на примере Угорского проекта в Костромской области)».

12

Таким образом, научная новизна диссертационного исследования

заключается в постановке, обосновании и решении задач по определению

основных каналов и факторов социальной мобильности сельской молодежи и

раскрывается в следующих позициях:

– с авторских позиций проведен теоретико-методологический анализ

проблематики социальной мобильности сельской молодежи России в условиях

социально-структурной трансформации современного сельского социума, а

также выявлены каналы и факторы социальной мобильности;

процессы

социальной

мобильности

сельских

молодых

людей

рассмотрены с учетом специфики конкретного региона: проанализировано

социально-экономическое положение территории, состояние регионального

сельского рынка труда, существующая инфраструктура, жизненные условия, а

также демографическая составляющая, позволяющая оценить существующие

человеческие ресурсы на селе, а также определить основные тенденции его

развития;

по

итогам

проведенного

эмпирического

социологического

исследования выделены, по-новому систематизированы и проанализированы

основные

каналы

социальной

мобильности

молодых

сельчан

с

комбинированным применением различных социологических практик;

– в рамках авторской позиции выделены и описаны особенности

воздействия на социальную мобильность сельской молодежи внешних

(объективных) факторов, обусловленных социальной средой, в которой

функционирует индивид, также отмечены существующие трудности и барьеры,

ограничивающие доступность молодым людям тех или иных значимых

ресурсов;

– рассмотрены и проанализированы личностные (субъективные) факторы,

определяющие характер социальной мобильности молодых сельчан, отмечены

роль и значение стиля и образа жизни, мотивации и нацеленности на успех.

Положения, выносимые на защиту, выработаны, исходя из теоретико-

методологического анализа и проведенного социологического исследования, с

использованием

количественной

и

качественной

методологии

и

сформулированы следующим образом:

1. Формирование жизненных стратегий сельской молодежи происходит в

условиях неравного доступа к использованию различных каналов социальной

мобильности. Во многом это обусловлено спецификой социальной сельской

среды, в которой функционирует индивид. Социальная среда задает общий фон

мобильности

и

представляет

собой

комплекс

объективных

факторов

(социально-экономических, социально-демографических, культурных и т.д.),

влияющих на социальное положение индивида и эффективность его действий.

2. Особенности социальной мобильности сельской молодежи во многом

складываются под влиянием ряда субъективных факторов, включающих

личные усилия и мотивацию человека к изменению своего социального

положения. Именно от воли и активности индивида, его жизненных установок,

13

миропонимания, стиля жизни, социального капитала и его общего бэкграунда

во многом будет зависеть движение в системе социальных координат.

3. Молодежь села выбирает те или иные каналы социальной мобильности,

исходя

из

собственных

критериев

успешности.

При

этом

важными

мотивирующими факторами, задающими уровень активности индивида,

выступают

их

основные

жизненные

ценности.

Однако

в

условиях

неопределенности и возрастающих рисков молодежь села ищет такие способы

адаптации к меняющимся условиям, которые могли бы быть действительно

эффективными. Выход они находят в комбинированных или «гибридных»

способах социальной мобильности, при которых сочетаются несколько каналов

продвижения в социальной иерархии.

4. Доминирующая роль в комбинированных каналах мобильности

принадлежит неофициальным или неинституциализированным практикам с

опорой на неформальные и латентные связи, поскольку среди сельской

молодежи доминируют убеждения о высокой эффективности таких скрытых

схем построения карьеры. При этом высокая доля непризнанных обществом

способов решения жизненных вопросов индивидов позволяет говорить не

только о значительных патологических процессах, протекающих внутри села,

но и о некоторой иллюзорности официально одобряемых каналов социальной

мобильности.

5. На социальную мобильность молодых сельчан оказывают влияние и

региональные особенности и условия, поскольку в каждом конкретном регионе

будет свой набор факторов, определяющих жизненные позиции индивида. Во

многом именно

локальными

особенностями

(инвестиционный

уровень,

состояние инфраструктуры, капитал мобильности, демографические процессы,

специфика рынка труда) будут задаваться социальные перемещения и

доступность тех или иных жизненных ресурсов, что по большому счету и

определяет дифференциацию индивидов на стратификационной шкале.

Научно-практическая значимость исследования определяется его

целями и задачами и заключается в создании общей описательной модели

социальной мобильности сельской молодежи, раскрывающей особенности их

перемещения в социальной иерархии, с выделением значимых связей, каналов

и факторов, определяющих роль и место данной группы в социальной

структуре региона. При этом модели социальной мобильности будут

рассматриваться через измерение объективных и субъективных поведенческих

практик, ценностных и профессиональных установок молодежи в сельской

местности. Выделение наиболее эффективных каналов перемещения молодых

людей с учетом специфики данного региона позволит найти оптимальные

формы сохранения и развития человеческих ресурсов на селе. Другими

словами,

теоретическая

значимость

диссертационного

исследования

определяется

актуальностью

фундаментального

анализа

социальной

мобильности сельской молодежи в России.

Практические результаты работы могут применяться в разработке

оригинальной методологии и методики социологической оценки мобильности

14

сельской молодежи, позволяющей изучить ценностные установки молодежи в

сельской местности, выявить как положительное, так и отрицательное

воздействие поведенческих практик на процессы миграции в сельских районах,

что может быть использовано для разработки государственных программ по

поддержке и развитию села. Полученные теоретические и практические

выводы будут также являться определенным приращением знания в теории

социальных институтов. Материалы диссертации могут быть использованы для

подготовки учебных курсов по социологии села, социологии молодежи,

социологии труда, разработки методических пособий по изучению социальной

структуры России, в лекционных курсах.

Апробация итогов исследования.

Основные

теоретические

положения

и

выводы

диссертационного

исследования изложены автором в 6 статьях (в том числе в 4 статьях в

журналах из списка ВАК РФ), общим объемом 4,3 п. л., а также докладывались

автором на конференциях различного уровня: Международном молодежном

научном

форуме

«Ломоносов-2013»

(Россия,

г. Москва,

2013 г.);

VIII

Международной

конференции

«Сорокинские

чтения»:

«Социальное

неравенство как глобальная проблема современности» (Россия, г. Москва,

2013 г.); Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные

проблемы

современного

социокультурного

пространства»

(Россия,

г. Краснодар,

2014 г.);

Четвертой

международной

научно-практической

социологической конференции «Продолжая Грушина» (Россия, г. Москва,

2014 г.); IX Международной научной конференции «Сорокинские чтения»:

«Приоритетные направления развития социологии в XXI веке: К 25-летию

социологического образования в России» (Россия, г. Москва, 2014 г.); Первой

Международной научной конференции «Трансформация идеи гражданского

общества в контексте социальных изменений» (Россия, г. Белгород, 2014 г.);

Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы

социологии молодежи, культуры, образования и управления» (Россия,

г. Екатеринбург,

2014 г);

V

Международной

научной

конференции

«Социальная география, социобиология и социальные науки: моделирование и

прогностика процессов развития регионов Ближнего Севера России» (Россия,

д. Медведево,

2014 г.);

XIV

Международной

научно-практической

конференции молодых ученых «Векторы развития современной России»

(Россия, г. Москва, 2015 г.).

Структура диссертации.

Работа состоит из введения,

2 глав, заключения, библиографии и

приложений. В первой главе рассмотрены теоретико-методологические

принципы изучения социальной мобильности сельской молодежи в условиях

структурных

трансформаций

российского

общества,

также

отмечена

значимость регионального измерения социальных перемещений молодых

сельчан.

Во

второй

главе

анализируются

результаты

проведенных

эмпирических исследований, выделяются основные каналы социальной

мобильности сельской молодежи, рассматриваются факторы и значимые

15

Основное содержание работы.

Во

введении

обосновывается

актуальность

темы

исследования;

определяется степень научной разработанности проблемы; раскрываются цель,

задачи, формулируются объект и предмет исследования, основные положения

диссертации, выносимые на защиту; указываются научная новизна и

практическая значимость работы, гипотезы исследования, методологические

принципы, а также эмпирическая база исследования.

В первой главе «Теоретико-методологические подходы к изучению

социальной мобильности сельской молодежи» закладываются теоретические

основы для изучения и анализа особенностей социальных перемещений

молодежи

современного

российского

села,

рассматриваются

ведущие

зарубежные и отечественные подходы к пониманию процессов социального

расслоения и неравенства в период масштабных системных преобразований.

Кроме того, выделяются и анализируются наиболее существенные условия и

факторы, которые в той или иной степени оказывают воздействие на положение

индивида в социально-стратификационной системе; дается описание основных

способов и каналов социальной мобильности, которыми может воспользоваться

молодежь для повышения своего социального статуса. Помимо этого,

обсуждается

роль

регионального

влияния

на

процессы

социальных

перемещений индивидов.

В первом параграфе

«Основные подходы к изучению социальной

условия, определяющие движение молодых людей в иерархии социальных

позиций.

мобильности

в

мировой

социологической

литературе»

подробно

описывается

и

обосновывается

использование

ряда

теоретико-

методологических принципов и направлений в изучении процессов социальной

мобильности молодежи, в том числе и из сельской местности. В частности,

указывается на то, что трансформация российской действительности породила

ряд противоречий и проблем, связанных с пониманием механизмов и

особенностей перемещений различных групп населения в социальном

пространстве. В этом смысле, крайне актуальными становятся проблемы,

связанные с экономикой села, с его человеческими ресурсами, с сельской

молодежью, поскольку именно с ней связывают будущее сельских территорий.

Поэтому исследование тех проблем, с которыми сталкиваются молодые люди

при самоопределении и самореализации, при выборе жизненных стратегий, а

также при определении способов и каналов перемещения в социальном

пространстве становится важным источником понимания трансформационных

процессов, происходящих на селе.

Так, в параграфе было отмечено, что социальные перемещения

индивидов

(согласно

концепции

П.А. Сорокина)

носят

не

только

пространственный

характер

(т.е.

вертикальная

и

горизонтальная

направленность), но и связаны со спецификой потребления – символическая

мобильность. Всякие социальные перемещения обусловлены характером той

социальной среды, в которой функционирует индивид. Социальная среда задает

16

общий фон мобильности и представляет собой комплекс объективных факторов

(социально-экономических, социально-демографических, культурных и т.д.),

влияющих на социальное положение индивида и эффективность его действий.

Анализ социальной мобильности сельской молодежи не может не

учитывать характер взаимодействия между городом и деревней. В трудах

М. Вебера, К. Маркса, Г. Зиммеля, Э. Дюркгейма, Ф. Тённиса, Р. Рэдфилда

сформулированы два основных подхода к пониманию этого взаимодействия -

дихотомический

и

континуальный.

Для

России

характерен

скорее

дихотомический контекст, объясняющий особенности процесса социальных

перемещений в российском обществе.

При анализе социальной мобильности акцент сделан на ресурсном

подходе, предполагающем наличие или отсутствие у индивидов доступа к тем

или иным общественно-значимым источникам социального возвышения. В

частности, рассматривая идеи П. Бурдье, Э. Соренсена, Д. Груски, а также

отечественных

исследователей

Т.И. Заславской,

Н.Е. Тихоновой,

О.И. Шкаратана, В.В. Радаева и др., отмечается, что от особенностей

принадлежащих индивиду ресурсов во многом зависит и специфика его места в

социальной структуре общества. Иначе говоря, обладание различными

ресурсами и капиталами становиться необходимым условием для социальной

мобильности, а их отсутствие приводит к ее торможению.

Во втором параграфе «Каналы и факторы социальной мобильности

российской молодежи в контексте основных типов взаимодействия города

и села» раскрывается роль социальных институтов при перемещении

индивидов в социальном пространстве в контексте дихотомического и

континуального подходов к взаимодействию города и села. Движение людей в

обоих направлениях лестницы социальных позиций происходит через те или

иные каналы социальной мобильности, роль которых и выполняют социальные

институты

общества.

Изучение

сущности

социальной

мобильности

в

институциальном контексте позволяет адекватно объяснять и анализировать

изменения в социальной структуре общества, а также выступает надежным

инструментом

понимания

различных

тенденций

и

процессов

трансформирующейся реальности. Подчеркивается, что социальные институты

обеспечивают возможность перемещения молодых людей в социальном

пространстве. Функция институтов двояка. С одной стороны, они обеспечивают

регулирование потоков социальной мобильности, а с другой, играют роль

фильтра,

отсеивающего

по

тем

или

иным

признакам

индивидов

и

распределяющего их по социальным позициям, на которые они могут

претендовать.

В данном

параграфе отмечается, что функционирование социальных

институтов происходит в условиях общества риска, характеризующегося

повышенной неопределенностью и непредсказуемостью в действиях и

поведенческих

стратегиях,

что,

затрудняет

возможность

восходящих

перемещений в социальном пространстве. В результате у молодежи падение

интереса

к

легитимным

каналам

мобильности

актуализирует

роль

17

государственная служба, социальные сети, связи и т.д.

Фактором социальной мобильности мы назвали

любое событие,

единичный случай или процесс, а также ряд социальных условий и

обстоятельств, оказывающих качественное воздействие на индивида и

определяющих его перемещение в социальной структуре. В качестве таких

факторов могут выступать уровень развития экономики, тип стратификации

общества,

различные

социальные

потрясения,

демографические

и

миграционные факторы, место жительства, уровень образования, социальный

статус семьи, национальность, физические и умственные способности, личные

качества, стиль жизни, мотивация и т.д. При этом было выделено три основных

уровня воздействия: факторы макроуровня, связанные с типом общественного

устройства,

культурой,

политической

системой;

факторы

мезоуровня,

определяемые особенностями функционирования конкретных социальных

институтов; факторы микроуровня, связанные с деятельностью человека.

В третьем параграфе «Особенности аграрного рынка труда и

социальной мобильности сельской молодежи» особо подчеркивается роль

регионального измерения процессов социальной мобильности, поскольку в

каждом конкретном регионе набор факторов, определяющих жизненные

позиции индивида, будет иметь свои особенности и характеристики. Во многом

именно локальными особенностями будут задаваться условия социальных

перемещений и доступность тех или иных жизненных ресурсов, что по

большому

счету

и

определяет

дифференциацию

индивидов

на

стратификационной шкале. В этом смысле, изучение локальной специфики

региона становится необходимым условием для понимания жизненных

стратегий индивидов и определения типов их социальной мобильности.

При этом в параграфе делается акцент на региональной специфике рынка

труда.

От

того,

в

какой

степени

существующая

система

занятости

удовлетворяет реальные потребности и запросы молодых работников, зависят

потоки и направленность движения рабочей силы. Сельский трудовой рынок во

многом ограничен: как в условиях работы, в заработной плате, в видах

деятельности, так и в количестве самих рабочих мест. В силу чего наблюдаются

тенденции оттока сельской молодежи в более перспективные районы,

предоставляющие более широкие возможности для самореализации. При этом

иногда молодежь села может обращаться к нестандартным временным формам

занятости, которые на первых этапах могут служить источником материальных

доходов.

18

нелегитимных и неинституциализированных способов продвижения в иерархии

социальных позиций.

Под каналами социальной мобильности мы будем понимать селективно

действующие институциализированные и неинституциализированные пути и

способы изменения социального положения индивида в сетке социальных

координат. При этом такими каналами могут являться система образования,

семья, рынок труда, армия, спорт, религия, политическая активность,

Кроме

того,

рассматриваются

также

основные

экономические и

социальные проблемы современного российского села, изучили роль и

состояние

человеческого

капитала,

который

во

многом

определяется

демографическими процессами, развитостью инфраструктуры, культурным

уровнем и т.д.

Во второй главе «Специфика социальной мобильности сельской

молодежи в Краснодарском крае» на основе эмпирических данных

рассматриваются особенности социальных перемещений молодых сельчан в

иерархии социальных позиций. Прежде всего, определяются основные каналы

и механизмы социальной мобильности сельской молодежи, раскрываются их

сущностные особенности, доступность и эффективность функционирования.

Кроме того, выделяется ряд значимых объективных факторов, оказывающих

непосредственное воздействие на социальное положение индивидов, а также

раскрывается сущность субъективных (личностных) факторов, задающих

характер социальной мобильности индивида.

В частности, в параграфе «Основные каналы социальной мобильности

сельской молодежи» отмечается, что понимание и выделение основных

способов и путей социальной мобильности возможно лишь с учетом тех или

иных стремлений молодых сельчан, их установок, связанных с собственным

будущим. При этом критерии успешности по-сельски становятся во многом

важными

индикаторами,

позволяющими

оценить

уровень

личностных

притязаний индивида, а также потенциал его мобильности. По сути,

устанавливается, что различные типы сельской молодежи могут вкладывать

совершенно противоположный смысл в понятие успеха. Однако от этого будет

зависеть и выбор того или иного канала социальной мобильности, который с

большей эффективностью сможет реализовать жизненную стратегию индивида,

изменить его социальное и статусное положение.

В параграфе также рассматриваются и основные жизненные ценности

молодежи села, которые, по сути, выступают важными мотивирующими

факторами, задающими уровень активности индивида. Подчеркивается, что

ценность социального возвышения является определяющей в реализации

жизненных стратегий сельской молодежи, поскольку в определенной мере

обеспечивает стабильное существование и уверенность в завтрашнем дне.

Высокий статус в социальной структуре общества обеспечивает наиболее

благоприятную позицию в распределении материальных благ. Этим и

объясняется

желание

основной

части

молодежи

на

первых

этапах

самореализации занять более высокое место в социальной иерархии.

Подчеркивается, что если раньше гарантировать то или иное будущее

сельской молодежи могла в определенной степени распределительная система,

то теперь индивид действует в условиях риска, что не самым лучшим образом

отражается на эффективности его социального роста. Отмечается, что даже

несмотря на ясное видение желаемого будущего, большинство молодых

сельчан не способно выработать четкого плана действий для достижения своей

мечты. В силу этого появляются комбинированные или «гибридные» способы

19

социальной

мобильности,

среди

которых

есть

нелегитимные

каналы

продвижения в социальной иерархии. Их наличие существенно ослабляет

официальные каналы

социальной мобильности

и, в

конечном

счете,

дезинтегрирует легитимный институциональный порядок.

Во

втором

параграфе

«Объективные

факторы

социальной

мобильности сельской молодежи» изучаются ключевые факторы и условия

социальной среды, во многом определяющие перемещения молодых сельчан в

системе социальных позиций. Зачастую доступность тех или иных каналов

социальной

мобильности

может

определяться

именно

воздействием

специфических

условий

сельской

местности,

развитостью

ее

инфраструктурных

составляющих,

обеспечивающих

комфортное

существование индивида, состоянием рынка труда и рядом других социально-

экономических и демографических факторов. В общем и целом, объективные

факторы, обуславливающие социальную мобильность сельской молодежи в

современной России, представлены на рисунке 1.

Рисунок 1. Объективные факторы, обуславливающие социальную мобильность

сельской молодежи современной России

Тем не менее, современная молодежь, живущая на селе, рассчитывает в

жизни, прежде всего, на себя и своих родителей. Выбор образования,

профессии, места жительства сельская молодежь осуществляет, исходя из

собственных возможностей, реальной ситуации, возможностей родителей,

20

надеясь преимущественно не на государство, а на собственные силы. В этом

смысле, роль семьи трудно переоценить, поскольку именно там закладывается

будущий вектор социального движения молодых людей. Одним из таких

направлений выступает установка на переезд в город, которая поддерживается

и массово транслируется в молодежной среде села. Именно миграция

становится значимым условием для успешной самореализации сельской

молодежи, причем не обязательно в город. В качестве условия успешного

трудоустройства рассматривается также переезд и в ближайший районный

центр, где хоть в какой-то мере существуют реальные возможности для

развития.

По данным проведенных исследований, большинство сельской молодежи

имеет

низкие

стартовые

возможности

для

успешной

самореализации.

Жизненные траектории сельской молодежи во многом зависят от особенностей

социальной адаптации индивидов, от их способности умело ориентироваться в

новых условиях. Окунувшись же в городскую среду, часть сельской молодежи

не справляется с ее требованиями и возвращается обратно в сельскую

местность, в которой уже с гораздо более высокими шансами на успех. Так или

иначе,

такие

адаптационные

возможности

формируются

обычно

под

воздействием института семьи и системы образования.

Анализируются также проблемы в социальном и профессиональном

становлении современной сельской молодежи, которые возникают в условиях

нестабильной

работы

агропредприятий,

кризисного

состояния

производственной и социальной сфер села, системной деградации сельского

социума.

В

третьем

параграфе

«Субъективные

факторы

социальной

мобильности сельской молодежи» социальные перемещения индивидов

рассматриваются в зависимости от того, какими мотивами руководствуется

человек при реализации свои жизненных планов, какие потребности и интересы

имеют для него ключевое значение.

В

современных

рыночных

условиях

именно

индивидуальные

характеристики, мотивы, ценности и установки становятся решающими в тех

или иных ситуациях. В любом случае, если человек хочет совершить акт

социальной мобильности, он должен быть готов и морально, и психологически

к смене своего места жительства, работы, привычного распорядка дня, а иногда

и к длительным расставаниям с родными и близкими.

От того, насколько выражена у молодого человека установка на

изменения, уход или отказ от старых и традиционных схем самоактуализации, в

какой степени делается акцент на оригинальные и нестандартные способы

мышления, креативность и поиск нового, зависит мобильность индивида. У

него быть потребность своего статуса.

Поэтому при анализе социальной мобильности сельской молодежи важно

учитывать не только степень социально-экономического развития конкретного

аграрного региона, специфику и особенности рынка труда, доступность

получения

образования,

уровень

благосостояния

и

дохода

семьи,

21

мобильности

молодежи.

объясняет потребность в построении типологии сельской

Диссертант выделил следующие

типы. 1.

«Фронтирщики». Им

свойственна высокая мобильность, стремление к освоению новых мест. Они

характеризуются активной жизненной позицией, открытостью к переменам и

сильной мотивацией на успех. Представителям этой группы не страшны какие-

либо препятствия, встречающиеся на их пути, они с легкостью находят

оптимальные способы решения своих проблем. В их ценностной системе

присутствуют элементы, не свойственные традиционному сельскому укладу.

«Фронтирщики» выстраивают свое поведение в логике городской жизни,

стараясь по максимуму использовать весь имеющийся спектр возможностей.

Они еще не городские, но уже и не сельские жители. Для этой группы сельской

молодежи характерен высокий уровень социальной мобильности, связанный со

значительным повышением социального статуса (восходящая мобильность)

2. «Ведомые». Они не определились в своих профессионально-

образовательных планах, однако идея переезда в город твердо закрепилась в их

сознании. Их модель «бегства из села» условно можно назвать навязанной,

поскольку молодежь не в полной мере осознает значение принимаемых ими

решений, действует скорее по схеме, принятой от родителей или ближайшего

окружения. Вследствие некоторой пассивности и несамостоятельности этому

типу сложно адаптироваться к новым условиям жизни, они плывут в рамках

общего течения, у них нет завышенных личностных притязаний, и обычно

довольствуются тем, чего уже смогли добиться в рамках усвоенных моделей

поведения. У этой группы молодежи также преобладают восходящие формы

социальной мобильности, тем не менее, в силу относительно низких

адаптационных возможностей высок риск «снижения» на шкале статусных

позиций.

3.

«Преданные».

Они

обладают

схожими

характеристиками

по

активности и целеустремленности с «фронтирщиками», однако реализовать

свой потенциал они хотят не в городе, а в родной для себя сельской среде. При

этом на первых этапах своего жизненного пути такие молодые люди

отправляются в город за образованием, за налаживанием определенного круга

связей и знакомств, которые в дальнейшем станут для них важным подспорьем

в развитии своего дела на селе. Они ищут любые возможности для роста,

вкладывая свои знания и опыт в перспективные, по их мнению, сферы

сельского социума.

4. «Типичные». Их характеризует адаптивная модель поведения. Это

сельчане не в первом поколении и они не стремятся покидать сельские районы,

22

национальность и т.д., но также понимать, как и почему молодой человек

использует или игнорирует возникающие перед ним жизненные возможности,

какое содержание он вкладывает в понятие жизненный успех, по каким

критериям оценивает собственное социальное положение, какие ценностные и

профессиональные установки имеют для него приоритетное значение.

Значимость

мотивационных

ресурсов

в

процессах

социальной

именно они составляют большинство сельской молодежи. В силу тех или иных

причин, такие молодые люди в большей степени, чем остальная молодежь,

привязаны к селу. Для них по большей части характерен крайне низкий уровень

социальной мобильности с незначительными изменениями социального

статуса. Им по душе спокойная деревенская жизнь, они верят, что и в таких

условиях можно быть успешным и счастливым. Для них невыносим шум

столиц, высокий ритм жизни и суета. Хотя при этом они прекрасно осознают

все тяжести сельской жизни, но такой уклад привычнее, а значит и правильнее.

5. «Исключенные». Это наиболее инертный и пассивный тип молодых

селян, испытывающий затруднения с поиском адекватных и надежных

способов преодоления жизненных проблем и трудностей, можно назвать своего

рода «пасынкам фортуны» с регрессивно-неадаптивной моделью поведения.

Для этой группы молодежи села характерны нисходящие формы социальной

мобильности, либо полное ее отсутствие (нулевая мобильность). В этом случае

не приходится говорить о жизненных устремлениях, карьерных планах или о

какой-либо мобильности. Асоциальный образ жизни становится привычным,

изменить который представляется подчас делом невозможным. Из таких

молодых людей зачастую пополняется «социальное дно» села.

Рисунок 2. Субъективные факторы, обуславливающие социальную мобильность

сельской молодежи современной России

23

Так или иначе, именно внутренние факторы определяют особенности

социальных перемещений сельской молодежи (см. Рисунок 2). В зависимости

от того, какими мотивами руководствуется человек при реализации свои

жизненных планов, какие потребности и интересы имеют для него ключевое

значение, будет формироваться и его жизненные стратегии. Так или иначе,

даже имея доступ к определенным каналам социальной мобильности, индивид

далеко не всегда будет их использовать. Это означает, что при всем влиянии на

социальную мобильность объективных факторов, окончательное решение

принимается индивидом, исходя из собственного мировоззрения, а также

советов родителей и референтных групп, обеспечивающих необходимую

поддержку в условиях неопределенности и возрастающих рисков.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования,

сформулированы выводы, имеющие теоретическое и практическое значение,

высказана точка зрения относительно общей модели социальной мобильности

сельской молодежи. Кроме того, намечены перспективы дальнейшего изучения

проблематики.

Основные публикации по теме диссертации.

В изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Сушко

П.Е.

Социальная

мобильность

сельской

молодежи:

институциальный аспект // Теория и практика общественного развития. № 8.

2013. С. 113-115. – 0,4 п. л.

2. Сушко

П.Е.

Самореализация

молодежи

сельского

региона:

особенности, состояние, перспективы // Вестник Российского университета

дружбы народов. Серия: Социология. № 8. 2013. С. 148-156. – 0,7 п. л.

3. Сушко П.Е. Стиль жизни как фактор социальной мобильности сельской

молодежи // Теория и практика общественного развития. № 12. 2014. С. 30-33. –

0,4 п. л.

4. Сушко П.Е. Сельская молодежь Ближнего Севера: основные типы и

характеристики

//

ПОИСК:

Политика.

Обществоведение.

Искусство.

Социология. Культура: научный и социокультурный журнал // М.: МГУ ПС

(МИИТ), 2015. – Вып. 3 (50). – С. 106-112. – 0,5 п. л.

В других изданиях:

5. Сушко П.Е. Современная

молодежь аграрного региона механизмы

адаптивного поведения (по материалам фокус-групповых дискуссий) //

Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-

2013» / Отв. ред. А.И. Андреев, А.В. Андриянов, Е.А. Антипов, К.К. Андреев,

М.В. Чистякова. [Электронный ресурс] – М.: МАКС Пресс, 2013. – 0,2 п. л.

6. Сушко П.Е. Социальные реалии и профессиональные установки

сельской молодежи в современной России // Социальное неравенство как

глобальная проблема современности: VIII Международная конференция

«Сорокинские чтения – 2013»: Сборник тезисов. – М.: МАКС Пресс, 2013. –

С. 250-251. – 0,2 п. л.

24

7. Сушко П.Е. Особенности самоопределения и самореализации сельской

молодежи Краснодарского края: возможности и риски // Актуальные проблемы

современного социокультурного пространства: сб. науч. тр. по материалам

Всерос. науч.-практич. конф. / под ред. В.В. Шалина. – Краснодар: КубГАУ,

2014. – С. 495-500. – 0,4 п. л.

8. Сушко

П.Е.

Современная

сельская

молодежь:

механизмы

самореализации // Четвертая

международная

научно-практическая

социологическая конференция «Продолжая Грушина». 27-28 февраля 2014 г. –

Материалы конференции – М: ВЦИОМ, 2014. – С. 473-475. – 0,2 п. л.

9. Сушко П.Е. Особенности анализа социальной мобильности сельской

молодежи: основные параметры // IX Международная научная конференция

«Сорокинские чтения»: Приоритетные направления развития социологии в XXI

веке:

К

25-летию

социологического

образования

в

России.

Сборник

материалов.

Электронное

издание.

М.:

Издательство

Московского

университета, 2014. – С. 717-719. – 0,2 п. л.

10. Сушко П.Е. Сельская молодежь в поисках социального лифта:

социальные реалии, возможности и риски // Трансформация идеи гражданского

общества в контексте социальных изменений: сборник статей по материалам

первой Международной научной конференции. НИУ «БелГУ», 30 октября 2014

г. / отв. ред. Ю.А. Зубок. – Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2014. – С.

163-167. – 0,5 п. л.

11. Сушко П.Е. Сельская молодежь в поисках социального лифта:

возможности и риски // Актуальные проблемы социологии молодежи,

культуры, образования и управления: материалы всероссийской научно-

практической конференции (Екатеринбург, 28 февраля 2014 г). В 4 т. Том I /

под общ. ред. Ю.Р. Вишневского. Екатеринбург: УрФУ, 2014. – С. 154-158. –

0,3 п. л.

12. Сушко П.Е. Стиль жизни современной сельской молодежи: проблема

выбора // Материалы V Международной научной конференции «Социальная

география, социобиология и социальные науки: моделирование и прогностика

процессов развития регионов Ближнего Севера России» (2-4 мая 2014 г.). – М.:

Грифон, 2014. – С. 100-104. – 0,3 п. л.

25



Похожие работы:

«ЛАВРИШИН Владимир Иванович ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ОРКЕСТРОВОГО ИСПОЛНИТЕЛЬСТВА НА РУССКИХ НАРОДНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ В ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ 17.00.02 – Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Магнитогорск – 2015 Имханицкий Михаил Иосифович, доктор искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ, профессор ФГБОУ ВПО Российская академия музыки им. Гнесиных Варламов Дмитрий Иванович, доктор искусствоведения, профессор,...»

«ШЕДЬКО ВАРВАРА ВАЛЕРЬЕВНА СТРОЕНИЕ И ВАСКУЛЯРИЗАЦИЯ ОРГАНОВ ГРУДНОЙ КОНЕЧНОСТИ РЫСИ ЕРВАЗИЙСКОЙ НА НЕКОТОРЫХ ЭТАПАХ ПОСТНАТАЛЬНОГО ОНТОГЕНЕЗА 06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных АВТОРЕФЕРЕТ диссертации на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук Санкт-Петербург 2015 Петербургская медицины. Официальные оппоненты: Салаутин Владимир Васильевич государственная академия ветеринарной доктор ветеринарных наук...»

«Крайнова Ирина Валерьевна РАЗРАБОТКА И ИДЕНТИФИКАЦИЯ МАТЕМАТИЧЕСКИХ МОДЕЛЕЙ ТЕПЛОПЕРЕНОСА В ЭКРАНО-ВАКУУМНОЙ ТЕПЛОИЗОЛЯЦИИ КОСМИЧЕСКИХ АППАРАТОВ Специальность 01.04.14 – Теплофизика и теоретическая теплотехника АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук Москва 2015 Ненарокомов Алексей Владимирович Просунцов Павел Викторович доктор технических наук, Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, профессор кафедры...»





 
© 2015 www.z-pdf.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.